Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Энергосистема – Кыргызстанский нонсенс

Лето в самом разгаре. Легкая одежда, настежь распахнутые форточки дома… А ведь не за горами то время, когда наступят суровые холода, готовиться к которым нужно уже сегодня. Выдержит ли наша энергосистема очередное испытание на прочность? Будет ли свет в осенне-зимний период? И вообще, в чем причины слабости такой важной для Кыргызстана отрасли? Об этом сегодня расскажет независимый эксперт топливно-энергетического комплекса, политолог, Расул Умбеталиев.

Финансы поют романсы?

- Расул Акматович, дайте оценку нынешнему состоянию нашей энергетики. В чем ее основные проблемы?

- Энергосистема нашей республики в настоящее время находится в критическом состоянии. И основная причина в том, что у нас нет четкого видения развития отрасли, нет четкой программы даже в Стратегии устойчивого развития до 2017 года, инициированной президентом республики. По сути – это вообще сырой материал. Она до сих пор не утверждена ЖК. В ней обозначены основные направления в общих фразах. Да, там определенны задачи, в том числе и в энергосекторе. Но самое главное - источники финансирования не указаны. Много в Программе говорится о привлечении инвестиций, а придут они или нет, это еще большой вопрос. Явных инвесторов кроме России мы не наблюдаем.

Но есть тут еще и другой вопрос: начиная с 2005 года, в нашу энергетику было вложено 800 миллионов долларов в виде грантов и кредитов. Но где четкий отчет о том, куда эти деньги были потрачены. Соответственно, возникают сомнения, были ли они использованы по назначению?

Еще один повод говорить о кризисе нашей энергосистемы - это превышение объемов потребления над выработкой. Другими словами, мы уж не можем обеспечить бесперебойным электроснабжением ни промышленных потребителей ни граждан страны.

- В чем же причины такого бедственного положения?

- Дело в том, что мы не делаем выводов из уроков. Никаких мер по улучшению не принимается. Премьер-министр и новый министр энергетики говорят только об увеличении тарифов - это самый легкий способ, улучшить работу системы. Но чтобы повысить тарифы, нужны, в первую очередь, веские и четкие обоснования. Лично я сейчас их не вижу. Знаете, почему? Потому что у нас в энергосистеме существует огромное воровство и масса нарушений. Основные нарушения наблюдаются непосредственно при проведении госзакупок и тендеров. Это происходит непрозрачно, в тендерах участвуют компании, аффилированные с руководством не только самих энергокомпаний, но и с правительством. Естественно, они лоббируют свои интересы. При помощи коррупционных схем обогащаются, присваивают огромные бюджетные средства. Чтобы изменить эту ситуацию, требуются кардинальные реформы.

Кроме того, большой ошибкой было в 2001 году разделить «Кыргызэнерго» на части: генерирующую – ОАО «Электрические станции», передающую - «Национальные электрические сети» и распределяющую часть – «Северэлектро», «Востокэлектро» и «Ошэлектро». Единый организм нельзя было делить. Сейчас же между этими тремя компаниями происходят трения. И главный вопрос - денежные поступления от использования электроэнергии, то есть, кто получит больше.

Посчитаем

- Мы с вами говорили о самом простом способе улучшения работы всей энергосистемы - о повышении тарифов, для которого нужны обоснования. Почему уже многие годы населению никто не хочет рассказать простые вещи: как сложились существующие тарифы и какова себестоимость электроэнергии в нашей республике?

- На протяжении 4-5 лет правду об этом не хотят говорить ни премьер-министры, ни министры. А все потому что, если народ услышит, какова в нашей республике себестоимость электроэнергии, по какой цене ее продают и какую выгоду при этом получают, то о повышении тарифов на электроэнергию не будет и речи. По предварительным расчетам, себестоимость электроэнергии на действующих ГЭСах составляет 8-9 тыйынов, если сюда добавить тепловые станции Ош ТЭЦ и Бишкек ТЭЦ, то цена вырастет до 12-13 тыйынов. Включить сюда стоимость транспортировки до распредкомпаний – и получится 25-26 тыйынов. Им она продается уже по 40-50 тыйынов. Правильно говорил президент на совете обороны, что при рентабельности в 100-120% быть убыточным предприятием – это нонсенс. Нужно разбираться, почему так приходит. А у нас по завышенным ценам покупают оборудование, запчасти и ГСМ. И все это - причина того, что ОАО «Электрические станции» стало банкротом. Дефицит бюджета этого предприятия сейчас составляет 3 миллиарда сомов. Это говорит о неэффективном и нецелевом управлении – расхищаются огромные средства.

- Вы сказали о том, что Кыргызстан не может обеспечить себя электроэнергией в полном объеме. Но почему в советское время, когда работала промышленность, энергии хватало на всех, а сейчас ее нет?

