Menu

Искусство на сцене и в жизни

Галина Кетова – одна из самых известных актрис Государственного национального театра русской драмы им. Ч.Айтматова. Она удивила всех, когда осенью этого года появилась на плакатах одной из политических партий. Три года назад актриса открыла свою студию, а сейчас дает сольные концерты. При этом успевает заниматься детьми, мужем и петь в троллейбусах.

– Для многих стало неожиданностью, когда человек, совершенно не склонный к политике, вдруг пошел на выборы. Зачем это было?

– Я просто устала, что о культуре у нас совершенно не идет речи. В политике словно не понимают, что есть такая составляющая нашей жизни. Многих представителей этой партии я знала давно, я им доверяла и рада, что мы поработали на выборах. До этого совместно проводили акции к 9 Мая, так я с ними и познакомилась. Когда они предложили стать участником их партии, я долго все взвешивала, советовалась с мужем и в итоге согласилась. Второй важный момент – мне очень близки социалистические взгляды, захотелось помочь донести их до людей.

– Что вам пообещали взамен за участие в выборах?

– Я не тот человек, который пойдет за должностью. Очень многие вещи в их программу и планы внедрила я, много говорила об этом и была услышана.

– При этом вы не были в первой десятке и в парламент бы не прошли?

– Да, это было сознательное решение. Я не хотела в ЖК, мне хотелось донести идеи. Мне нужен инструмент, через который можно провести идеи культуры. Мне, например, не зазорно сыграть спектакль где-то на табуретке в кофейне, если я знаю, что придут люди, которым это важно. И для них же я готова была окунуться в политику. Факт закрытия театра или того, что отменили спектакли из-за пандемии, – не повод останавливаться. Многие говорили, что меня использовали. Но на самом деле у меня просто были другие цели и задачи.

– Вам было страшно 5-8 октября?

– Конечно, я очень переживала за людей, которых узнала с хорошей стороны, но тогда всех смешали в один котел. К тому же мне лично поступали угрозы. Писали, обещали достать меня и мою семью. Но больше всего расстраивало, что те, кто это делали, не были способны аргументированно спорить.

– А если во второй раз позовут, пойдете в партию?

– Если идеи будут мне подходить, то да. И если это будут люди, которым я смогу верить.

– Есть ли будущее у отечественного искусства и театра?

– Я оптимист. Всегда считала, что будущее есть, вопрос – какое. Вопрос – как скоро произойдут процессы, которые смогут вывести нас на новый уровень. Сейчас все грустно и печально. Театры закрыты с апреля, сейчас кино открыли, а театры нет. До этого случалось, что отменяли спектакли, потому не было продано ни одного билета. Мы уже давно не видели полных залов.

– Почему так происходит?

– Когда у молодежи есть свободное время, куда они идут? В клубы, кофейни, кальянные, кафе или сидят за компьютерами. В крайнем случае в кино. Филармония, оперный театр – все это не близко им. Я считаю, что для исправления ситуации нужна обязательная программа для школьников, чтобы у них появился навык хождения в театр. Но для этого государству надо заниматься людьми. Если государство не берет на себя ответственность за граждан, как за детей, не воспитывает, то оно не получит людей, с которыми потом получится поговорить в дальнейшем. В советское время это была традиция, там была забота государства о человеке. И поэтому было очень много всесторонне развитых людей. А сейчас театры должны сами забивать залы. И тогда начали ставить спектакли с короткими юбками, лишь бы привлечь зрителя. К счастью, это недолго продлилось.

– Какая зарплата сейчас в театрах?

– Я удивляюсь нашим молодым артистам. Они живут на две тысячи, они пришли в театр по зову души, но вынуждены искать дополнительные заработки. Театр – первостепенная работа, все подстраивается под него. Молодые артисты не получают больше 4 тысяч сомов, но при этом их занимают почти во всех спектаклях в роли «принеси, подай». Они заняты репетициями с утра до ночи, у многих нет возможности заработать. Тогда им приходится покидать театр, чтобы с голоду не умереть.

– Студию Galaтеатр вы открыли именно поэтому – чтобы заработать?

– Нет. Самое интересное, я зарабатываю всегда вопреки. Деньги приходят бонусом. Когда я получила первую зарплату, так радовалась, потому что не ожидала, что за удовольствие еще и платят. Galaтеатр появился как раз, когда в Русском драмтеатре был «период коротких юбок». Тогда я сказала, что не согласна с тем, что мы делаем, и оказалась под санкциями. Меня запретили занимать в спектаклях, я не могла играть. Это было ужасно. И тогда один режиссер посоветовал открыть свой театр. И я сделала это.

– А дети планируют пойти по вашим стопам?

– Второй сын решил стать артистом. Я все еще пытаюсь это осознать и пережить. Потому что это не просто профессия, это служение. Для родных и близких сложно принять, что они не на первом месте. Там всегда театр.

– А как муж относится к романтическим сценам в спектаклях?

– Он уже не носит мне огромные букеты и реже приходит на спектакли, но очень меня поддерживает. А ревности нет. Он понимает, где сцена, а где я. И знает, да простят меня мои коллеги, что я не отношусь к ним, как к мужчинам. Они как братья.

– Актерское мастерство помогло в жизни?

– Да, удалось наработать в себе навыки переключения, перестройки и психоанализа. Роль – это большая работа над типажами, и это полезно в жизни. Начинаешь понимать цели, задачи и куда именно люди движутся в этой жизни.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us