Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Своя кожа дороже

Раньше кожаные изделия кыргызского производства распространялись по всему СССР. Современная промышленность в основном представлена средними и малыми частными предприятиями. Как правило, они производят небольшие объемы по предзаказу. Поэтому себестоимость местной кожи и изделий из нее высокая. Собственная кожпродукция широкого потребления неконкурентноспособна даже на внутреннем рынке: ее вытеснил дешевый китайский импорт. Однако кожевенники республики заняли свою нишу в изготовлении эксклюзивных изделий.

Чтобы сохранить производство

Кожевенному заводу им. М. В. Фрунзе (нынче ОАО «ОККО») исполнился 91 год. Когда-то предприятие было самым крупным в отрасли. Здесь выпускалась мягкая юфтевая кожа, жесткая шорно-седельная и сыромять. В 1941 году на заводе начали шить снаряжение для фронтовиков: патронташи, полевые сумки, ремни, портупеи, кобуры. Позже производство перешло на гражданский ассортимент. В советские годы на кожзаводе работало до 6 тысяч человек. Сегодня здесь занято всего 40 заводчан.

– Сейчас мы за год выделываем столько кож, сколько в былые годы за день. Если раньше ежемесячно обрабатывалось до 40 тысяч бычьих шкур, то сейчас не больше тысячи. Тем не менее, завод остается самым крупным отраслевым производ­ством в республике. Мы единственные делаем шорно-седельную кожу, сыромятину для сбруи и технужд, а также жесткий чепрак, используемый для стелек и низа обуви, – говорит гендиректор завода Улан Асанканов, показывая склад готовой продукции.

Сухое, проветриваемое помещение буквально завалено различными кожами. В основном они натурального светло-бежевого цвета. Но есть небольшое количество насквозь прокрашенных коричневых и черных кож. Такой материал отлично подходит для изготовления ремней. Даже глубокие царапины на изделии будут практически незаметны, потому что нижние слои кожи надежно пропитаны краской. Кожгалантереи на складе нет. Это направление производства завод полностью закрыл.

– Нет смысла в конвейерном производстве сумок. Из-за дорогой зарубежной фурнитуры себестоимость нашей галантереи выходила в несколько раз выше розничной цены китайских аналогов. Мы стали неконкурентоспособны. И с этим ничего не сделать: границы открыты, товар из Китая, Кореи и Турции идет сюда большим потоком, в том числе неконтролируемой контрабандой, – объясняет Асанканов. – Мы рады тому, что вообще до сих пор поддерживаем производство.

Кстати, «чтобы выжить», руководство бывшего государственного завода запустило попутные направления по работе с металлом. При этом большую часть зданий на заводской территории арендуют швейные цеха. Непосредственно отдел по производству кожи сейчас законсервирован – работает он только в теплый сезон.

– До марта часть разнорабочих уходит на наши попутные направления. А пенсионеры-технологи, проработавшие на кожзаводе по 35-40 лет, зимой отдыхают. Ветераны производства – основа кожевенного дела, и, к сожалению, им нет достойной смены, – разводит руками глава завода.

Ценный продукт

Сегодня бывший завод Фрунзе выпускает примерно 1,2 миллиона квадратных дециметра кожи в год. Несмотря на трудности и разруху, предприятие сохранило техпроцесс выделки натурального материала и гарантирует качество продукта.

– Наши кожи ценятся, благодаря плотной структуре и свойству восстанавливать форму. Кроме того, в производстве мы минимально используем хром, соединения которого могут быть токсичны. Мягкость и эластичность материалу придаем с помощью растительных и животных жиров, – рассказывает Улан Асанканов.

Пластичность натурального материала высоко оценили ортопеды соседнего Казахстана. Сегодня они закупают основную часть продукции кожзавода и используют ее в изготовлении протезов. А однажды представитель дома моды Calvin Klein заинтересовался продукцией и заказал у завода разовую поставку. Но, со слов Асанканова, авиаперевозка «сделала заказ золотым», и американская корпорация отказалась от дальнейшего сотрудничества с кожевенниками Кыргызстана. Впрочем, последние находят сбыт небольших партий и на мест­ном рынке. По данным Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования (ГКПЭН) Кыргызстана, завод реализует в республике 20% своей продукции.

