Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Китай: путь в кабалу

После двух дней кыргызско-китайских переговоров создается впечатление, что руководство республики впало в некую эйфорию. С телеэкранов нам усиленно навязывают идею спасения Китаем кыргызстанской дырявой экономики. В свое время Остап Бендер говорил, что заграница нам поможет. Теперь современные комбинаторы внушают, что только Китай способен нам помочь.

Вот и Темир Сариев после проведенных встреч-переговоров заявил о том, что Китай собирается инвестировать в Кыргызстан свыше 3 миллиардов долларов – сумму всего внешнего долга Кыргызстана. Но это не подарки со стороны Китая, как кажется нашим недалеким чиновникам. Когда-нибудь Кыргызстану придется рассчитываться с долгом. Насколько будут реализованы китайские инвестпроекты, говорить пока рано, с уверенностью пока можно констатировать тот факт, что, получив эти 3 млрд. полновесных североамериканских рублей, внешний долг Кыргызстана увеличится вдвое.

О том, что можно ожидать от кыргызско-китайского сотрудничества, с «Мегаполисом» поделился эксперт-экономист Марат Мусуралиев:

- Марат, скажите, какие риски могут возникнуть в Кыргызстане от широкого сотрудничества с Китаем, о котором заявило руководство нашей республики?

- Опасность такого сотрудничества и проблема рисков, связанных с ним, кроются, скорее, в нас. Китай - большая страна, которой не хватает земли и ресурсов, где слишком высокий уровень безработицы. Если у нас на фоне пятимиллионного населения безработица составляет примерно 20%, то в Китае с его населением 1,4 млрд. человек безработица, по оценкам экспертов, составляет 140-160 млн. человек. Для сравнения: это практически все население России. То, что мы с Китаем являемся соседями, можно было бы обратить для нас во благо, если бы мы были организованной страной, например такой, как Израиль. Одной из составляющих китайской экспансии является миграция его населения, в том числе и в нашу республику. Сюда едут китайцы потому, что у нас до сих пор не выработана миграционная политика, нет миграционных карт, естественно, что здесь легче жить без регистрации и уплаты налогов. В той же России и Казахстане созданы миграционные службы, которые четко отслеживают нахождение иностранных граждан на территории своих государств, они имеют для этого есть специальные оперативные, аналитические подразделения при миграционной службе. Например, кыргызстанец-мигрант не сможет продолжительное время проживать в Китае не зарегистрировавшись, миграционные власти такого человека быстро вычислят и выдворят из страны.

Китай имеет избыточный миграционно-демографический потенциал, поэтому китайцы и едут в такие страны, как наши, где нет миграционной службы. И пока мы ее не создадим, будут приезжать нелегалы. Если посмотреть географически, то Кыргызстан для Китая самая близкая страна, куда его граждане могут проникнуть нелегально.

Другая опасность - экспорт кыргызстанского сырья в Китай. И опять-таки это наша вина. В том же Китае очень жестко регулируется вывоз сырья, вплоть до запретов. Поэтому Китай занимается ввозом к себе в основном только сырья и технологий. Китайцы создали настолько грамотную налоговую, таможенную, производственную, кадровую и сырьевую систему, что производство, чего бы то ни было, выгоднее всего в Китае. Я не удивлюсь, если скоро китайцы освоят и внедрят производство того же максыма у себя в Китае и мы станем пить уже китайский, а не фирмы «Шоро». Я сам лично на Суусамыре в марте месяце увидел, что продают кумыс. Как в марте может быть кумыс? Опять же китайцы – освоили технологию выпаривания кумыса, сделали порошок, в который остается только добавить воды, и продают его нам.

- При таком проникновении в Кыргызстан китайской экспансии, как нам сохранить свою государственность?

- Первое, что нужно сделать – отрегулировать миграционное законодательство, второе - строгий контроль вывоза и ввоза сырья. С учетом нашей интересной таможенной и налоговой ситуаций, от нас в Китай выгодно вывозить все - металлы, шкуры, лес, всевозможное сырье и даже ГСМ, которые мы не производим, а уже сюда к нам ввозить готовую продукцию из Китая, причем зачастую сделанную из нашего же сырья. Одной из главных проблем при ввозе товаров является контрабанда - в огромных размерах. У нас до сих пор не установлены системы наблюдения и мониторинга онлайн, растаможивание товаров происходит по весу и объему, а не по стоимости. Если, условно, через два наших пропускных пункта с Китаем происходит ввоз продукции примерно на миллиард сомов, то со стороны Китая эта цифра увеличится как минимум втрое. Это говорит о том, что система учета на нашей таможне абсолютно дырявая и неэффективная.

