Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Китайский НПЗ или Газпромнефть Азия – кто победит?

Уже несколько раз откладывается дата открытия китайского нефтеперерабатывающего завода. Почему это происходит? Неизвестно. Хотя муссируются слухи о том, что китайцы пока еще не договорились с хозяевами о выкупе близлежащих к заводу домов. Тем не менее, китайский «нефтегигант» на пороге открытия.

Остаются пока открытыми ряд вопросов связанных с экологией региона Кара-Балты, кто будет работать на самом заводе наши или китайцы. Хотя львиная доля его строителей – граждан Китая уже ассимилировались на кыргызской земле, создав с нашими женщинами семьи. Во многих кыргызско-китайских семьях уже подрастает новое поколение. Оно и понятно, китайцам у нас во сто крат лучше, чем на их родине, где работу найти весьма проблематично. Вот и стремится китайское племя пустить корни на нашей земле, что поделаешь китайская экспансия покорила уже не одну страну.

Ситуация же вокруг Карабалтинского нефтеперерабатывающего завода вообще складывается очень интересная и по-прежнему спорная, считает независимый эксперт Нурлан Аманов. С ним-то мы и побеседовали об этом подробнее.

– Устранится ли дефицит ГСМ с открытием Кара-Балтинского нефтеперерабатывающего завода, особенно когда он заработает, как обещают, на полную мощность?

– Китайцы намерены на днях начать производство горюче-смазочных материалов. Правда, сроки все время передвигаются. Одна из проблем в том, что первоначально мощность завода была 800 тысяч тонн, потом она кратно увеличилась. Но когда растет производственная мощность предприятия, увеличивается не только сама площадь предприятия, но и санитарная зона вокруг него. И тут китайцы уперлись в жилые дома. Наши не хотят уезжать, требуя с китайцев за земельные участки большие деньги. Китайцы говорят, что их дома не стоят столько, сколько за них просят. Часть домов уже выкупили, но из-за части домов еще ведутся споры. Но, скорее всего, все закончится тем, что дома все же выкупят.

Кыргызстан импортирует 96-97% ГСМ – по разным данным, что в абсолютном измерении составляет от 1,6 до 2 млн. тонн в год. Парк автомобилей растет, увеличивается соответственно и импорт. Большую часть ГСМ завозит российская компания «Газпром Нефть Азия», дочернее предприятие «Газпрома». Логистика, конечно, не идеальная – 3000 км железнодорожными цистернами до Бишкека, потом 3000 км цистерны порожняком возвращаются в Омск. Что касается регионов, тут все сложнее. В Бишкеке ГСМ переливают в автоцистерны, которые затем переправляются через перевалы в Талас, Джалал-Абад, Токтогул, Ош и Баткен. До Оша из Бишкека 670 км, до Баткена на 250 км больше, до Лейлека еще плюс 140 км, то есть порядка 900 км везти. Это самый дорогостоящий вид перевозок. Ну, а куда деваться?

Китайцы теоретически нашли нишу, которую могут занять. Вопрос в том, как они будут завозить сырье. Возить нефть до Кара-Балты, а потом отправлять пустые цистерны назад. По тем данным, которые декларировали китайцы и особенно кыргызстанские чиновники, якобы у них есть квота на закупку нефти в Казахстане. Если вы посмотрите по карте, нефтепроводная труба идет следующим образом: Омск – Павлодар – Атасу – Чимкент. Чимкентский НПЗ принадлежит компании, зарегистрированной в Казахстане «ПетроКазахстан», 67% акций принадлежит китайцам, одна треть казахской компании «КазМунайГаз». Получается, что тогда китайцам надо железнодорожными цистернами вывозить нефть от Шымкента до Кара-Балты, а потом назад. Кыргызстанские чиновники договорились даже до строительства нефтепровода Казахстан-Кара-Балта-Иссык-Куль-Китай.

Самое смешное во всем этом то, что, как заявил месяц назад казахский министр, к ним никто с заявкой на неф-тепровод из Казахстана в Кыргызстан из кыргызов не обращался. А наши в это время декларируют нам: «Эта труба пойдет через Чуйскую и Иссык-Кульскую долины, через Сарыджаз уйдет на Аксу». Но поверьте мне, там такие горы… Я, мягко говоря, сомневаюсь в том, что через них протянут нефтепровод. Теоретически, конечно, это возможно. Но себестоимость нефтепровода улетит в космос.

– А как же наши другие нефтеперерабатывающие заводы?

