Menu
SF site2

Вся жизнь – театр

Кыргызский национальный академический театр оперы и балета им. Абдыласа Малдыбаева стал для Татьяны Дьяченко вторым домом. Наша собеседница проработала там больше 50 лет. После ухода со сцены она освоила новую профессию и стала начальником гримерно-парикмахерского цеха.

– Моя малая родина – Иссык-Кульская область. Сами понимаете, сельскому ребенку сложно выучиться на балерину. Это удел детей больших городов. У родителей нас было четверо, и только я попала на профессиональную сцену. Тогда я училась в третьем классе, – рассказывает Татьяна Дьяченко. – Во время летних каникул на пляже в селе Тамчы к нам подошла незнакомая женщина. Она сначала долго смотрела на меня, потом подошла, проверила растяжку, пощупала мышцы, заставила попрыгать. После чего спросила мой домашний адрес. Как потом выяснилось, она преподавала в Ташкентском хореографическом училище и разглядела во мне задатки балерины. Вечером она пришла к нам домой для серьезного разговора с родителями.

По словам Татьяны Ивановны, незнакомка оказалась очень настойчивой. Она смогла убедить родителей, что дочь должна продолжить учебу в их училище. Однако не могло быть и речи о том, чтобы отпустить десятилетнего ребенка одного в Узбекистан. Но к этому времени наша героиня уже знала завораживающую силу танца.

– За пару месяцев до этого случая в наш сельский клуб привезли фильм-балет «Ромео и Джульетта» с Галиной Улановой в главной роли, – вспоминает Татьяна Ивановна. – Там был момент, когда героиня бежала по длинной светлой лестнице. Она буквально летела по ступенькам. Мне тогда захотелось стать похожей на нее. В детских грезах я представляла себя на ее месте. Придя домой, рассказала маме, что хочу быть похожа на главную героиню и научиться так танцевать.

Потом отца будущей балерины перевели на новую работу во Фрунзе. Заветная мечта стать балериной стала близка как никогда. Теперь дочь стала уговаривать родителей отвести ее на просмотр во фрунзенское хореографическое училище. Все вступительные экзамены она сдала без проблем.

– Был очень большой конкурс. Маленькие абитуриенты заполнили все коридоры. Все девочки хотели стать похожими на Уланову и Плисецкую. Отбор был очень жесткий. У нас проверяли растяжку, осматривали фигуру. Я была принята на первый курс. Вместе со мной зачислили всего шесть человек. Причем мальчиков не было ни одного, – рассказывает Татьяна Дьяченко.

Потом для нашей героини начались тяжелые учебные будни. Все их преподаватели были корифеями кыргызского балета, у них было чему учиться. Восемь лет в училище пролетели очень быстро. С раннего утра Татьяна уезжала в балетные классы, после обеда шла в обычную школу. За это время девочке пришлось сменить целых пять учебных заведений.

– Вся беда в том, что общеобразовательные уроки не всегда совпадали с расписанием в училище. Приходилось подстраиваться. Балет к этому времени стоял для меня на первом месте. Свободного времени не было совсем. В восьмом классе наша учительница русского языка и литературы, зная о моей колоссальной загруженности, часто отпускала меня домой с уроков. Несмотря на все эти трудности, школу я окончила хорошо. За все восемь лет жизни в таком режиме ни разу не пожалела о своем выборе.

У нас был уже предпоследний курс, когда меня и еще одну девочку взяли на стажировку в театр. Свободного времени совсем не осталось: весь день на занятиях, вечерами – репетиции. Нас стали понемногу задействовать в спектаклях. Сцена для меня не была страшна. С замиранием сердца мы следили за заслуженными артистами балета во время репетиций и выступлений. Труппа была очень большая, более 90 человек, – говорит наша собеседница.

Хорошо помнит Татьяна Ивановна и свои первые гастроли. Они были в Москве в Большом театре.

