Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Мифы и реалии фермеров Кыргызстана

Согласно оценке различных международных организаций, таких как ФАО, Всемирная продовольственная программа ООН и ряда прочих, а также родного Минсельхоза осенью этого года с наших полей было собрано столько пшеницы, картофеля и овощей, а также прочих сельхозкультур, что страна может с оптимизмом смотреть в будущее. Даже ситуация с продбезопасностью год от года становится все лучше и лучше. Однако сами фермеры, то есть те, кто, собственно, сеет, выращивает и собирает эти урожаи, видят свою жизнь не столь радужной.

Мы попытались выделить и изучить вкратце основные проблемы наших крестьян (а проблем у них очень много: куда ни кинь – всюду клин!). Это проблемы с сельхозтехникой, семенами, удобрениями, ГСМ… Но даже с выращенным урожаем проблемы для нашего фермера не заканчиваются, скорее, наоборот, растут. Потому что урожай надо успеть собрать и сбыть, причем согласно современным веяниям желательно в переработанном виде. И все это нынче ложится на плечи самого сельхозпроизводителя. Каково же живется нашим фермерам, в чем они испытывают недостаток. Какие у них проблемы, чем им можно помочь и помогает ли в реальности, а не на бумаге и на словах государство – об этом они рассказали нам сами.

Что же посадить?

Глава крестьянского хозяйства «Ак-Тилек» Юнус Ибрагимов из Ысык-Атинского района, рассказал, что в прошлом их плодоовощной совхоз имени Димитрова – некогда один из крупнейших в Чуйской области по выращиванию всех видов овощей – теперь разделен на множество мелких хозяйств. И каждое из них крутится и выживает как умеет.

Фермеры здесь по-прежнему выращивают пшеницу, ячмень, картофель, лук, кукурузу и прочие сельхозкультуры. И этот год, действительно, порадовал своим урожаем. Хозяин показал нам склад, доверху заполненный расфасованным красивым, отборным луком – 500 тонн. Но не с гордостью, а с горечью…

– Картофель оказался в этом году самой прибыльной культурой. Со сбытом проблем вообще не возникло, да и цены хорошие. Но мы в этом году прогадали – посадили меньше картофеля, потому что в прошлом году цены на картофель упали по сравнению с нынешними в два раза. И те, кто выращивал картофель, тогда пошли в убыток. В этом же году только картофель пошел хорошо, остальные культуры стоят. Не оправдал себя лук – нет сбыта, потому что цены упали. В убыток себе работать, что ли? Немного подождем – продадим позже. Потом государство обещало принять пшеницу у фермеров по цене 13 сомов/кг. Но, как оказалось, не всю, а только определенное количество. В результате осталась и пшеница. Себестоимость пшеницы – 10 сомов/кг, а нам приходится сейчас продавать ее по 7-8 сомов/кг. Какая выгода?

Главная слабость фермера – рынок сбыта. Раньше практически всё вывозили в Казахстан, сейчас все стоит. Реализуем часть продукции в Бишкеке – потребности у столицы растут, но не настолько. Нет овощных баз, ничего нет. Может быть, если в Таможенный Союз войдем, станет легче.

Нужно отрегулировать ценовую политику, организовать гарантированные точки сбыта. Чтобы фермер четко знал: всё, что он вырастит, реализует. Государству необходимо, как в советское время, прописать план выращивания различных сельхозкультур на уровне районов и айыл окмоту: где, что и в каких объемах. Иначе так и будет продолжаться – то переизбыток чего-то, то недостаток. Необходимо планировать сельское хозяйство. Сейчас же – хаос. Кто чем хочет, тот тем и занимается. И, конечно же, на уровне государства возродить перерабатывающую отрасль – у самих фермеров такой мощи нет. Нужны крупные перерабатывающие предприятия, а не мелкие кустарные цеха.

Так и приходится нашим крестьянам гадать – что же посадить в этом году, чтобы не остаться в убытке в следующем. И даже планирование, о котором так много и умно говорят в последнее время наши чиновники, налегая на разработку различных стратегий развития, не помогает, потому что надежды и веры в обещания государства у простых людей нет. Может, и правда погадать на ромашке, как раньше делали девушки на своих любимых: сеять – не сеять? Пойдет – не пойдет? Получу прибыль или прогорю?..