– Карабалтинский НПЗ, несмотря на несомненные плюсы, несет и риски. На рынке ГСМ тон задает тот, откуда источник. Поэтому, если китайцы сумеют сделать свой продукт конкурентоспособным, а они, скорее всего, смогут это сделать, у российской «Газпром Нефть Азии» возникнут проблемы. В НПЗ ключевой момент – это процент выхода легких фракций, то есть бензина, дизтоплива. НПЗ, который у нас стоит в Джалал-Абаде, – самовар позапрошлого века. Это даже не НПЗ, по большому счету, а завод по производству мазута. 50% из перерабатываемой нефти выходит мазут, и 50% - дизтопливо и бензин. Он убыточен уже потому, что у него при потенциальной мощности переработки в 500 тысяч тонн в год, производительность была 70 тысяч тонн, то есть задействован всего на 14%, а почти на 90% он простаивает. У китайцев, которые построили НПЗ в Кара-Балте, по их заявлению, выход легких фракций – 94-96%. И только 4% в виде тяжелых фракций – мазута, гудрона, битума и т. д. То есть он в корне отличается от Джалал-Абадского НПЗ, китайский завод в два раза эффективнее. И я хорошо понимаю иностранцев, почему они продали Джалал-Абадский завод чуть ли не нашему правительству и уехали. Есть еще два мини-НПЗ – Кантский, который работает не очень активно, и Орловский, который также функционирует не ахти как. Дело в том, что Кантский завод был изначально заточен на производство бензина из легкого газоконденсата. Он может перерабатывать только легкие сорта нефти и с невысоким содержанием серы. Здесь еще играет роль «эффект производства конвейера». У маленького НПЗ и рентабельность ниже, а чем больше цех или завод, тем рентабельность выше. Поэтому Кара-Балтинский НПЗ с его декларируемыми 2 млн. тонн нефти и выше, если разгонится, «затопчет» хоть кого. Китайцы могут годами работать на нулевой рентабельности, то есть без прибыли. И только для того, чтобы разорить вокруг всех конкурентов, став монополистами.

– Насколько Кара-Балтинский НПЗ конкурентоспособен той же «Газпром Нефть Азии»?

– Все зависит от кыргызстанского антимонопольного ведомства. Если экологическое и антимонопольное ведомства, Гостехнадзор и прочие будут выполнять свои функции эффективно и жестко, то китайцы нарушать порядок не будут, они очень чуткие в этом плане. И тогда открытие этого НПЗ принесет нашей стране благо. Если они будут знать, что кыргызов можно подкупить и творить все, что хочешь, они будут подкупать и творить все, что захотят. По нам прогноз неблагоприятный, учитывая китайскую организованность и кыргызскую разложенность. Мы разложены морально и коррумпированны в сфере госуправления.

Китай – страна, жестко контролирующая госуправление, финансовые, миграционные, товарные потоки, таможню, доступ к СМИ, к минеральным ресурсам. Сравните общий товарооборот Кыргызстана с Китаем на 100%: китайский экспорт в КР составляет 97,6% оборота, кыргызский экспорт – 2,4% оборота, да и тот в основном состоит из сырья, вывозимого китайскими компаниями, работающими в КР. Видно невооруженным взглядом, кто победит во взаимодействии между высокоорганизованной и разложенной странами. Китайцы умеют смотреть на годы вперед. Если они зашли на наш рынок, значит, ставят перед собой цель подвинуть из КР российский «Газпром», и у последнего, наверняка, возникнут проблемы.

– Кто же будет работать на этом заводе? Опять одни китайцы?

– А вот это уже зависит от другого ведомства – Государственного комитета по миграции и занятости. В Казахстане и России миграционная полиция работает очень четко. У нас миграционного учета, миграционных карт и полиции нет. Заезжай - кто хочешь, живи, сколько хочешь. Иностранцы могут жить в Кыргызстане годами и без всякой регистрации и разрешений. При нашей коррупции все вопросы решаются.

Если к этому еще и добавить отмену виз для въезда в КР граждан десятков государств, то не сложно предсказать, чем это обернется для страны, у которой отсутствует внутренняя система учета взъезжающих иностранцев. Самый наглядный пример – это Сирия.

Представителям арабских национальностей разрешено въезжать в Сирию или проезжать через нее транзитом в безвизовом режиме. В паспорта или идентификационные карты ставится печать по приезду и выезду из страны. Гражданам всех арабских государств тоже не требуется получение ни въездных виз, ни вида на жительство. Результат – налицо. Тысячи наемников из десятков стран свободно въезжали в страну, готовили в Сирии схроны с оружием. И в конце концов довели диверсии с 2011 года до полномасштабной гражданской войны, которая длится в Сирии уже почти 3 года, а конца ей не видно.

Кого китайцы будут брать на работу? Технарей, инженеров, специалистов по нефтепереработке, добыче и т.д. Есть у нас такие специалисты? Нет. Они проведут тендер, скажут, что в Кыргызстане не нашлось таких специалистов, и завезут своих из Китая. Конечно, Госкоммиграции может обязать китайцев лишь на первые годы работы завода брать на работу 90% китайских специалистов, а во все последующие годы снижать проценты – 80%, 70% и т.д., обучать и брать на работу местных жителей. Но если законодательно это не будет прописано, зачем китайцам обучать кыргызов? У них своих безработных в КНР, по разным данным, около 120-160 миллионов. Поймите меня правильно, я не на стороне китайцев. Я за то, чтобы начали работать в КР по-другому.

У соседей казахов степень организованности оказалась выше нашей: они даже купить китайцам компанию «ПетроКазахстан» у канадских владельцев разрешили при условии приобретения 33% ее акций казахстанской компании «КазМунайГаз». А когда в капитале предприятия есть и отечественная доля, то у государства расширяются возможности влиять на политику предприятия во всех сферах: в наборе персонала, управлении финансовыми потоками, распределении прибыли, составлении бизнес-планов и так далее.

Но Кыргызстан, увы, не то, что на долю в капитале стратегических предприятий с иностранным участием на своей территории не идет, но даже и элементарных миграционных карт и полиции до сих пор создать не может. Вместо этого, наоборот, лоббируются законодательные изменения для возможности приобретения иностранцами земель и объектов недвижимости в КР.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us