Menu

Где сыр в масле катается?

В цеху прохладно, пахнет свежей закваской. Технолог говорит, так и должно быть. Сыр еще зреет в специальных комнатах. Даже не верится, что все это стояло без дела больше десяти лет. Сегодня работа кипит пока только в трех цехах. Но скоро к ним присоединятся еще два. Всему этому по­способствовали российские инвесторы, которые думали, как работать в условиях всемирного эмбарго мировых держав. Ответ неожиданно нашелся в Токмоке.

Открытие молокозавода не стали отменять даже из-за карантина. В самый разгар пандемии коронавируса изготовили первую головку сыра.

– Раньше молокозавод был крупнейшим в области, потом обанкротился. В прошлом году появились российские инвесторы, которые вложили два миллиона долларов в его реабилитацию. Деньги пошли на ремонт зданий, было модернизировано оборудование. Мы надеемся вернуться к тому объему продукции, который был в лучшие времена существования этого завода, – делится планами директор завода Светлана Хрипкова.

Ее цель – сделать так, чтобы в следующем году каждая семья Кыргызстана могла купить в любом магазине головку токмокского сыра.

– Думаю, наша продукция будет пользоваться спросом. Сыр качественный, вкусный, – говорит мастер склада готовой продукции Ольга Махнева.

За новым кыргызстанским сыром уже выстроилась очередь. Товар разой­дется по всем странам ЕАЭС, договоренности уже есть. В день со склада отгружают до 500 килограммов продукта. Хранятся сыр и масло при температуре минус 22 градуса – это важно для того, чтобы иметь в запасе месяц на продажу. Но обычно все раскупают гораздо быстрее.

– Сейчас заключаем контракты. Наш сыр по особой технологии заменит зарубежный продукт, к которому привыкли в России. Пробную часть товара уже отправили. Надеемся окупить все траты на реабилитацию завода за три года, – продолжает директор завода.

Рабочие рады, что могут вернуться на прежние места. Они трудились здесь одиннадцать лет назад, до банкротства завода. Восстанавливать его помогали 12 человек из прежнего коллектива. Перед запуском они трое суток не уходили из здания, настраивали оборудование. Теперь тут трудится сто человек. А в будущем их станет в шесть раз больше.

– Техническое открытие мы сделали во время карантина – 1 апреля. Тогда же сварили первую партию сыра и поставили его вызревать. Решили, что не стоит откладывать. Наоборот, когда многие предприятия закрылись, людям нужна была работа, – рассказала директор завода Светлана Хрипкова.

Молоко на заводе принимается каждый день. Местные фермеры, когда только узнали, что завод реабилитирует, начали подстраиваться под его потребности. Для них большая удача, когда есть такой крупный заказчик, потерять его нельзя.

– Молоко принимаем у наших крестьян, оно местное. Немного снизилась цена в последнее время, но за счет больших объемов фермеры не ушли в убыток. Зато стоимость нашего продукта стала ниже, – рассказывает Хрипкова.

Но не стоит думать, что ради помощи местному населению на заводе идут на какие-то уступки. Все строго. Первое время было много отказов. Решили, что лучше сократить производство, чем принимать неподходящее сырье. Сейчас все наладилось, фермеры подстроились под строгие требования завода.

– Бывает, приносят молоко с повышенной кислотностью. Не принимаем – назад отдаем, оно быстро свернется. Первое время просили принять по старой дружбе многие поставщики – наши знакомые, но мы отказывали. Берем только лучший продукт, – рассказывает лаборант Оксана Борисова.

Сейчас активно работают три цеха: сливочный, сырный и масленый. В скором времени запустят еще два: цех тетрапака и сухого молока. Их открытие задерживается из-за того, что детали для оборудования должны были приехать из России, а границы закрыты.

– На заводе делают четыре вида сыров. Но один из них пока не попробовал никто. Он сделан по французской технологии, ждем, когда созреет. Сырное производство очень трудоемкое, поэтому и продукт этот недешевый, – продолжает рассказывать Светлана Хрипкова.

Начальник сырного цеха Тамара Кирьянова работала на заводе, когда еще при СССР. Сейчас варит свой новый шедевр. Пока она дает очередные указания, мы пытаемся узнать секрет кыргызстанского сыра.

– Любить надо! Вот и весь секрет. Сыровар во многом опирается на интуицию, – говорит женщина.

Не в каждой сыроварне можно сделать продукт, который подойдет для замены швейцарского сыра. Наша страна в этом плане выиграла за счет географии – особые горные травы, которые употребляют наши коровы, помогают получить особое молоко, из которого получается особый сыр.

– Сыровар не имеет права на ошибку. Понять, что что-то пошло не так, можно лишь спустя время, когда сыр созреет. Иногда этот процесс занимает долгие месяцы. Сыр любит внимание. Каждый имеет свой рецепт и технологию приготовления, – продолжает Кирьянова.

Закваска – вещь капризная. От нее зависит вкус и качество сыра. Но у каждого мастера есть свой рецепт, который полностью не раскрывают даже ученикам завода, пришедшим сюда постигать профессию. Их могут лишь натолкнуть на мысль, все остальное полет творчества. А потому сыр получается разный, но непременно вкусный. А самая тайная вещь – рассол, в котором выдерживают сыры.

– Есть понятие «элитная» группа сыра. Она вызревает чуть дольше. И наш сможет удивить всех. Потребителю пока доступны не все виды наших сыров. Некоторые будем продавать только за рубежом. Другие – эксперементальные. Что-то еще зреет. Но все они – это большая ставка на будущее, – продолжает тему директор завода Светлана Хрипкова.

Пробовать сыр на заводе рекомендуют с закрытыми глазами. Так вы сможете по-настоящему почувствовать аромат и вкус. Причем тут как с вином: сначала стоит понюхать, потом положить в рот, дать немного растаять на языке и потом проглотить. Дегустация сыра – дело тонкое. Однако результат может понять каждый – если не захотелось откусить второй раз, то это не ваш сыр.

Еще один показатель хорошего сыра – его пластичность. Закрутите ломтик вокруг пальца. Хороший сыр не трескается и не ломается.

Сыр – это лучший мост между странами. Так говорят в Токмоке. Тут своим сыром гордятся.

– Мы узнаем наш сыр из тысячи. Я до сих пор могу определить, на нашем заводе сделан сыр или нет, даже этикеток не надо, – рассказывает местная жительница Елена.

Нововведения не испортили традиционый вкус сыра и улучшили жизнь работников завода. Сейчас здесь большая часть работы автоматизирована – есть специальные отгрузчики, аппараты для прессовки, резрезки, пакуют тоже при помощи техники.

Всего завод планирует выпускать пять тысяч тонн готового продукта в месяц. Большая часть молока, сыра и масла отправится в страны ЕАЭС, но часть из него уже сейчас можно купить на прилавках Кыргызстана.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us