Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Реалии вступления в Таможенный Союз

Прошедший в Минске саммит Евразийского экономического совета с участием глав государств Таможенного союза показал серьезные расхождения и разногласия в интеграционных процессах. Особо это выразилось в заявлениях Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко в довольно резких оценках с их стороны действий России, президент которой- Владимир Путин - призывает, - К переходу к более глубокой ступени интеграции – Евразийскому союзу.

Особо, президенты Беларуси и Казахстан, пеняли своему российскому коллеге то, что Россия не выполняет свои обязательства перед партнерами в ТС по ликвидации изъятий и ограничений во взаимной торговле между странами партнерами по ТС. Владимир Путин тут же отпарировал, тем, что Россия готова двигаться к ликвидации изъятий, но при этом ожидает того же и от партнеров по ТС. По сути, Россия лоббирует в Таможенном Союзе свои интересы в общем рынке, который будет действовать только по ее правилам.

О том, чем все-таки стал полезен прошедший саммит для Кыргызстана с «Мегаполисом» поделился эксперт по инфраструктурным проектам Кубатбек Рахимов:

- Первое, что я бы хотел сказать в отношении прошедшего саммита – Tertium datum est. В древнем Риме были две равноправные поговорки «Tertium non datur» и «Tertium datum est», то есть «третьего не дано», и «третье есть». Поэтому смысл всех выступлений на этом саммите заключался в том, что интеграционные объединения на постсоветском пространстве не носят закостенелый характер. Это касается и нового объединения - Таможенного Союза, и формирующегося содружества в рамках единого экономического пространства, и «бракоразводного института» под названием СНГ. Например, Александр Лукашенко предложил в рамках СНГ вернуть Грузию. С его стороны это подача под нового грузинского президента, это надежда на то, что Грузия перевернет страницу эскалации отношений с партнерами по бывшему союзу.

Затем по Таможенному союзу прозвучало необычное заявление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о предложении Турции войти в ТС. Хотя сами турки были удивлены таким предложением со стороны Назарбаева, тем более, что его никто не уполномочивал со стороны официальной Турции делать такие заявления, по крайней мере, в последние месяцы. Но такие заявления лучше оставить на совести самого Нурсултана Абишевича – может у него для таких заявлений есть какая-то своя логика… В то же время Назарбаев повел атаку на ЕврАзЭС, причем данный институт вообще-то кормит несколько тысяч чиновников, несколько десятков тысяч сотрудников аппарата, включая межпарламентскую ассамблею в Санкт-Петербурке и других офисов этой организации в Москве, Алматы и т.д. Видимо, Назарбаев решил, что хватит кормить людей, которые не только «рыбы не ловят», но и которым даже лень держать удочку в руках. По-своему может он и прав, потому как ЕврАзЭС уже себя выхолостил, но его такое заявление тут же парировал президент РФ Владимир Путин, мотивируя тем, что у данной организации есть еще потенциал для дальнейшей работы.

В данном случае прослеживается конфликт интересов следующего плана – во-первых, статус Кыргызстана и Таджикистана, и Украина, во-вторых. При этом, Украина выступает в роли капризной невесты, которую никак не могут подвести под венец Таможенного союза, а Кыргызстан с Таджикистаном, вроде как являются «просителями с востока». Но «просители» весьма условного характера. Сейчас в Кыргызстане, например, обсуждают активно заявления одного китайского товарища, что Кыргызстану не нужен Таможенный союз, а надо вступать в некий пояс Великого Шелкового пути, правда, китайский эксперт при этом сделал оговорку, что в нем найдется место и для России. Хотя если посмотреть с историко-географической точки зрения, то сразу видно, что Шелковый путь никогда не пролегал по территории сегодняшней России. Поэтому, не менее многозначительным, было заявление с российской стороны, о большом интересе к зоне свободной торговли Таможенного союза с Индией. Индия – это страна, занимающая 2 место в мире по численности населения, хотя индийская сторона пока и не говорит о вступлении в отношения с Таможенным союзом в рамках зоны свободной торговли.