Отдельно можно сказать о нашей системе доступа к минеральным ресурсам. Кстати, если я не ошибаюсь, у нас сейчас под следствием находятся все три последних руководителя госгеологии. У нас опять-таки не отработана система допуска к минеральным ресурсам, что рождает коррумпированные схемы вывоза кыргызстанского сырья. Здесь все очень просто: если государство контролирует добычу и вывоз минеральных ресурсов то оно будет богатым, а если в вашем огороде сбор урожая контролируют иностранцы, то в этом виноваты только вы сами. Во многих странах мира, являющихся сырьевыми источниками, в иностранных добывающих предприятиях минимум 51% акций принадлежит тому государству, в котором добывается сырье, а это, в свою очередь, значит, что в совете директоров большинство членов - граждане своей страны. Так появляется возможность управлять финансовыми потоками такого совместного добывающего предприятия. В противном случае, если бы в той же Саудовской Аравии президентами были Акаев или Бакиев, а операторами нефтяных месторождений – компания, подобная «Камеко», то это государство никогда не стало бы одной из богатых стран мира.

Кыргызстан не контролирует ни свои минеральные ресурсы, ни миграционные потоки, имеет неоптимальное налогообложение. Полная противоположность нам - это Китай, власти которого контролируют у себя в стране абсолютно все, вплоть до оперативной обстановки в каждом городе, районе, доме. И хотя периодически в Китае и происходят межнациональные стычки в том же Кашгаре или Урумчи, власти Китая гасят такие проявления моментально. Со времен циньской династии Китай абсолютно контролирует 99% процентов всего своего населения.

- Марат, а что вы можете сказать в отношении китайских проектов, уже работающих в нашей республике?

- Задолженность Кыргызстана перед внешними кредиторами составляет 3 млрд долларов. Из них примерно 800 млн. мы должны Поднебесной. По китайским проектам должны были быть в прошлом, настоящем и будущем времени строго определены источники их финансирования, и что еще более важно, финансовые источники их погашения.

Китай - это страна с золото-валютным резервом свыше трех триллионов долларов, из них две трети резерва составляют именно доллары США. Долларовый запас давит китайскую экономику, руководство страны четко понимает, что их сбережения сгорают. Поэтому китайцы по всему миру внедряют свои же проекты и вкладывают в них свои же инвестиции. И в первую очередь китайцы стремятся обменять свои долларовые активы на месторождения минеральных ресурсов, на кредиты, направленные на разработку этих месторождений.

Рассмотрим энергопроект «Датка-Юг». Дело в том, что ранее ЛЭП проходила через территорию Узбекистана, а по новому внедряемому проекту вся протяженность высоковольтной ЛЭП проходит по Кыргызстану. Во всем этом проекте есть одно «но». По кредиту, получаемому под этот проект, как и по многим другим кредитам и займам, нет определения источника погашения. Это «дырка» кыргызского законодательства. Нам необходимо принять закон, в котором было бы четко прописано, что правительство республики может взять кредит под какой-нибудь проект только в случае определения конкретного источника его погашения. Второе требование к таким источникам - это доказательство того, что источник достаточен в финансовом плане погашения внешних займов и кредитов. Опять же по проекту «Датка-Юг» становится непонятным, зачем тянуть от Токтогульской ГЭС высоковольтку на юг в Ош, а потом тянуть эту же ЛЭП обратно на север в Кеминский район. Почему бы сразу не сделать ответвление на Кемин? К чему этот высоковольтный крюк?

Следующий проект - автодорога Север-Юг. Зачем нужен проект новой дороги, если мы старую постоянно ремонтируем. Ну, построим на кредит новую дорогу и через десяток лет начнем ее ремонтировать? Мне кажется, гораздо целесообразнее было бы создать аналогичную железную дорогу, которая существенно сможет разгрузить трассу в отношении грузоперевозок и в разы удешевить их.

Кстати, сейчас делегации с обоих сторон обсуждают проект строительства железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Этот проект, по-моему мнению, – полная афера, своеобразный Клондайк для коррупционеров.

- Наши чиновники заявили о 200-миллионой ежегодной прибыли с дороги…

- Да не будет такой прибыли никогда. Ни один бизнесмен не повезет свой товар по этой дороге в Европу. Судите сами: на пути данной дороги окажутся 8 промежуточных государственных границ: Китай-Кыргызстан (на Торугарте или Иркештаме), Кыргызстан - Узбекистан (в Кара-Суу), Узбекистан-Таджикистан (Канибадам), Таджикистан-Узбекистан (Бекабад), Узбекистан-Туркменистан, Туркменистан-Иран, Иран-Турция, Турция - ЕвроСоюз. Кроме того, на стоимости груза обязательно скажется смена колесных пар вагонов из-за разницы в ширине колеи железнодорожного полотна. А это 2 процедуры смены колесных пар на въезде в Кыргызстан из Китая и на выезде из Туркменистана в Иран. А еще и 2 паромные переправы: через озеро Ван и пролив Босфор.

