Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Из Кыргызстана с иголочки

Сегодня одежду с биркой «Сделано в Кыргызстане» с удовольствием покупают и носят в России, Казахстане и Таджикистане. Она стала популярна благодаря оптимальному соотношению цены и качества. Для республики текстильно-швейное производство стратегическое, так как входит в пятерку экономико-образующих сфер деятельности. Об успехах, трудностях и перспективах швейной отрасли «Мегаполису» рассказал президент Ассоциации «Легпром» Сапарбек Асанов. Кстати, он сам носит костюмы отечественного производства. Сапарбек Жекшебаевич с гордостью показывает лейбл кыргызской фирмы на подкладке своего пиджака, демонстрируя безукоризненный крой и ровный шов – стежок к стежку.

Отшиваем-отправляем

– Какие объемы производит легкая промышленность республики?

– По итогам 7 месяцев этого года произведено одежды на 3 миллиарда 594 миллиона сомов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем увеличился более чем на 1,2 миллиарда сомов. Индекс физического роста составил 122%. Это общие цифры по текстильному, швейному производству, а также изготовлению кожаных изделий и обуви. Текстильное производство дало хороший прирост: за 7 месяцев прошлого года произвели на 219 миллионов сомов, в этом году – на 575 миллионов. В швейной промышленности в 2017 году произведено на 1 миллиард 937 миллионов сомов, в этом – на 2 миллиарда 927 миллионов. Индекс физического роста здесь составил – 126%.

– Чем вызван такой рост?

– Кыргызстан – это маленький рынок сбыта, и более 90% нашей продукции идет на экспорт. Хотим мы или нет, но цены на продукцию, сами оборотные сред­ства связаны с курсом доллара, с его отношением к рублю, сому. В результате валютных скачков покупательская способность пошатнулась. А товар, как известно, определяет потребитель. Если же на рынке нет спроса, то производитель не будет работать на склад. В 2013 году производство в нашей легкой промышленности пошло на спад. На 2015 год пришелся пик спада. Но, начиная с 2016, идет подъем производства.

– То есть объемы увеличились из-за роста потребности?

– Естественно. После вступления в ЕАЭС и валютных скачков страна прошла адаптацию. Не согласен с тем, что это нам повредило. Я занимаюсь этим сектором с 2001 года. С тех пор мы наладили легальный экспорт швейной продукции. И тогда, и сейчас мы выдерживали технический регламент экономического союза. Поэтому за это время мы заняли на рынке хорошую нишу.

– Куда экспортируется кыргызстанская одежда?

– Наш стратегический рынок – Россия и Средняя Азия. 60-70% продукции уходит в Россию. Сегодня охвачено уже 54 города РФ. Второе место по экспорту занимает Казахстан, третье -Таджикистан. Сейчас налаживается экспорт в Узбекистан и Туркменистан. От 5 до 10% продукции оседает в Кыргызстане. В среднем ежегодно производится около 100 миллионов единиц одежды. Для нашей страны это много.

От цеха до «Технополиса»

– Швейные производства у нас в основном небольшие и мелкотоварные. Поэтому нашим производителям сложно конкурировать с другими игроками на большом рынке ЕАЭС. Как решается эта проблема?

– Мне кажется, что мелкотоварность сыграла в нашу пользу. Наши предприятия, как правило, средние и малые. Поэтому они очень мобильны, способны чутко прощупать рынок и потенциального потребителя. Наши производства практически за один день могут переключиться на модель одежды и ткань, которые только что выбросили на рынок. Крупные предприятия не могут работать так оперативно: пока они среагируют, выстроят всю технологическую цепочку, модель уже потеряет актуальность. Как раз благодаря мобильности, наши швейники удерживают свои твердые позиции на рынке.

Но в то же время весь мир, и Россия в том числе, стараются убирать стихийные рынки. Происходит постепенный переход на торговые сети. Поэтому в крупных российских городах строят большие торговые комплексы – моллы. Плюс развивается сетевая торговля. Возможность включиться в этот процесс нашим компаниям дают крупные международные выставки. С 2007 года мы организовали участие наших производителей на московских выставках «Рослегпром». Это крупнейшая площадка, на которой подписываются контракты с торговыми сетями. В начале сентября 17 швейных предприятий из Кыргызстана там участвовали. Торговые сети заинтересовались нашим производством. Поэтому кыргызстанские швейники начинают укрупняться, увеличивают производственные мощи, из мелкотоварности поэтапно переходят в ранг средних предприятий. Сейчас у нас 100-150 человек создают предприятие для того, чтобы работать с крупными сетями.