Вот в принципе и все, чем был знаменателен прошедший саммит, ну и еще отсутствием на нем нашего президента.

- В СМИ прошла информация о том, что наш президент не смог быть на саммите из-за нестабильной обстановки в республике. А, как вы, можете прокомментировать его отсутствие на саммите?

- Судьба Кыргызстана в рамках будущих интеграционных объединений не менее важна, чем какие-то возможные потрясения в стране. Если президент боится уезжать в данный момент из страны - это одно, а вот если его возможными внутригосударственными потрясениями запугивает его же свита - это другое. Я склоняюсь к тому, что в данном случае сыграл фактор проведения в Кыргызстане, одновременно с саммитом в Беларуси, международного форума по сохранению снежного барса. В рамках этого форума, судя по заявлениям представителей международных организаций, Кыргызстану будут выделены очень большие ресурсы. Под сохранение снежного барса в его природном месте обитания в Сарычак-Эрташском заповеднике, будет выделено средств больше, чем по тем программам, которые обсуждает с евразийскими комиссарами чиновники Кыргызстана. То есть, как говорил незабвенный Евгений Чичваркин, бывший владелец «Евросети», - бабло побеждает зло. Президент предпочел спасение снежного барса и многомиллионные гранты от международных организаций в пику абстрактным разговорам по интеграции, которые проходили в Минске.

Сейчас необходимо определиться с поэтапностью вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Речь идет и о пограничном союзе, так как ОДКБ не выполнило своих функций до конца. ОДКБ до сих пор не решило проблему безопасности «подбрюшья» Таможенного Союза в виде среднеазиатских республик. В данном случае, это Кыргызстан с расшатанной системой госуправления и весьма неустойчивой системой национальной безопасности, которая прямо может повлиять на южные рубежи Таможенного Союза, и Таджикистан, граничащий с Афганистаном.

Вопрос пограничного союза актуален как никогда. Это переходная форма от военно-политического сотрудничества в рамках ОДКБ к экономическому объединению в рамках Таможенного союза.

Пограничная и таможенная служба – их можно назвать родными сестрами. Вопрос сохранения рубежей с точки зрения национальной безопасности очень сложно разделить с экономической безопасностью. Соответственно эти две службы ориентированы на быстрое прохождение через границу товаров, а также и людей. Здесь есть и свои минусы – у нас нет миграционных карт, а это значит, что невозможно отследить въехавшего на территорию республики иностранца – чем он занимается, встал ли на учет и т.д. Это наша ахиллесова пята. Что касается экономики, то здесь также проблемы – у нас упрощенный ввоз с нашими весовыми нормативами, а это значит, что наши границы можно напрямую назвать дырявыми.

Кыргызстану и Таджикистану, конечно, можно вступить в ТС, но должен быть промежуточный этап. Кыргызстан с прошлого года просит статус наблюдателя. Хотя я бы назвал этот статус иначе – «Кандидат в члены ТС». Это, в свою очередь, означает, что кандидат должен выполнить определенные условия и нормативы. В данном случае речь идет о дорожной карте, которую нужно еще выполнить в сжатые сроки. Здесь есть много моментов, которые находятся в противоречии с экономическими реалиями, либо находятся в конфликте с политической целесообразностью. Потому как наш парламент, по моему мнению, должен работать по 12 часов в сутки без каникул и без выходных и принимать изменения в законы и в нормативно-правовые акты. Надо привести в порядок порядка 14 тыс. законов и иных нормативно-правовых актов. Как только будет меняться какой-либо закон в соответствии с требованиями законодательства ТС, надо привести с ним в соответствии несколько десятков, а то и сотен нормативно-правовых актов. Россия Казахстан и Беларусь прошли этот путь, и этот путь был в кровавом поту законодателей. А я этого пота не вижу у наших нардепов, которые занимаются чем угодно, но только не приведением нашего законодательства в соответствие с законодательством ТС.

