Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Страсти и болезни «дырявого» бюджета

Кыргызстан в преддверии нового 2014 года столкнулся с вполне ощутимой проблемой. Дело в том, что государственный бюджет недоберет налоговых сборов и других платежей на 3 млрд. сомов. Об этом заявил председатель Государственной налоговой службы Исхак Масалиев. По годовому плану налоговики должны собрать порядка 40 млрд.500млн. сомов. До конца года фискалы должны собрать еще 13 млрд. сомов. По словам Исхака Масалиева, это очень тяжелая задача для его ведомства.

Налоговиками уже прогнозируется недобор налоговых сборов и платежей в 3 млрд. сомов из них 2 млрд. недоберут с главного налогоплательщика страны Кумтора. Причина нестабильная политическая ситуация вокруг Кумтора, митинги, перекрытие дорог. Один миллиард сомов республика недополучит из-за снижения цены на золото.

Республиканский бюджет за все двадцать лет независимости всегда был дефицитным, и мы уже как-то к этому привыкли. Но в этом году по оценкам экспертов бюджет не просто дефицитный, а дырявый. Каждый год финансисты бьются над непосильной для них задачей по пополнению бюджета. В прошлом году уже была введена практика авансовых налоговых платежей, дабы залатать «бюджетные дыры». В мировой экономике это вообще нонсенс, когда с основных крупных предприятий берутся налоговые платежи за полугодие следующего года. Скорее всего, в этом году, наши налоговики вновь пойдут по этой схеме, чтобы снова пополнить республиканский бюджет.

О том, почему такое происходит с нашим многострадальным бюджетом, и как можно исправить столь непростую ситуацию с «Мегаполисом» поделился эксперт-экономист Нурлан Аманов.

- По республиканскому бюджету Кыргызстан, действительно, столкнулся с двумя неприятными ситуациями, а точнее недобором налоговых платежей связанных с Кумтором, и прекращением своей деятельности ЦТП «Манас». Не могу сказать, что это своего рода алармизм, поэтому особой паники со стороны фискальных органов по этому поводу быть не должно. Возможно, такими заявлениями фискалы упреждающе прикрывают риск невыполнения плана работ.

Теперь, что касается налоговых отчислений с Кумтора в госбюджет, но в данном случае необходимо взглянуть в прошлое на все соглашения заключенные между канадцами и Кыргызстаном. В 1993-м, в 2003-м и в 2009-м годах, при режимах Акаева и Бакиева, Кумтор полностью ушел под контроль канадской компании «Камеко». В последующем, к ее преемнице «Центерра Голд Инк.». Это были кабальные и мошеннические соглашения для республики, в которых доля Кыргызстана, была снижена с 67% до 33%. И это, не сложно определить, проведя оценку активов компании «Камеко», которые она передала в качестве своей доли в состав создаваемой «Центерры». Доля канадцев была в мизерном месторождении Боруу, уже иссякшем на сегодня, неработающем месторождение Гатсуурт, и затопленные шахты Рен. Все вместе взятые эти три месторождения с запасами многократно меньшими не могут сравниться, с нашим работающим Кумтором.

Итогом этих мошеннических сделок стало то, что СП «Кумтор» платило в отдельные годы в бюджет республики лишь 0,5% от своих доходов. В 2007 году министр финансов Акылбек Жапаров обещал увеличить долю Кыргызстана до 61%, но этого не произошло. Экс-президент Курманбек Бакиев после закрытых для общественности переговоров с канадцами увеличил долю Кыргызстана, лишь до 33% и то, за счет передачи ей новых лицензионных площадей, в том числе и недопустимые к разработке территории Сарычат-Эрташского заповедника.

Поэтому, начиная с 2009 года, канадцы от добываемого свыше чем, в 1 млрд. долларов США золота платили в кыргызстанский бюджет лишь 18%. При этом вырабатываемые Кумтором токсичные отходы по 6-8 млн. тонн в год скапливаются варварским способом у нас в Кыргызстане. Гостехнадзор уже 8 лет бьет тревогу по этому поводу, а после революции 2010 года уже неоднократно выставляет иски, но пока ни по одному из экологических исков канадцы не предстали перед судом.

