Menu

sf building 15x7

Спектакль должен приносить духовную прибыль

В первых числах марта в Бишкекском городском драматическом театре им. А.Умуралиева с аншлагом прошла премьера спектакля «Красное яблоко». Для ценителей этого вида искусства мероприятие стало настоящим событием. Наш сегодняшний собеседник имеет к этому самое непосредственное отношение. Заслуженный деятель культуры КР Нурлан Асанбеков является режиссером-постановщиком этого спектакля. С ним мы поговорили не только о премьере, но и о многом другом.

IMG 20210305 173236

IMG 20210305 164221

Наша встреча происходила за пару часов до начала спектакля. Мастер заметно волновался, иногда посматривая на часы.

– Премьера прошла достойно. Зрители восприняли постановку очень хорошо. Но все равно каждый раз испытываю трепет в душе, – признался наш собеседник.

– Мое безмятежное детство ничем не отличалось от детства большинства сверстников бывшего СССР. Средняя школа. В 1985 году окончил Музыкальное училище им. М. Куренкеева. После прочтения книги Станиславского «Моя жизнь в искусстве», в которой он подробно описывает свою исследовательскую работу в музыкальном театре, оперу «Евгений Онегин» и еще несколько классических произведений, пришло осознание, что этот вид искусства можно при желании сделать креативным и концептуальным. А при правильном подходе он станет интересным и разнообразным. Тогда впервые задумался о работе в Национальном академическом театре оперы и балета.

После окончания училища устроился туда в качестве монтировщика сцены. Прекрасно понимал: чтобы стать настоящим режиссером, нужно знать кухню театра. Без закулисных хитросплетений его невозможно постичь. Кроме того, хотелось попробовать себя и в других жанрах. Стал осваивать искусство пантомимы. Во Фрунзе в ДК им. Ленина были такие курсы. Преподавал их Арнольд Сараженский. Он был профессионалом своего дела. Уроженец Одессы, в свое время окончил эстрадно-цирковой факультет ГИТИСа. Тогда я понял, что пантомима – космический, необъятный вид искусства. Здесь слова не нужны, зачастую один жест заменяет целое предложение, – вспоминает Нурлан Асанбеков.

Сочетание пантомимы и знаний музыкальной теории дало огромный толчок, благодаря которому наш герой утвердился в желании посвятить себя режиссуре. Потом в своих постановках он не раз обращался к творчеству мимики и жеста. В спектакле «Журавлиные перья» применил пантомиму уже на профессиональной сцене.

Стать профессиональным режиссером у Нурлана получилось не сразу. Судьба испытывала его на прочность. Сегодня наш герой считает, что все было не напрасно.

– В эту профессию люди должны приходить осознанно и в зрелом возрасте, имея в запасе богатый жизненный опыт, – утверждает мастер.

Несколько раз он пытался поступить в ГИТИС. Каждый раз после очередного провала на экзаменах возвращался домой. В Бишкеке, в перерывах между поступлениями, в ресторане «Нарын» работал артистом оригинального жанра. Это был не только дополнительный заработок, но и возможность проявить себя в пантомиме. Там в то время собиралась вся столичная богема. Ирина Саломко вела программу варьете.

– Сегодня, когда я смотрю Цирк дю Солей или концертные номера этого жанра, мысленно возвращаюсь в молодость, – делится Нурлан Асанбеков.

Но все равно в конце 1980-х годов исполнилась заветная мечта будущего режиссера. Он с третьей попытки поступил в ГИТИС.

– Москву надо завоевывать. Мне удалось поступить на курс знаменитой Натальи Сац на факультет режиссера музыкального театра. Она основатель и руководитель шести детских театров, среди которых первый в мире детский драматический театр и музыкальный театр для детей. Она создала новое направление театрального творчества для детей. Это совершенно другой мир.

Москва и Санкт-Петербург в этом смысле всегда будут на первом месте. Твердо уверен, что нигде в мире не преподают лучше музыкальную драматургию, как в этом московском вузе. Я еще застал великих педагогов, которых, к сожалению, уже нет в живых. Им тогда уже было под восемьдесят лет. Например Евгений Акулов, известный дирижер. В 1930 году был ассистентом дирижера, затем дирижером Большого театра в Москве. В 1938–1949 годах работал главным дирижером и заведующим музыкальной частью Музыкального театра им. В.И. Немировича-Данченко. Потом преподавал в ГИТИСЕ, – вспоминает режиссер.

