Menu
SF

Подсчет ущерба

2020 год был непростым для всех. Мало кто смог остаться при том же финансовом положении, что и до пандемии, а тех, кто преуспел – единицы. Для Кыргызстана прошедший год оказался еще страшнее, потому что инвесторов, которые и так не особо активничали после кризиса, отпугнула еще и революция. С чем же мы пришли в 2021-й?

Коронавирус, маловодье и запреты

Январь начался позитивно. Власти запустили программу помощи населению. Правда, коснулась она не всех, а только заемщиков, чей кредит не превышает 100 тысяч сомов. 

– Это должно позволить активизировать экономическую деятельность. Правительство уверено, что у него хватит денег на такую помощь. А воспрявшие духом предприниматели помогут бюджету страны, – рассказывает руководитель отдела управления экономической политикой при Министерстве экономики Насирдин Шамшиев.

Ровно год назад, в январе, начали звучать первые тревожные прогнозы. Тогда фермеры столкнулись с тем, что многие страны закрывают границы. В первую очередь это сделал Китай, где и произошла первая коронавирусная вспышка. Из-за этого многие фермеры не смогли купить семена, швейники остались без фурнитуры, рынки оказались парализованы. 

– Мы не могли начать посевную. А потом еще и морозы пришли. Помните, когда был разгар локдауна у нас, в Чуйской области, выпал снег. Весной. Много урожая спасти не удалось. Потом стало еще тяжелее – мы не могли продать и вывезти то, что с трудом вырастили, – вспоминает фермер Руслан Цуров. 

Работники сельского хозяйст­ва добавляют, что после этого началось засушливое лето, когда за воду приходилось едва ли не драться. Многие поля попросту засыхали, растения горели под солнцем без влаги. 

– Несмотря на все сложности и карантин, фермеры Кыргызстана экспортировали на 220 тысяч тонн больше сельхозпродукции, чем в 2019 году, – подчеркивают статисты Министерства экономики. 

Активнее всего из Кыргызстана вывозили фасоль. Фермеры Таласа тогда, по их словам, заработали столько, что многие смогли позволить себе купить элитные квартиры в Бишкеке. 

– У меня пятьдесят гектаров земли засеяно фасолью. Я больше ничем не занимаюсь – мне хватает прибыли. Еще мой отец говорил, что фасоль – самый экспортируемый продукт. От малины и клубники можно отказаться в голодные времена, а на фасоль, наоборот, возрастает спрос, когда настают тяжелые моменты и кризисные ситуации. Да и в обычной жизни она всем нужна, круглый год. Еще думаю растить картофель и кукурузу – их тоже хорошо берут, – рассказывает фермер Мансур Давуров из Таласа. Он на встречу приехал, к слову, на внедорожнике 2018 года. Говорит, купил сразу, как открыли границы между городами Кыргызстана. 

Вот только с кукурузой многие фермеры теперь связываться не хотят. Минсельхоз запретил ее вывоз, чтобы обеспечить продбезопасность. И есть те, кто из-за этого решил больше в злаковые не вкладываться. 

– Мне невыгодно продавать ее здесь. Наше население бедное, много платить не сможет. Получается чуть больше, чем себестоимость продукта. Хорошей прибыли на местном рынке не получить, а ради маленькой стараться не хочется. Думаю, картошку сажать. Ее, вроде бы, можно вывозить, – продолжает тему другой фермер Джумаш Айдаров. 

По официальным данным, Кыргызстан экспортировал около пяти тысяч тонн кукурузы. Но, как выяснило Минэкономики, на самом деле эта цифра намного больше. 

– Чтобы защитить население страны, мы приняли такие меры. Прежде чем сделать этот шаг, все изучили, других вариантов не было. Но надо понимать, что в этой отрасли много системных проблем, которые еще предстоит решать, – заявил Тилек Токтогазиев, министр сельского хозяйства.

Останется ли золото?

Кстати, Токтогазиев, который теперь отвечает за развитие сельского хозяйства, пришел в ведомство благодаря еще одному потрясению, которое оставило большой шрам на экономике страны. В кресло его посадили после активного участия в революции прошлого года. В результате этого события многие и без того напуганные инвесторы решили покинуть страну. Вместе с ними начался и отток населения. 

