Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Евгения Кулакова: Я люблю свою работу!

Несмотря на плотный график работы и репетиций, нам удалось поговорить с чудесной девушкой-хореографом – Евгенией Кулаковой. Это очень солнечная и улыбчивая девушка, приехавшая к нам с Алтая.

Интервью с Евгенией плавно перешло в душевную беседу, и мы будто посмотрели на привычный нам Кыргызстан под абсолютно новым углом. Жаль, что совершенно невозможно передать в одном материале все, о чем нам удалось поговорить.

- Откуда у вас такая большая любовь к танцам?

- Я очень счастливый человек, безумно люблю свою работу. Это тот случай, когда идешь на работу, как на праздник. В мир танцев привела меня мама в шесть лет, а вот любовь к ним прививала мой первый педагог – Елена Порсева. Она была настолько элегантной и утонченной, что я в нее просто влюбилась. Закончив хореографическое отделение музыкальной школы в Горно-Алтайске, я уехала в Бурятию, где поступила в Бурятский республиканский колледж искусств и культуры на отделение народного танца. По окончании колледжа на экзамене нас смотрели преподаватели вузов, и меня пригласили в Восточно-Сибирский государственный институт культуры, тоже на народное отделение. Подумав, что два образования по одной и той же специальности – это глупо, я поменяла документы и поступила на отделение бального танца. Но к бальным танцам душа не лежит. Не знаю, почему так получилось. Технически, как профессионал, станцевать могу, а вот душу вложить не получается, не мое это. Потом пошла на повышение квалификации на отделение современного танца. Но моя душа всецело принадлежит народным танцам, даже больше ритуальным. Все это так завораживает.

- Как получилось, что вы приехали в Кыргызстан? Это была воля случая или все-таки запланированное действие?

- В Кыргызстан я приехала год назад в отпуск, хотелось отдохнуть, посмотреть страну. А вот того, что я здесь останусь, совершенно не ожидала. Просто предложили поработать, пока я здесь, и все как-то само закрутилось. Я даже не поняла, как пролетел этот год. Сейчас я работаю в трех местах: ставлю хореографию в русском театре, занимаюсь с дет­ками в одной частной школе и преподаю в студии балета «Антре». Зарплаты у вас здесь ужасно маленькие, но возвращаться пока не хочу, мне здесь комфорт­но. Ближайшие года два точно. Только если поехать домой, чтобы повидаться со своими близкими. По маме скучаю очень сильно, мы созваниваемся чуть ли не каждый день, но это все равно не то.

- Евгения, скажите, когда вы только приехали к нам, было ли что-то, что вас больше всего поразило?

- В первый день, когда я только приехала в Бишкек, для меня страшным кошмаром показались ваши бешено-дикие маршрутки. У меня просто в голове не укладывалось, почему люди выходят где-то не на остановках и заходят посреди дороги. И как в такой маленький бусик вмещается столько народу. У нас все иначе, автобусы ходят строго по расписанию и останавливаются в строго отведенных для этого местах. Еще большим открытием стало обращение «эже», и когда молодые люди стали уступать место в транспорте. А когда меня назвали «чон кыз», у меня случился шок. У нас слово «чон» используется только к полным людям, можете себе представить, как я расстроилась? Хорошо, что позже мне все-таки объяснили, что это вежливое обращение к девушкам.

- Где вы уже побывали в Кыргызстане и куда бы вам хотелось еще съездить?

- Мне очень хочется съездить в национальный парк «Ала-Арча». Слышала, что там очень красиво. Еще все говорят про озеро Сон-Куль, расположенное в Нарынской области, тоже горю желанием посетить это место. Когда только приехала, меня пригласили на Иссык- Куль на Игры кочевников.Это было очень здорово. Несколько раз была в Ысык-Ате, ощущения невозможно передать словами. Я приезжаю туда отдыхать душой. А недавно съездила на Бурану, это место напомнило мне родину. У нас тоже есть такое место, мы зовем его Кезер-Таш, или Каменные бабы. У нас очень сильно почитают это место. По древнетюркскому преданию, каменные бабы ставились около могил и жертвенных холмов. Говорят, шаманы могли заключать души умерших в камень.

