Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Эрнест Абдыжапаров: «Саякбай» - высшая точка в моем творчестве

Фильм Эрнеста Абдыжапарова «Саякбай» в конце этого месяца покажут на Международном кинофествивале в Монреале. По красной дорожке кыргызкому режиссеру ходить не в первой: на его счету Каннский, Берлинский и Маракешский кинофестивали. Но для кинематографиста показ в Монреале – особенный. Ведь на суд строгого жюри здесь представят фильм, который Абдыжапаров считает своей лучшей работой.

Историческая кинокартина «Сайякбай», как нетрудно догадаться, посвящена жизни великого манасчи Саякбая Каралаева. О том, как проходили съемки, о мистических случаях на площадке, а также о традициях кыргызского кино «Мегаполису» рассказал режиссер Эрнест Абдыжапаров.

- Эрнест Алмасбекович, вы не только режиссер, но и сценарист фильма о сказителе эпоса «Манас». Как родилась идея?

- Она витала в воздухе. Ведь Саякбай Каралаев – наиболее близкий к нам современник. Когда он ушел из жизни в 1971 году, мне было 10 лет. Кроме того, дух Манаса в крови каждого кыргыза. Он присутствует в творчестве любого отечественного режиссера. Я - не исключение. Я долго изучал и исследовал эпос, сопоставлял его с историей.

- Кстати, «Саякбай» снят в жанре исторического кино. Он претендует на историческую достоверность?

- Конечно. Мы пытались придерживаться историчности, хронологии событий, чтобы не было никаких искажений. Что касается жанра, то супруга Чингиза Айтматова назвала нашу картину кинопоэмой.

- В чем основная идея кинопоэмы о Каралаеве?

- Мы хотели показать сказительство, рассказать, как и почему Саякбай Каралаев стал манасчи. Раскрыть суть этого явления в нашем материалистическом мире сложно. Ведь манасчи - не просто певец, выучивший несколько строк. Сказительство всегда связано с мистикой. Манас - это живой дух, являющийся поэту во сне и дающий благословение. Но в случае с Каралаевым сыграл еще его талант и принадлежность к школе манасчи. У него родилась новая версия эпоса, с индивидуальными напевами и историческими поворотами.

Эту идею невозможно было выразить просто. Поэтому в фильме «Саякбай» присутствует все: история и быт кыргызов этого периода, биография сказителя от самого рождения до смерти, его отношения с супругой, с беркутом, с природой. Передан дух революции и гражданской войны. Показаны взаимоотношения русских и местного населения. Есть линия, посвященная контакту Каралаева с духами Манаса. Также присутствует личность Чингиза Айтматова. И это все поместилось в фильм продолжительностью 1 час 20 минут.

- Как вы думаете, поймут ли столь неординарный и сугубо национальный фильм на Западе?

- Признаться, меня это тревожило. Ведь сказительство эпоса «Манас» - вещь специфическая. Тем не менее, мы подали заявки на несколько фестивалей: в Берлин, Карловы Вары, Москву, Канны. Везде нам отказали. Я уже потерял всякую надежду, но вдруг пришло приглашение из Монреаля. Значит, наше специфическое кино все-таки заинтересовало иностранного зрителя.

В Монреале собирают лучшие фильмы со всего мира в различных жанрах. «Саякбай» в числе 15 фильмов из разных стран представлен в номинации «Мировой конкурс».

- Как вы оцениваете свои шансы?

- Мы сняли картину, достойную гран-при. Остальное решит жюри (смеется режиссер). А если честно, то лично для меня этот фильм – высшая точка в моем творчестве. Вообще в нем отлично сработала вся группа. Операторская работа - великолепная. Хорошо переплетена палитра истории и сказительства. Это передано понятным кинематографическим языком. Красивая музыка Муратбека Бегалиева создает атмосферу. Хорошо поработали декораторы, художники по костюмам. А актеры так натурально сыграли, что создалось впечатление, что их герои вновь ожили. Особенно это ощущалось в эпизоде прощания Саякбая Каралаева со своим беркутом.

- Вы не в первый раз упоминаете беркута. Что он значит в жизни манасчи?