Государство выделяет мизер

На ежегодно выделяемые государством ГСМ, семена и удобрения, о чем бодро отчитываются наши чиновники, у фермеров также надежды нет. Из нескольких опрошенных фермеров, проживающих в разных районах и даже областях страны, лишь один однажды подтвердил, что получил по госпрограмме семена.

Остальные же на вопрос о помощи государства фермерам машут в ответ руками: «То, что выделяет государство – мизер. До нас и не доходит».

– К примеру, ГСМ выделяют по 2-3 тонны на один айыл окмоту. Как вы думаете, все ли их получат? Семена также предлагают в небольших объемах и дорого – по 25-26 сомов/кг. Невыгодно покупать. Поэтому семена мы также сами заготавливаем – покупаем элитные сорта, разводим, выращиваем, делаем ротацию. Об удобрениях и ядохимикатах и речи нет. С ними вообще проблема. Накладно покупать. Был бы свой завод по производству минеральных удобрений, стало бы легче. А так их привозят частники, которые накручивают цены, кто как может, – говорит Юнус Ибрагимов.

То, что наши земли и пастбища год от года деградируют и становятся непригодными для сельского хозяйства, – не новость. Зато в последнее время много говорится о том, как Минсельхозом ведутся работы над улучшением их состояния. Однако одно из недавних исследований, проведенное независимой организацией Институтом политики развития (ИПР), дало неожиданный (или, наоборот, ожидаемый) результат.

Как рассказал нам эксперт ИПР, руководитель исследования Асылбек Чекиров, оно показало, что в реальности, а не на бумаге ни в одном айыл окмоту работ по реабилитации земель не проводится. (Исследование охватило 30 айыл окмоту из всех областей страны.) Сотрудники института даже не смогли найти на местах конкретных людей, которые бы отвечали за подобную работу! А это значит, что наши земли и пастбища умирают, невзирая на устные заверения чиновников об обратном.

Бердалы Конурбаев из Ылай-Таалайского аильного аймака Кара-Кульжинского района Ошской области рассказал, что чиновники вообще нечастые гости в их краю. Например, губернатор области наведывается к ним всего раз в год. А много ли узнаешь о проблемах людей в сельской местности за одну встречу, из которой, по всей видимости, еще и праздник делают? Если бы чиновники чаще наведывались в села, то многие проблемы были уже решены, считает Бердалы Конурбаев.

Утиль или не утиль?

Еще одна больная и совсем не любимая мозоль крестьян – сельхозтехника. Проблем с ее разнообразием сейчас нет: можно увидеть китайского, турецкого, белорусского, российского, европейского производства. Все чаще проводятся ярмарки, где можно тут же приобрести понравившегося железного работягу. Но вот покупают технику все же мало. Дело в ее дороговизне, а потому и недоступности для большей части фермеров. Поэтому до сих пор фермеры практически всю работу на полях выполняют вручную. Хотя и тут мнения чиновников и фермеров, да и между самими крестьянами разделились…

Так, например, вице-премьер-министр КР Тайырбек Сарпашев во время одной из бесед с журналистами рассказал, что увеличить урожайность в республике можно либо за счет увеличения посевных площадей, либо за счет увеличения количества сельхозтехники. При этом, ставку правительством было решено все же делать именно на лизинг.

Согласно данным «Айыл банка», который проводит около 90% всех лизинговых операций по сельхозтехнике в стране, за 2,5 года банк выдал почти 1100 единиц техники на общую сумму свыше 1 млрд. сомов. На стадии завершения находятся переговоры с Евразийским банком развития, который планирует выделить Кыргызстану 20 млрд. долларов сроком на 20 лет. Эти средства также будут направлены на лизинг сельхозтехники.

«Фермерам стало жить легче, лучше, техника стала доступнее», – сказал тогда в своем мини-интервью вице-премьер.