Естественно, что никакого транзита через 8 границ, 16 таможен, 2 смен колесных пар, то есть самих вагонов и перегрузки в них, быть не может.

Министр экономики Темир Сариев и глава госкомпании «Кыргызтемиржолу» Аргынбек Малабаев официально называют непонятно откуда взятые цифры транзита по этой дороге в 20-25 млн. тонн и прибыли от него в 210 млн. долларов США ежегодно. Таким образом, при стоимости проекта от 4 до 7 млрд. долларов США, железная дорога из Китая будет окупаться в течение 20-35 лет, и это без учета текущих вложений, связанных с ее эксплуатацией. Данный проект – утопия.

- Тем не менее, чем вы можете аргументировать нерентабельность этой железной дороги?

Аргументировать очень просто на примере статистических данных о грузоперевозках и прибылях казахстанской железной дороги.

По прошлогодним итогам, доход Казахстана от транзита грузов составил 1 млрд. долларов США. Транзит груза в весовом выражении составил 16,5 млн. тонн. Допустим, что рентабельность грузоперевозок у нашего соседа составила 20%, таким образом, доход в госказну составил $200 млн. Но при этом надо учесть, что у Казахстана по железным дорогам 22 перехода с Россией, по 2 с Узбекистаном и с Китаем, по 1 с Кыргызстаном и Туркменией, плюс еще порт Актау на Каспии. При этом транспортное плечо у казахстанских железных дорог с учетом размеров страны, как правило, в 2-3 тысячи километров.

Исходя из этих данных, мне непонятно, каким образом наши чиновники планируют от одной железнодорожной ветки протяженностью почти в 400 км, превзойти прибыль, получаемую Казахстаном от транзита грузов по его в несколько раз превышающей нашу страну территории. Здесь невооруженным глазом видна афера. Потому как такая озвученная руководством прибыль от этой транзитной железной дороги абсолютно нереальна.

- В процессе беседы непроизвольно рисуется отнюдь не радостно-восторженная картина от сотрудничества с Китаем. Это в корне отличается от того, что пытаются внушить наши чиновники. Все же, каким вам видится путь, по которому должна пойти республика, чтобы не впасть в полную зависимость от экономической экспансии Китая?

- Главное, чтобы с нами не произошло то, что сейчас происходит с Тайванем. Тайвань – независимая страна, но это только на словах, хоть ее и охраняет 7-й флот США. Тайвань экономически уже давно зависим от Китая. Если Китай прервет с Тайванем все инфраструктурные, экономические, технические связи, то в Тайване наступит полный коллапс во всех бюджетообразующих отраслях экономики. Тайвань, будучи «независимым» государством, полностью зависим от экономической «иглы» Китая.

Руководству Кыргызстана сейчас необходимо законодательно ввести норму по технико-экономическому обоснованию инфраструктурных проектов, которые не должны разрабатываться и внедряться только за счет потенциальных кредиторов. Нереализация таких норм грозит государству большими конфликтами с кредиторами, которые, естественно, будут стремиться к тому, чтобы как можно дольше контролировать создание, реализацию и последующую деятельность таких инфраструктурных объектов.

Кроме того, большинство рисков по направлениям отношений с Китаем происходят не от него, а от нас: отсутствие в Кыргызстане системы учета прибывающих иностранцев, аналогичной той, что есть, например, в Казахстане и России. Также Кыргызстану необходимо пересмотреть и кардинально поменять систему учета товаров, пересекающих госграницу.

Создать систему градаций при экспорте-импорте и производстве товаров в зависимости от степени их передела, чтобы стимулировать производство и экспорт готовой продукции и импорт сырья. Эитм владеет Китай, но не мы.

Определить стратегии во взаимоотношениях с соседней страной по всем направлениям: экономики, миграции, доступу к минеральным ресурсам, обеспечению технологической и информационной самодостаточности и безопасности.

Также ввести в действие закон, согласно которому, по каждому очередному внешнему займу будет определен конкретный источник погашения. А также обоснована его достаточность и способность произвести все выплаты по этому кредиту, включая проценты и комиссии.

И самое главное, не забывать о том, что влияние Китая на нас не только организованное, но и объективное: у него своя безработица, нехватка земли, минеральных ресурсов, отсутствие доступа к ряду видов сырья и к рынкам сбыта. Поэтому Китай в любом случае будет решать эти проблемы, используя нашу страну.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us