- Дело в том, что в СССР был четкий учет и контроль за расходованием и потреблением электроэнергии. Цены и тарифы были низкие, и все платили. И потом размеры хищений в Советском Союзе и в новом Кыргызстане несоизмеримы. И самое главное, тогда были не только жестче законы, они работали. Руководители, работавшие в энергосистеме, привлекались к ответственности за нарушения и воровство. А сейчас безнаказанность порождает безответственность. За последние годы ни один из руководителей, замешанных в больших коррупционных схемах и скандалах, не понес наказания. Сложилась система: никто ни за что не отвечает.

Дележ

- Кто виноват в таком положении вещей?

- К этому привела продажность власти и судов. Человек, который наворовал, половину из этой суммы просто отдает правоохранительным и судебным органам и откупается. У наших чиновников уже психология такая - они все равно ненаказуемы. Мы создали такую систему госуправления, которая неэффективна и нецелесообразна. Она работать не будет.

Причины кроются в том, что Кыргызстан – якобы парламентская республика, но это только видимость. Произошла тихая узурпация власти. В основном в настоящее время страной руководит президент. Он определяет состав правительства, назначает премьер министра, а Жогорку Кенеш их просто номинально утверждает. При этом идет торг между фракциями коалиции большинства в парламенте за министерские посты и должности в госфондах и госагентствах. У каждой из партий есть определенные квоты. Согласно им, и идут назначения на ключевые позиции. Естественно, что происходит передел сфер влияния и раздел финансовых потоков. При таком разделении госдолжностей нормального управления никогда не будет. Должности не могут делиться по партийной принадлежности. Человек принадлежит той или иной партии и ставится на определенный пост без учета его профессионализма, порядочности, качеств руководителя и организатора. Получается, что на руководящие посты приходят не сведущие посторонние люди. Такая система управления приводит к ситуации, как в басне Крылова, когда лебедь, рак и щука тянут страну в разные стороны, а движения все равно-то нет, нет прогресса. Идет стагнация во всех сферах.

- То есть нынешняя власть не оправдала ожиданий, которые на нее возлагали?

- Совершая революцию, мы верили и надеялись, что в стране произойдут коренные изменения. Мы ведь знаем, что руководство тех чиновников, которые работали при Акаеве и Бакиеве, привело к событиям 2005 и 2010 годов. Люди шли на площадь в 2010-м не за медалями и наградами, а за коренными изменениями. Они боролись за то, чтобы власть, которую избирает народ, работала во имя его блага. Но этого не произошло.

У нас сейчас складывается нестабильная политическая обстановка. Пока наступило затишье. Потому что все понимают, насколько этот курортный сезон важен для нас. Но осенью опять начнутся волнения. Сейчас наблюдается противостояние между «Республикой» и «Ата-Мекеном», «Ата-Журтом» и СДПК. И, наверное, мы вошли в такую фазу, когда противоречия уже непреодолимы. Конечно же, главные вопросы, вокруг которых все крутится – «Кумтор» и американская база в «Манасе».

- Недавно депутаты одобрили решение о выводе американской базы из Кыргызстана. Что вы думаете по этому поводу?

- Дело в том, что в принципе у Петагона такого понятия как Центр транзитных перевозок не существует. У них он именуется авиабазой Ганси. Это важнейший вопрос - по сути, вопрос существования Кыргызстана. Потому как здесь сталкиваются интересы двух противоборствующих держав – России и Америки, недалеко, сктати, и Китай. Острота вопроса заключается еще в том, что в КР существует 2 лагеря, поддерживающих РФ и США. Лично я считаю, что Россия – это наш стратегический партнер. Многовекторность, конечно, нужна, но в ней должно быть приоритетное направление.

- От вопросов экономических мы плавно перешли в политику. Вы считаете, что в нашей стране одно без другого невозможно?

- В Кыргызстане экономические вопросы нельзя рассматривать отдельно. Они находятся в политической плоскости. За 20 лет правления наших властей мы к этому пришли.

Кстати

На днях министр энергетики и промышленности Кыргызстана Осмонбек Артыкбаев заявил, что для прохождения осенне-зимнего периода 2013-2014 республике не хватает более 4 миллиардов сомов. По его словам, в настоящее время вопрос повышения тарифов стоит как никогда. Работа в этом направлении будет вестись. Например, тарифы могут подняться для потребителей «трехфазок» до 1 сома. Это может принести дополнительные полмиллиарда сомов в бюджет. Тарифы могут подняться и на тепловую энергию для коммерческих потребителей столицы. Энергетики же посчитали, что такие меры могут принести в казну 100 миллионов сомов.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us