– Очень дорогая техника, очень дорогие запчасти. Проще технику собрать самостоятельно, чем купить новую. У меня в хозяйстве вся нужная техника есть, еще советского производства. Я, да и многие другие фермеры, кто разбираются в ней, покупаем старую, которую сдали в утиль, и собираем из нее «новые» машины, – рассказал нам фермер-механик-техник с 40-летним стажем Леонид Егорович Устамчук.

Отец и сын Галкины из крестьянского хозяйства «Галка» также подтверждают нам в беседе, что дешевле отремонтировать старую технику, чем купить новую:

- Мы сами собрали из утиля «МТЗ» 86-го года выпуска, на ремонт ушло около 200 тысяч сомов. Хотя это все равно получается дешевле, чем приобрести новый. Для приобретения нужной в хозяйстве техники нам требуется 50 тысяч долларов. И хотя мы занимаемся выращиванием сахарной свеклы, а это прибыльная культура, позволить себе новую технику не можем. Поэтому всю работу по старинке вручную делаем, только посев и культивацию – на технике, - говорят фермеры.

- Техника дорогая, рассчитана в основном на обработку больших площадей, а земельные участки у наших фермеров чаще небольшие, поэтому такие машины им не подходят. Брать технику в кредит многие крестьяне просто боятся: как бы не лишиться дома. Она и за 5 лет не окупит себя, а выплачивать по кредиту нужно сразу. К тому же гарантию на технику часто дают меньше, чем на год, на какие-то машины вообще месяц. Многие люди плохо разбираются в машинах, не могут наладить их, отремонтировать. Поэтому мало покупают. Конечно, иностранная техника хорошая, современная, но рассчитана ли она на наши поля, фермеры не знают. Потому и не спешат покупать ее, их опасения понятны, – говорит агроном-свекловод Миргасым Аллахверанов.

- Тут есть и другая сторона. У наших фермеров еще старое, консервативное мышление. Они не привыкли смотреть на несколько лет вперед. Взять тот же однорядный свеклоуборочный комбайн, стоит он 28 тысяч долларов. Если за сезон он уберет 60 га, а на 1 га тратится порядка 250 долларов, то уже набирается сумма в 15 тысяч долларов. То есть эта техника с лихвой окупит себя за 3 года. А нашим до сих пор кажется - лучше из утиля технику собрать или делать все вручную, - считает глава крестьянского хозяйства «Темирбек» Калим Чагымбаев.

Крестьяне не объединятся?

Вот так отсутствие техники, удобрений, несоблюдение севооборота, которые крестьяне не используют по незнанию либо из-за отсутствия денег, сказывается в результате на земле, на урожайности и качестве выращиваемых в стране культур. По словам агрономов, если не соблюдать севооборот, то уже через 3-4 года урожайность пшеницы падает на 20 центнеров. А чтобы соблюдать севооборот, нужен целый набор техники, которая не по карману да и ни к чему маленьким хозяйствам, преобладающим у нас. О каком же увеличении урожая и улучшении показателей все твердят чиновники и статданные?

Получается замкнутый круг. Выход видится в укрупнении, объединении крестьянских хозяйств. Но и тут не все так просто. Крестьяне уже не хотят объединяться.

- У нас сейчас многого нет из того, что было раньше. Мы откатились лет на 20 назад. Я предлагал несколько раз создавать государственные крестьянские объединения. Лет 5 уйдет на восстановление и объединение. А это опять нужно вкладывать свои средства, тратиться. Опять расходы, ждать, терпеть первое время убытки… Крестьяне не хотят объединяться. Отвечают мне: «Зачем нам эти головные боли?» Если кто из фермеров разбогател, он не будет объединяться с бедными, у кого нет техники, и кто довел свою землю до истощения. А бедным просто нечем скидываться, - рассказывает Булат Сураналиев, ведущий специалист Управления аграрного развития Ысык-Атинского района.

- Нужно искать единомышленников среди средних хозяйств, объединяться на равных правах. А маленькие хозяйства не желают объединяться. Необходимо было раньше государству думать – не разваливать то, что было, – сурово подытоживает фермер Юнус Ибрагимов.

Поделится в

Из последнего опубликованного Прочие авторы

back to top

Случайные

Follow Us