– Сапарбек Жекшебаевич, вы давно говорите о создании промышленной зоны для швейников. На каком этапе этот проект сейчас?

– Нужно укрупняться, чтобы выходить на большие заказы. Поэтому мы с 2008 года поднимали вопрос о создании отдельной промышленной зоны – «Технополиса». В июне прошлого года государство выделило Ассоциации «Легпром» 40 гектаров земли. Здесь мы и планируем создать «Технополис», в котором сосредоточится текстильное и швейное производство КР. Собираемся построить около 40 предприятий, способных обеспечить рабочими местами 8-10 тысяч человек.

– Когда планируется запустить «Технополис»?

– В течение 5 лет мы должны его запустить. Сейчас главный вопрос для нас – поиск финансирования. Ассоциация и я занимаемся создаем бизнес-плана, ТЭО и эскизного проекта. После этого обратимся в финансовые институты, чтобы привлечь средства на строительство.

Требуются швеи!

– Сколько человек занято в швейном производстве?

– По данным Нацстаткома, в секторе работает более 150 тысяч человек. Можно прикинуть и по количеству швейных машин. Ежегодно к нам завозят около 10 тысяч штук. А за последние 10 лет сюда импортировно110 тысяч машинок. Все они работают, да и более старые еще не списаны.

– Видимо, нехватки кадров в отрасли не наблюдается?

– Наоборот, швей катастрофически не хватает: десятки тысяч рабочих мест пустуют. Еще в 2000-х у нас была проблема №1 – производственные помещения. Предприниматели не могли покупать и строить цеха, все в основном арендовали. Сегодня средства у людей появились: они покупают участки, строят, закупают оборудование. А создание Российско-Кыргызского фонда развития дало предпринимателям возможность взять долларовый кредит под 5% годовых, на 3-5 лет, на основные средства – строительство производственного здания и покупку оборудования. Плюс: легкой промышленности, как экспортоориентированному сектору, правительство дает госгарантии. Если у предпринимателя есть контракты на экспорт продукции, но нужны деньги на основные средства, то государство выступает гарантом перед банком, чтобы предприниматель смог взять кредит. В результате появилось много новых цехов. Из-за этого сейчас не хватает швей.

Проблему усугубляет миграция. Из 2,7 миллиона трудо­способных граждан минимум 1 миллион постоянно работают за границей. Уезжают обычно молодые кадры – до 40-45 лет. Их главная цель – заработать на жилье. На недавней встрече с Сооронбаем Шариповичем я предложил создать специальную ипотечную программу для рядовых работников швейной отрасли с низкой процентной ставкой и без предоплаты. Если так будет, то внутренняя миграция остановится, а внешняя – снизится. Также это увеличит прозрачность сферы, так как ипотека будет предоставляться только предприятиям с нормальными условиями труда, которые платят налоги и заключают договор с работником и кредитной компанией. Руководитель предприятия будет брать на себя полную ответственность по выплате ипотеки, ежемесячно отчисляя определенную сумму с зарплаты сотрудника. Таким образом, у работника появится мощный стимул, он точно будет знать, что через какое-то время обзаведется собственным жильем. А у предприятия появится стабильность, объемы производства вырастут, снизится «текучка» кадров, которая тоже является большой проблемой.

– Сегодня есть инициатива убрать патентную систему. Что вы думаете об этом?

– В 2005 году по нашей инициативе система была принята. Именно благодаря ей, сегодня вообще существует легпром. Нам понадобилось 3 года, чтобы легализовать весь сектор. Но сегодня определенные чиновники поднимают вопрос о том, чтобы убрать патент. Этого категорически нельзя делать. Мы срубим сук, на котором сидим. Надо наоборот создать дополнительные возможности для развития крупных предприятий, оставив при этом патент.

– Сапарбек Жекшебаевич, одежда наших производителей отлично себя зарекомендовала. Ее не подделывают?

– Подделывают. К нам заходит огромное количество контрафактной продукции с этикеткой «Сделано в Кыргызстане». Надо уже на государст­венном уровне защищаться от подделки. Также следовало бы защищать отечественного производителя в плане обеспечения детей школьной формой. Когда решили ввести единую форму, мы предоставили Министерству образования список предприятий. Но, к сожалению, это вытащили в политическую плоскость. Пошло негласное поручение, что форму определяет каждая школа. В итоге наших школьников обшивают Турция, Китай, Узбекистан. Мы просим правительство поддержать отечественных производителей, дать им изготавливать костюмы для наших школьников. А если разделить эту задачу по областям, то предприниматели откроют цеха в регионах, что создаст там новые рабочие места.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us