Среди тех, кто напуган, и «Кумтор» – самый крупный инвестор страны. За годы своего существования компания сделала 4 миллиарда долларов отчислений. «Кумтор» привык договариваться с местным населением. Но сейчас они всерьез задумались, стоит ли вкладывать деньги в развитие рудника. Он работает уже более 30 лет. И по данным специалистов, в 2023 году предусмотрено завершение эксплуатации. Еще три года добытую руду можно будет перерабатывать. До всех потрясений шли разговоры о том, что при правильной геологоразведке и подходе работу рудника можно продлить на несколько лет и дотянуть едва ли не до 2040 года. Сейчас такие разговоры прекратили. 

– Экспорт золота выручил нас в прошлом году. Он вырос на 30% – и это спасло бюджет. Инвестор внес 10 миллиардов сомов в виде налогов. Надеемся, что в следующем году заработает Джеруй. Тогда положение дел улучшится, – добавляет руководитель отдела управления экономической политикой при Министерстве экономики Насирдин Шамшиев.

Приток инвестиций до революции составлял 300 миллионов долларов, отток после нее был гораздо выше. ВВП сразу же упал более чем на 8%. Для экономики Кыргызстана это был худший год за всю историю независимости страны. 

Границы на замке

Митинги в прошлом году, к слову, были явлением нередким. До этого на акции протеста выходили работники рынков, которые не могли ни принять, ни отправить товары. Казахстан регулярно закрывал границы, а правительство нашей страны не могло с ним договориться. Как результат – бюджет страны снова трясло. 

– Наши дела ужасны. Мы сначала не могли получить товар, потом получили его на три месяца вперед – чтобы закрыть грядущий сезон, но вместо этого власти закрыли нас. Мы не могли торговать. Да и покупать было некому. Все сидели без работы, мы – без покупателей. Я торгую школьной формой. Плачу каждую ночь. Потому что, когда всем разрешили начать работать, школы не открывали, мой товар никто не брал. Были дни, когда я и мои дочери ели лепешку с водой, и ту в долг, жить не на что до сих пор, – рассказывает продавец рынка «Дордой» Татьяна Ивановна. 

Сейчас фуры через границы пропускают, но проблемы не решены. Большая часть товара проходит гораздо позже срока. 

– Наверное, нас в 10-15 раз медленнее пропускают. Причины разные: то досмотры, то ПЦР-тест требовали, то какие-то документы дополнительные. Очень сложно ездить, не смотря на ЕАЭС. Может быть, даже сложнее стало, – жалуется Владимир, который уже второй день стоит в очереди у границы. 

По данным экспертов, сейчас розничная торговля Кыргызстана сократилась минимум на 20%. Но данные еще не точные. Бытует версия, что реальная цифра больше.

– Мы пропустили сразу три сезона: весенний, когда нас не пускали на работу, летний, когда мы не смогли отгрузить товар в Россию, и осенний, когда у людей не было денег, а детей не пускали в школы, – рассказал заместитель директора швейного предприятия Антон Павленко.

Все швейные цеха закрыли в марте, а открыли только в сентябре. Но даже после этого объемы экспорта были меньше предыдущих на 45%. 

Аутсайдеры года

Пострадал и строительный сектор экономики.

– Наш шеф говорит, что мы уже не стремимся заработать – хоть бы на рынке остаться. Говорят, арматура стала дороже, а завозить сложнее. Мы с ребятами собираемся уезжать. Недавно видели объявление, что в Россию требуются строители, хотим отправиться туда всей бригадой. Жилье, проезд и питание оплачивает работодатель, а зарплата выше. У нас же ситуация страшная. Я вижу, как замораживают строительные проекты один за другим. Много моих коллег остались без работы и денег, – делится строитель Азамат. 

В Бишкеке на данный момент более 140 строительных компаний. 30% из них, по неофициальным данным, уже разорились. Эту цифру косвенно подтверждает Минэкономики. Хуже дела обстоят только у гостиниц и отелей. Они потеряли минимум 45% доходов. Многие закрылись. Выжили те, кто ориентирован на внутреннего туриста и находится вблизи курортных мест. 

Делать прогнозы на 2021-й не решается никто. Коронавирус еще не побежден, а в конце прошлого года в Лондоне появился новый штамм. Бизнес замер в страхе, люди стараются экономить каждую копейку. 

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us