Как следует из вышесказанного, ситуация на руднике такова, что даже если Правительство и Парламент КР в очередной раз договорятся по «реструктуризации» с топ-менеджментом «Центерры», объемы добычи на Кумторе, а с ними и налоговые отчисления не возможно будет увеличить в сжатые сроки. Поэтому, хоть достижение, хоть не достижение компромисса, с заокеанскими преемниками акций Центерры, созданной мошенническим путем в 2003 году – ничего не даст госбюджету КР.

Выходом из непростой ситуации сложившейся с главным налогоплательщиком в республиканский бюджет может быть лишь волевое решение со стороны нашего правительства – восстановление полного контроля над месторождением Кумтор, да и над другими месторождениями также. Только после этого за счет Кумтора Кыргызстан сможет обеспечить налоговые поступления в свой бюджет самостоятельно.

В этом отношении гораздо больший эффект и в короткие сроки может дать для увеличения доходов госбюджета КР другое предложение - необходимо все-таки ввести в КР эффективную систему учета движения запасов полезных ископаемых на всех разрабатываемых месторождениях. Ведь честно скажем, ежедневно в КР происходят массовые хищения добываемых полезных ископаемых. Без учета вывозится уголь в Китай и Таджикистан, вывозятся руды цветных и драгметаллов и их концентраты. Вначале 2013 года АКС задержало несколько партий таких поставок, но затем они вновь были санкционированы Правительством на основании его же Положения («О порядке определения стоимости золота в золотосодержащей руде и золотосодержащем концентрате»), объемом всего полстраницы текста. Поверьте, для этого есть отдельный раздел, который так и называется «Рудничная геология», и учет полезных ископаемых нельзя вести документом такого объема, как это Положение. Необходимо в Счетной палате КР создать подразделение, ответственное за учет добываемых полезных ископаемых. Нельзя такой учет допускать ведомству Госгеологии, которое само же и выдает лицензии на разработку.

- Нурлан, но ведь Кумтор не единственное бюджетообразуещее предприятие республики?

- Несомненно. Но для того, чтобы рассмотреть ситуацию, сложившуюся с бюджетом, исключая Кумтор, необходимо вернуться назад и взглянуть на экономическую историю республики.

В 90-ые годы в Кыргызстане по программе ПЕСАК (PESAC), которую в республике финансировали МВФ и Всемирный банк, у нас были уничтожены промышленные и сельскохозяйственные предприятия, которые на тот момент являлись основными налогоплательщиками в бюджет государства. Из-за навязанных нам программ со стороны МВФ и Всемирного Банка, были закрыты десятки гигантских предприятий, например, такие как завод Ленина, завод им. Фрунзе, ЭВМ, Айнур, Физприборы. Хотя последний еще работает на устаревшем оборудовании, и количество его рабочих мест снизилось с 8 тыс. чел до 1 тысячи. В результате закрытия только на столичных заводах свыше 100 тыс. человек лишились своих рабочих мест.

То же самое произошло и с сельским хозяйством. После развала его коллективных хозяйств, поголовье скота снизилось по овцеводству с 11 до 4 млн., крупного рогатого скота с 5 до 1,2 млн., в свиноводстве с 6 до 0,06 млн. голов. А ведь данные отрасли были содержателями инфраструктуры на селе: кошары, МТФ, системы орошения, ветеринарии – были на балансе этих хозяйств, с ликвидацией которых и инфраструктура оказалась также обречена.

По сути это была диверсионная операция со стороны МВФ и ВБ по разрушению экономики Кыргызстана и трансформации республики в вечного должника с ликвидированными источниками пополнения госбюджета, которыми являлись эти предприятия. Ранее такие операции были реализованы ими в странах Латинской Америки.

Следствием разрушения промышленных предприятий и аграрного сектора республики произошел отток населения из Кыргызстана, в поисках рабочих мест и лучшей жизни свыше 1 млн. человек покинули республику.