Казахстан готов поручиться за нас, но и он же, в первую очередь, и пострадает от нас. От той же контрабанды, которая хлынет на его рынки от нас. Ну не успеют у нас модернизировать всю пограничную и таможенную инфраструктуру на границе с Китаем. В свою очередь те преференции, которые у нас лоббируются представителями «ДОРДОЙстана» в виде спецльгот для рынков, вернуться бумерангом нам. И вообще нужен ли Дордой в том виде, в котором мы его имеем. По сути это свалка контейнеров, если взглянуть на него из космоса. Торговля, должна иметь цивилизованный характер, а не представлять из себя, обыкновенную контрабанду.

Кыргызстан вполне может быть в Таможенном Союзе. И то, что у нас разрушена промышленность и сельское хозяйство, не значит, что мы не может расти. Мы можем вернуться к программе реиндустриализации страны, вдохнуть жизнь в сельское хозяйство. Дайте нашим людям рынки сбыта в Южном Урале, Казахстане, где 35млн. населения с высоким уровнем доходов. 5млн. кыргызстанцев, вполне могут работать и кормить 35 млн. людей из этих регионов. Дайте только возможность, и, как говорится, не мешайте. Здесь даже не надо говорить о туристической отрасли, о проектах, связанных с гидроэнергетикой и т.д. Все это, так или иначе, будет создаваться и расширяться, создавая рабочие места. Но вопрос - для кого это будут рабочие места – для китайских товарищей, которые кредитуют эти проекты и привозят своих рабочих или это будут рабочие места для нас в рамках евразийской интеграции?

Надо создавать так называемую «Корпорацию развития Средней Азии» с ее многомиллионным населением, которое в данный момент обеспечивает трудовую миграцию в страны Таможенного Союза. Надо создавать сотни тысяч рабочих мест именно в странах Средней Азии. Это продуктивная мысль, наконец-то начала доходить до московского Кремля столкнувшегося с многомиллионной проблемой трудовой миграции. Причем основным двигателем этой идеи выступает главный борец с наркотрафиком в России господин Иванов, руководитель ФСКН РФ, который четко понимает, что в трудовой миграции есть две оборотных стороны - это прикрытие наркотрафика и социальная, межэтническая напряженность в той же России. Так лучше создать условия в самой Средней Азии, чтобы были рабочие места, не правда ли?

- Глава Таможенного комитета КР заявил, что на приведение и укрепление границ с теми нормами, которые необходимы для вступления в Таможенный союз, требуется 115 млн. долларов. Насколько это реально?

- Я считаю, что он прав. Таможенный Союз по внешнему периметру весьма серьезно развил всю инфраструктуру. На всех постах стоят сканеры, просвечивающие фуры, аппаратура, определяющая наличие опасных и вредных грузов, наркотических веществ. Думаю, наш главный таможенник прав, потому как надо технически укрепить границы, подготовить кадры. В данном случае может быть очень эффективным совместное таможенное администрирование, как это было при создании Таможенного союза, когда бок о бок стояли белорусские и российские, казахские и российские таможенники. Это позволило обменяться опытом, знаниями и технологиями. Такой подход весьма серьезно снижают и коррупционный соблазн. Но здесь есть проблема того, что недостаточно уделяется внимание пограничной службе и механизмам взаимодействия пограничных служб, которые прямо не администрируются Таможенным союзом, с таможенными службами. Пограничные службы исполняют силовую функцию, в том числе в защите и таможенников и это помимо их обязанности охранять государственную безопасность. В данном случае должна быть некая связка между двумя этими службами.

Таким образом, интегрироваться надо, но делать это с умом и последовательно, чтобы потом не жалеть себя и не ругать других за свои же собственные ошибки. Во многом это зависит от консолидации усилий государственной власти, партий, гражданского общества, предпринимательских кругов и простых граждан Кыргызстана, которые искренне хотят динамичного социально-экономического развития, благополучия и спокойствия в нашей стране.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us