– Это как полет в космос. Помню, поселили нас в гостиничном комплексе на ВДНХ. В комнате было по четыре девушки. Долго не могла поверить, что это не сон. Утром соскочила с кровати, когда заиграл гимн СССР. Рядом Кремль, Мавзолей. За окном картина, которую с детства мы видели только на картинках и экране телевизора. Поразило отношение артистов главного театра страны. Они приходили, спрашивали, что нам надо. Принесли свои балетные туфли. Их тогда в Большом театре шили на заказ, а мы получали обычные заводские пуанты более низкого качества. Еще запомнились просторные балетные классы, зрительный зал. В Москве оказались и очень благодарные зрители. Для них мы приготовили балет «Жизель» и «Болеро» и оперу «Манас». Мой гастрольный дебют удался. Публика осталась довольна, – вспоминает Татьяна Ивановна.

В разговоре мы не могли не поговорить и о любимых постановках нашей героини.

– Это две сольные партии: фея Карабос в спектакле «Спящая красавица» и Варвара в «Докторе Айболите». Я уже подошла к этим ролям как состоявшаяся балерина. Это были характерные роли. Мне по моей натуре необходимо не только хорошо станцевать, но и сыграть на сцене. С артисткой, которая была задействована в роли феи Карабос, произошел несчастный случай, она сломала ногу. А спектакль должен был начаться через два дня. Срочно пришлось искать замену. Мне так понравилась эта партия, что я набралась смелости, отправилась к педагогу-репетитору и предложила свою кандидатуру. Она так удивленно на меня посмотрела и только спросила, откуда я знаю эту роль. Однако согласилась, чтобы я пришла на репетицию. Весь порядок роли, что и за чем идет, я знала, оставалось только соединить все воедино. Репетиции Инги Левченко я запомнила на всю жизнь. Столько времени прошло, а я могу на словах разложить всю свою роль.

Татьяна Ивановна честно призналась, что никогда не мечтала быть примой.

– Я знала, что мое место – кордебалет, первая линия. В наше время это было достаточно престижно. Доставались и сольные маленькие партии. Знаете, особых интриг в балетной среде тогда не было. В гримерке, где я переодевалась, было шесть человек. Девушки делились друг с другом всеми секретами.

Удалось нашей героине выступить на одной сцене со знаменитой Анастасией Волочковой.

– Она приезжала к нам по приглашению руководства театра. В спектакле «Жизель» я играла ее маму. Мне тогда было около пятидесяти лет. На экране телевизора и в жизни она очень эпатажная. На репетиции я хотела обговорить некоторые моменты. Российская звезда поразила меня своим ответом: «Я все знаю, и здесь просто хожу пешком». Гастролеры, которые к нам приезжают, как правило, ведут себя по-другому. На репетиции проходят весь спектакль, общаются со своими партнерами.

Вот вам другой пример. Был у нас на гастролях звезда российской оперы из Санкт-Петербурга Аскар Абдразаков. Он ведущий солист Мариинского театра. В постановке «Князь Игорь» он играл хана Канчака. Грим у него был очень сложный. Работать мне пришлось около часа. В нем не ощущалось ни капли звездности. В быту он оказался очень культурным человеком. И таких артистов в моей жизни было большинство.

Балетной сцене Татьяна Ивановна отдала чуть больше 20 лет. Она рассказала, что еще выступая на сцене, старалась сама себе делать прически и накладывать грим. Полностью порвать с театром не получилось, ей предложили перейти в гримерный цех. В новую работу наша героиня окунулась с головой. Начала учиться делать парики. По ее словам, на новом поприще было трудно, но очень интересно. Подготовить артиста к спектаклю очень сложно. Его грим должен полностью соответствовать роли. Есть большая разница между прическами оперных артистов и балетных.

– Я по-прежнему оставалась в театре и была задействована в некоторых спектаклях. Выйти на сцену – это своеобразная отдушина, чтобы отвлечься от повседневной жизни. Когда я перевоплощаюсь в своих героинь, на второй план отходят домашние проблемы. В спектакле «Жизель» я участвовала не один десяток раз. И каждый раз в сцене смерти по-настоящему плакала.

Особенно трудно пришлось в условиях пандемии. Сказалась многолетняя привычка каждый день ходить на работу, поэтому сидеть дома, в четырех стенах, было достаточно проблематично. Но уже с середины декабря театр откроется. Мои умения опять будут нужны зрителям.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us