Сейчас уже остро назрел момент, когда со стороны Кыргызстана в адрес МВФ и Всемирного банка должен прозвучать вопрос: «А собственно, что мы получили от ваших программ и различных требований за 20 лет? Не пора ли вам, с вашими программами и разного рода кредитами, не дающими развития производству и вогнавшими в долги наше государство на 3 млрд.долларов, убраться из Кыргызстана?»

Республике необходимо вести суверенную политику в области налогообложения и структурирования своей экономики.

- Сейчас у Кыргызстана происходит огромный товарооборот с Китаем. Помимо этого у нас в результате последних переговоров со страной-соседом начинают работать ряд китайских проектов, но опять-таки по их же кредитам. Насколько это направление может исправить ситуацию, сложившуюся с налогообложением и дефицитным бюджетом?

- Да пока это нисколько не поможет. Руководство республики, начиная с 1991 года, так и не удосужилось поставить на границе с Китаем таможенные терминалы. Из-за этого объем ввозимой из Китая контрабанды составляет по оценкам до 90% от всего объема ввозимых к нам товаров. Кроме этого, все товары из Китая, ввозимые к нам, расстамаживаются не по стоимости, а по весу, при этом саму автодоставку товаров осуществляют только китайские фуры. Наших же дальнобойщиков пускают только до приграничных китайских терминалов в Топо и Кызыл-Суу.

По данным, со стороны китайской таможни к нам в Кыргызстан ежегодно поставляется товаров на 9-11 млрд. долларов США, наши же таможенники ежегодно регистрируют ввозимые товары на сумму в 10 раз меньшую по отношению к цифрам китайской таможни.

Дело в том, что на китайских терминалах расстаможивание происходит по следующей схеме – весь товар из фуры выгружается и пересчитывается поштучно и по стоимости, у нас же все проходит весом. Отсюда разница в 10 раз.

Кроме того, у нас пропуск автомобилей на пунктах весогабаритного контроля происходит за наличные деньги, хотя давно уже надо было поставить банковские ПОС-терминалы и платежные терминалы Cash in. Водитель вставил в него платежную карту и оплатил все сборы непосредственно безналичными деньгами сразу на расчетный счет государства. А когда идет такой поток наличных денег трудно удержаться от соблазна положить часть из них в карман. Хоть и арестовывают оперативники из АКС таких таможенников по десять-пятнадцать человек в год на пропускных пунктах, других это не пугает, потому что система остается прежней. Пока не будет введен режим безналичного расчета на пропускных пунктах, республика так и будет недобирать платежей более чем 1 млрд. сомов в год.

Затем надо прекратить практику допуска грузовых китайских, да и других иностранных фур вглубь территории республики, как это сделали китайцы по отношению к нашим кыргызстанским фурам в 90-е годы. Довезли свой товар на своих же фурах до терминалов на Торугарте и Иркештаме, все разгружайтесь, дальше товар будут транспортировать наши кыргызстанские водители. За счет такого увеличения транспортных перевозок отечественными дальнобойщиками, тоже немало средств поступит от их деятельности в бюджет республики, так как объем грузоперевозок по направлениям из Иркештама и Торугарта оценивается в 1 млрд.сомов в год.

Еще одним эффективным направлением пополнения госбюджета КР способно стать внедрение в Кыргызстане ПОС-терминалов во всех предприятиях торговли и услуг, чтобы осуществлять прием платежей с банковских карточек. Соседний Казахстан в этом направлении продвигается куда более эффективно чем мы, и делает это жесткими административными мерами. О том, что, например, реальные обороты контейнеров на базарах Дордой и других – измеряются цифрами во много раз большими, чем это указывается торговцами при наличном расчете, знают все.

Что касается кредитных проектов со стороны Китая, да и не только. Это лишь усугубляет нагрузку на наш госбюджет. Судите сами, в республике по кредитам сейчас осуществляется большой ряд проектов – реконструкция автодороги «Бишкек-Балыкчи-Торугарт», ЛЭП-500 кВ «Датка-Кемин», лоббируется строительство трансконтинентальной железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан, реконструкция бишкекской ТЭЦ, строительство альтернативной автомагистрали Север-ЮГ и еще ряд других проектов. Все это строиться, либо будет строиться на кредитные деньги, которые вгонят будущее поколение Кыргызстана в еще более глубокую долговую яму.