Мне очень обидно, что кыргызы перестали почитать природу. У вас столько невероятно красивых мест, но везде грудами лежит мусор, вырубают деревья. Ведь по сути мы один народ, но у нас все совершенно иначе. У нас с детства приучают детей почтительно относиться к растительному миру. Перед сбором растений и вырубкой деревьев нужно обязательно обратиться к Алтайдын ээзи – духу Алтая с просьбой и за благословением. Ни в коем случае нельзя брать у природы больше, чем тебе нужно, убивать животных ради наживы – большой грех. Алтайцы лечатся от болезней с помощью лекарственных растений. Например, у нас очень популярен вечнозеленый арчын, это как ваша арча. Он обладает антисептическими свойствами и считается священным растением. Тяжелобольных людей окуривают горящим арчыном, считается, что в этот момент человек очищается от злых духов. Это растение у нас используется почти во всех обрядах. Оно растет в горах, и для его сбора существуют определенные правила. Арчын собирают с третьего дня новолуния до полнолуния. Прежде чем выехать из дома, нужно угостить духа – хозяина огня, попросить у него благословения. Арчын собирают мужчины, а перед этим совершают обряд привязывания кыйра и окропление свежим молоком.

- Сейчас в театре проходят репетиции нового спектакля «Шесть персонажей», режиссером которого стал Марат Амираев. Вам в спектакле отведена огромная роль – постановка хореографии. Расскажите, как получилось, что именно вы ставите танец?

- Марату Амираеву как раз требовался хореограф, а у меня ставка в театре, так и получилось, что меня пригласили. Все мысли по поводу спектакля в моей голове рождаются на ходу. Я слышу музыку, вижу людей и начинаю представлять, что с этим можно сделать. Когда у танца изначально есть какой-то сюжет, мне проще работать. Режиссер дает какую-то установку, и я уже знаю, как будут развиваться события в танце. А когда дают свободную тему, вот тогда тяжело.

- А сами когда-нибудь в спектаклях участвовали?

- Да, был в моей жизни подобный опыт, я участвовала в детском спектакле «Ледниковый период». Был год Обезьяны, и мне как раз дали играть этого персонажа. Оказывается, когда ставишь танец к спектаклю, это одно, а когда участвуешь сама, это такой кошмар, в хорошем смысле этого слова. Друзья мне потом сказали, что я рождена для этой роли.

- Скажите, а вы придаете значение движениям или это просто элементы, которые складываются в танец?

- У меня есть постановка «Бугу». Придумывая ее, я не задумывалась о значении элементов танца, а когда записала его на видео и просмотрела, то нашла смысл в каждом из своих движений. Когда я не знаю, что обозначает какой-то из элементов, я беру специальную литературу и начинаю поиски, для меня это очень многое значит.

- А с кем вам работать проще, с детьми или со взрослыми?

- С детками работать тяжелее. Им нужно объяснять досконально: пальчик вот сюда, а теперь ножку вот так, притоп, два хлопка - все это надо терпеливо прорабатывать. Все нужно раскладывать музыкально, ведь некоторые из них не слышат музыки, таким ребятам нужно высчитывать каждый шаг. Кто-то ко всему прочему еще и неуклюжий. Но когда они радуют своими победами, это приятней вдвойне. Недавно мои детки, студия балета «Антре», привезли гран-при из Казахстана. Звонят мне, чтобы поделиться новостью, а я даже не сразу поверила. Они маленькие совсем, по 10-12 лет. Потом ходила, улыбаясь весь день.

Тяжелее всего мне дается работа в частной школе для детей-инвалидов, в основном там учатся дети с аутизмом. Они очень непредсказуемы. Ребенок может прийти, упасть на пол и начать плакать или здороваться каждые несколько минут. Бывает, что я начинаю теряться. Мы с ними в основном играем во всякие развивающие игры, учимся слушать музыку, стараемся петь, им это очень нравится. В отличие от других детей они не умеют обманывать. Говорят все, что думают. А еще они очень сильно стараются, это очень здорово. Когда-то я писала дипломную работу на тему: «Танцевальная терапия как средство эмоционального развития детей». Кто бы мог подумать, что сейчас мне это так сильно пригодится.

С взрослыми проще, иногда я что-то говорю, а дальше они уже сами домысливают. С ними интереснее, ребята постарше и технически могут сделать много интересных вещей.

А вот с актерами другая история. С ними нужно работать по возможностям. Когда я рисую танец у себя в голове, все получается красиво, а их возможности не позволяют. Все-таки у актеров не так хорошо с растяжкой и гибкостью, зато они физически сильнее и могут выполнить много красивых поддержек. Ребята, которым я ставлю хореографию к спектаклю «Шесть персонажей», молодцы, они усердно трудятся и засыпают меня своими идеями. Пока мне нравится то, что у нас получается. Думаю, зритель тоже будет доволен.

P.S. Свободное время у Евгении заканчивалось, а так о многом еще хотелось ее расспросить. Пожелаем этой улыбчивой девушке удачи и творческих успехов во всех ее начинаниях!

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us