В стране есть еще несколько кожевенных производств. Они изготавливают юфтевую кожу и полуфабрикат вет-блю – так называемую сырую кожу. Китай и Пакистан – основные клиенты на местное кожсырье. Иностранные компании дорабатывают полуфабрикат и зачастую возвращают его в ЕАЭС, в том числе Кыргызстан, уже в виде готовой продукции.

Штучный товар

По словам главного специалиста отдела легкой промышленности и прочих отраслей ГКПЭН Шамсии Кенжебаевой, всего за 9 месяцев 2019 года в стране произведено кожи, изделий из нее и обуви на сумму 292,9 миллионов сомов.

– Производство выросло на 13% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, – дополняет специалист. – Однако экспорт и импорт легкой промышленности, в том числе кожи и изделий из нее, в целом упал.

Возможно, что рост показателей кожевенной отрасли связан с «эффектом низкого старта», когда изначальные объемы производства настолько невелики, что любое незначительное изменение сильно влияет на статистику. Ведь производство кожи, изделий из нее и обуви занимает всего 0,2% от всего объема промышленности Кыргызстана. При этом в 2016 году к кожевенной отрасли республики добавилось современное производство обуви. Предприятие собиралось делать качест­венную обувь по приемлемым для кыргызстанцев ценам, чтобы конкурировать здесь с китайскими и турецкими производителями. В 2017 году Российско-кыргызский фонд развития подписал договор о финансировании фабрики. А по факту, сколько обуви производит новая фабрика, неизвестно. На соответствующий вопрос представители компании отвечать отказались, сославшись на конфиденциальность данной информации. Однако стало известно, что сейчас предприятие работает по предварительному заказу, как и большинство местных отраслевых производств.

Данил (публиковать свою фамилию респондент отказался) и его родители уже почти 20 лет шьют кожаную обувь для повседневной носки. У семейного подряда есть постоянные клиенты, предпочитающие обувь отечественного производства импортной. Однако потребителей такой продукции немного.

– В день наш небольшой цех производит примерно 10 пар обуви, в месяц – около 300. Как правило, весь этот объем раскупается, – делится Данил. – Рынок в Кыргызстане небольшой, поэтому мы особенно не стремимся нарастить производство. А за рубеж, где много крупных конкурентов, вывозить нашу продукцию бессмысленно.

По словам собеседника, таких небольших цехов в республике много, и далеко не все из них работают официально. Интересно другое:отечественные производители обуви используют в основном импорт­ную кожу.

– 30% кож берем здесь, остальное заказываем из Китая, Казахстана и России. Качество местной кожи не очень высокое, много материала идет в брак. Куда проще купить идеальную кожу современной выделки из Поднебесной, – считает Данил.

Искусство для президентов

Необычный художник Шералы Сооронбаев делает из кожи произведения искусства. Натуральный материал служит ему холстом, на котором мастер с помощью тиснения создает объемные изображения.

– Это полотно называется «Рассказ охотника», его размер примерно два метра на 90 см. На такие большие картины уходит три месяца. Заказчику она обойдется примерно в 100 тысяч сомов, – говорит художник. – Цена зависит не только от размера полотна, но и от сложности узора. Например, на этой картине поменьше, где изображен самурай, очень много мелких деталей, и каждую приходится тщательно прорабатывать.

Сначала художник делает эскизы, потом лепит картину из пластилина, чтобы передать объем, и только после этого выполняет в коже. Изображение наносятся на предварительно вымоченное гладкое полотно исключительно вручную с помощью скульптурных стеков. Для сюжетов Сооронбаев использует зарисовки из народного эпоса «Манас». Есть также сугубо авторские сюжеты в абстрактном стиле. Для тонкой работы художника необходимы самые качественные материалы.

– Годится только ровная шорно-седельная кожа без царапин и рубцов. Я покупаю ее на старых заводах Кыргызстана, где сохранены качество и технология выработки, – делится мастер.

Персональные выставки Шералы Сооронбаев редко устраивает. Его картины расходятся быстрее, чем накапливается достаточное их количество для экспозиции.

Кстати, мастерство художника уже оценили первые лица соседних государств. Картины Шералы Сооронбаева в качестве подарка вручены главам Китая, России, Казахстана и Таджикистана во время одного из саммитов ШОС. А недавно полотно «Самурай» преподнесли премьер-министру Японии Синдзо Абэ.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us