Источники погашения по этим кредитам нашим Минфином так и не определены, как и нет обоснований в виде расчетов, что если бы такие источники и существовали, то их будет достаточно, чтобы производить погашение займов и процентов по ним. Уже через десять лет тот же Китай начнет требовать с Кыргызстана погашение кредитов, мы в свою очередь не имеем источников их погашения, а это значит, что официальный Китай потребует их погашения в виде отдачи ему на разработку месторождений минеральных ресурсов в КР, либо отдачи приграничных земель в аренду, либо навсегда.

Руководству Кыргызстана необходимо уже сейчас волевым решением отказаться от реализации некоторых китайских кредитных проектов. Хотя бы по реконструкции той же автодороги Бишкек-Балыкчи-Торугарт, отказаться от несуразного крюка в строительстве ЛЭП Датка-Кемин, в котором линия электропередач сначала будет проводиться с Нарынского каскада ГЭС на юг республики, а потом возвращаться обратно на север через Токтогульский район в Кемин. Отказаться от проекта строительства трансконтинентальной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан – эта дорога нужна только Китаю для будущего вывоза минеральных ресурсов КР, а никакого транзита по ней в Европу через 8 госграниц, 2 процедуры смены колесных пар из-за разной ширины колеи и две паромные переправы - быть не может. В настоящее время «Кыргыз темир жолу» не может обеспечить нормальной транспортировки грузов по железной дороге даже через 5 границ из Бишкека в Ош по единой ж/д колее. Поэтому практически все везут свои грузы по автомобильной дороге через перевалы Тоо-Ашу и Алабель, но зато без пересечения границ. Вообще официальному Кыргызстану нужно прекратить все переговоры по не окупаемым очередным займам от Китая, МВФ, Всемирного банка, АБР и других «добрых доноров». Да, будет трудно, мы уже сидим на кредитной игле, но года за два, при условии возрождения собственного производства и ухода от практики перепродажи и реэкспорта иностранных товаров, республика сможет создать экономику, основанную не на поедании внешних займов, а на своем собственном производстве товаров.

- В 2015 году Кыргызстан планирует вступить в Таможенный союз. Станет ли членство, в ТС, неким спасительным кругом для экономики республики?

- Вхождение в Таможенный союз – будет иметь двоякие последствия для КР. Отчасти это повлечет незначительный рост цен на отдельные группы товаров. Плюс, придется исполнить все требования Евразийской экономической комиссии по сертификации производства, фитосанитарным нормам, эффективному учету товаров пересекающим госграницу. И как заявляют должностные лица КР и РФ, в этом направлении Кыргызстану будет оказана техническая и иная помощь. Но вхождение КР в ТС зато даст нашим отечественным производителям – допуск на огромный рынок Казахстана, России и Беларуси, в котором численность только лиц потребителей достигает 165 млн.чел.

Не в обиду нам надо сказать, что кыргызский рынок сбыта для любой продукции – слишком мал, численность всего фактического населения составляет 5 млн.человек при очень низкой платежеспособности. Рынок ТС – в 33 раза больший по емкости, в 3-4 раза превышает наш по средней платежеспособности.

Нам надо всем давно понять, что время существования республики за счет перепродажи китайского и иного иностранного ширпотреба – прошло. Ну не будут Казахстан и Россия допускать дальнейшего реэкспорта Кыргызстаном чужих товаров на свои рынки сбыта. Единственный выход – восстанавливать собственное производство в КР, а сделать это можно в большинстве случаев только там, где есть железная дорога. Увы, такой регион в КР – только один – Чуйская долина. Именно поэтому сюда легко все что угодно завезти и легко вывезти.

Поэтому в проект Дорожной карты по вступлению КР в ТС надо вкладывать не «придание особого статуса кыргызским рынкам с их преобладающей реэкспортной функцией», потому что ни Астана, ни Москва с Минском на это не пойдут, а восстановление отечественного производства в Кыргызстане.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us