- Он символизирует связь поэта с природой. Кроме того, Каралаев был охотником, и беркут помогал ему кормить семью, птица была его другом. В фильме беркут – это еще некий посланник духа Манаса, который покровительствует Саякбаю.

За месяц до смерти сказитель отпускает своего крылатого соратника на волю и благословляет пришедшего к нему Чингиза Айтматова. Писатель уезжает на грузовике, а обретший свободу беркут летит прямо над его головой . В этом месте мы понимаем, что величие Айтматова связано с духом Манаса. Здесь также видна преемственность.

- Насколько мне известно, Чингиза Торекуловича сыграл его сын Эльдар Айтматов, который не является профессиональным актером. Как он справился с ролью отца?

- Мы перебирали много актеров, но идентичность, манеру речи Чингиза Айтматова смог передать только Эльдар. Во время съемок он сильно переживал. Я попросил его не изображать отца, а быть самим собой. Нужны были живые эмоции, а не актерская игра. Благодаря тому, что Эльдар сыграл самого себя, а в его жилах текла айтматовская кровь, получился интересный образ.

- Эрнест Алмасбекович, были ли во время сьемок какие-то интересные, возможно, мистические моменты?

- Мистика присутствовала с самого начала и до конца. Актер Марат Жанталиев, сыгравший Саякбая Каралаева, говорил, что после того, как он переодевался и гримировался, в него вдруг кто-то вселялся и подсказывал, как нужно играть. Во время просмотра отснятых сцен он вздрагивал, удивляясь, насколько он похож на Каралаева. Хотя до этого многие не верили, что Жанталиев - хохмач, комик, пародист - сможет играть такого великого человека.

Еще был один мистический момент. Мы сначала выбрали хорошего большого беркута. Но его хозяин опасался, что птица с непривычки может клюнуть актера. Он предложил нам другого, совсем молодого беркута. Чтобы настроить контакт, актер несколько раз выезжал с ним в горы, кормил мясом, бросал чучело лисы. Когда снимали сцену прощания с беркутом, Саякбай говорил: «Прости, что тебя держал столько лет в неволе. Теперь ты свободен». И в это время птица на него так смотрит, будто все понимает. И манасчи отпускает беркута. Поразительно, но эта птица, которая в свободном полете ни разу не была, покружилась вокруг нас, камеры, будто давая себя завпечатлеть со всех сторон, и улетела. Эту потрясающую сцену мы сняли с первого дубля. Правда, хозяин беркута только через 4 часа нашел своего питомца в горах.

- А где снимали кино?

- На родине сказителя - В Тонском районе Иссык-Кульской области, в селе Боконбаево.

Я вообще зарекся, что все свои фильмы буду снимать только на Иссык-Куле. Вот уже 3 года я живу и работаю там. Заметил, что в Бишкеке я начал мельчать. Нужна была перезагрузка, глоток свежего воздуха. В итоге выбрал Иссык-Куль, в том числе из профессиональных соображений: именно здесь снималось 80% всех кыргызских фильмов. Тут живописная натура - пустыни, сады, горы, пастбища, озеро. Неудивительно, что большинство известных отечественных художников – уроженцы Иссык-Кульской области. Здесь сам бог велел творить.

- К слову о творчестве. Сегодня в республике снимают много: и мэтры кино, и молодежные студии. Какую эпоху переживает кыргызское кино?

- То, что происходит в кинопроизводстве страны, я назвал бы прорастанием побегов большого дерева. Оно дает все новые и новые ростки. Даже дети начинают снимать кино: сейчас проходит фестиваль «Карек». Значит, у нас хорошая перспектива на 50-60 лет вперед.

Сегодня идет рассвет кыргызского кино, который еще не достиг своей кульминации. Не думаю, что развитие пойдет внутрь нашей культуры. Скорее всего, это будет интеграция в мировое кино. Потенциал у нас есть, потому что в кинематографе еще не раскрыта глубинная культура кыргызов. Многие народы растеряли свои корни, а мы их сохранили. Поэтому нам необходимо рассказать миру о себе, поделиться своей культурой, эпическим наследием, историей. Ведь кинематограф был и остается самым демократичным и эффективным искусством в мире.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us