В 1992 году Нурлан, молодой специалист, поставил свою первую дипломную оперу на сцене Фрунзенского театра оперы и балета. «Джанни Скикки» Джакомо Пуччини это единственная комедия в творчестве итальянского мастера. Через год здесь же, в театре Умуралиева, Нурлан участвовал в постановке «Журавлиные перья» в качестве ассистента режиссера. Это японская сказка. В ней были задействованы кыргызстанцы, окончившие ленинградские и московские театральные училища.

– Еще одной вехой в карьере стала постановка в Русском драматическом театре спектакля «Упырь» по Алексею Толстому. Тогда я работал ассистентом у знаменитого кыр­гызского режиссера В. Пази. Честно признаюсь, для меня этот стало бесценным опытом. Мастер сцены буквально ввел меня за руку в мир драматического театра. Я почувствовал различие этих жанров. Если в драме основой является пьеса, изыскания, режиссерские поиски, то в оперном театре основой является партитура. Это и есть музыкальная драматургия: основа всех основ. Все чувства и перипетии, которые происходят в душе героев, находятся не в тексте, как обычно, а в партитуре. Поэтому драматические режиссеры, приступая к постановке оперы, часто ошибаются, когда первоначально обращаются к тексту. Мне было намного легче, потому что за плечами было музыкальное образование.

В разговоре Нурлан Асанбеков признался, что никогда не мечтал сам выйти на сцену и попробовать себя в качестве актера.

– Актерство – это не моя стезя. У людей этой профессии есть другое ощущение и понимание жизни. Их учат изначально опираясь на эти навыки. Разница между режиссером и актером очень большая. Поэтому последним, прежде чем взяться за постановку, необходимо отказаться от своей первоначальной профессии. Режиссер должен соразмерить персонаж и актера, насколько они могут совпадать и дополнять друг друга.

Мы коснулись и постановки спектакля «Красное яблоко».

– Это уже моя четвертая постановка данного спектакля. Первый раз к этому произведению я обратился еще в 1995 году. Мы тогда ставили спектакль в библиотеке им. Чернышевского. Все знают, что история, рассказанная в этом произведении, происходила в этих стенах. Рассказ этот автобиографический. Встреча Айтматова с незнакомкой случилась в тех книжных залах. История была выстрадана автором. Когда Арсен Умуралиев предложил мне поставить что-то из Ч. Айтматова, сомнений в выборе не было ни минуты. В пользу этого был еще один момент: у «Красного яблока» до этого не было сценической версии. Другие айтматовские произведения часто ставились на сцене: «Джамиля», «Первый учитель». Мне необходимо было найти зерно рассказа и конфликта. Оно нашлось. В постановке я использовал стихи известного испанского поэта, лауреата Нобелевской премии по литературе Хуана Рамона Хименеса. Он как никто другой подходит по моим ощущениям. После этого сразу нашлась и музыкальная канва. В основном это произведения русского композитора Александра Скрябина.

Хочу заметить, что в числе первых зрителей был сам автор, Чингиз Айтматов. Честно признаюсь, мне была очень важна реакция Чингиза Торекуловича. После спектакля за кулисами мы брали у него автографы. Мастер был сдержан, но было заметно, что ему постановка понравилась. Гениальное произведение развертывалось на стыке внутреннего конфликта самого персонажа. Конфликт разрешился самим героем. Это дорогого стоит. Такие чувства характерны для любого человека.

Для меня этот спектакль является самым важным и переломным. Он помог окончательно понять, как надо работать. Если в ГИТИСЕ мы получили фундамент образования, то на этом материале я увидел, что такое режиссер-художник. Инсценируя этот рассказ, могу с уверенностью сказать, что он, как никакой другой, подходит для сцены. Обычно литературное произведение в прозаической форме требует инсценировки. Режиссер должен проявить свое мастерство в видении произведения.

В первой и четвертой постановке этого спектакля есть различия. В первую очередь полностью сменился актерский состав. Это другие ритмы и ощущения. У сегодняшних ребят совершенно другой стиль жизни. Если в то время символом любви могло стать простое красное яблоко, то сейчас это совершенно другие ценности. На примере кинофильмов и литературных произведений мы погружали их в эпоху конца 1960-х и начала 1970-х годов.

Время пролетело незаметно. Наш собеседник попрощался и отправился за кулисы. До начала очередного спектакля осталось несколько минут.

back to top

Случайные

Follow Us