Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Елизавета Стишова: «В моем фильме нет положительных персонажей»

«Табуретка – не история. Если часы сократить, на двух ногах стоять не будет», - это слова учителя труда из фильма «Чайка» режиссера из Москвы Елизаветы Стишовой.

…Сцена забавная, в ней школьные учителя совещаются, как им сократить программу и уехать в Москву на заработки, строить дачи. Действие происходит в киргизской глубинке. Собственно, весь фильм – сплошные мини-выборы. Что важнее, табуретка или история? Пушкин или хрустальная ваза? Корыто или театр? Дети или заработок, сиюминутная политика или общая цель, в конце концов? Ответ, вроде бы, очевиден. Но Елизавета сделала доброе дело – обошлась без морализаторства, выводов, пафоса и идеологии. И это само по себе как-то сразу делает фильм стоящим внимания.

На XXII Российском Открытом фестивале кино стран СНГ и Балтии «Киношок», проходившем в Анапе с 15 по 22 сентября, этот фильм получил гран-при в конкурсе короткометражек «Границы Шока». Фильм примечателен тем, что в нем нет ни капли пропаганды, и, с другой стороны, ни глотка «клюквенного морса». Это я о том, как ухитряются «работники культуры» разных стран делать из нашей действительности дешевый «ужастик», недавнее «па» «Нового Региона» еще у всех на слуху. Так вот, в «Чайке» этого всего нет. Фильм стал лучшим на II международном кинофестивале стран СНГ, Балтии и Грузии «Кыргызстан – страна короткометражных фильмов» в 2012 году в Бишкеке, получив приз в номинации «Лучшая режиссура». В марте 2013-го получил Гран-при на Форуме молодого кино в Бишкеке, гран-при фестиваля «Будем жить» в Москве. Также на Российском кинофестивале студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна» в Москве лента завоевала три престижные награды в апреле 2013 года.

Это кино о человеке. Учитель на пенсии Талип из Иссык-Кульского села хочет учить детей русскому языку, потому что видит в этом необходимость для этих самых детей и смысл собственной жизни тоже. А реалии уже не те. Да и учитель немного… чокнутый. Но он борется, как может. Фильм на 80 % на кыргызском языке, с субтитрами на русском.

Режиссер Елизавета Стишова работает в Кыргызстане уже три года. Когда домой – затрудняется ответить. Есть у нас тут что-то… задерживающее.

- Лиза, скажите, на чьей вы стороне в своей истории?

- В моем фильме нет положительных персонажей. Наверное, на стороне директора. На стороне разума, если говорить о моей собственной позиции. Он и Талипу помогает, и заботится о насущных нуждах этих всех людей, своих преподавателей, которые должны ехать, чтобы заработать. У меня в Москве ребята ремонт делали, я спрашиваю их: «А какова ваша основная профессия?» Один сказал: «Учитель истории»… Не с потолка все это взято, одним словом. И в то же время директор поддерживает Талипа, что-то его останавливает от того, чтобы прогнать этого полуадекватного пенсионера… Вот это «что-то» имеет глубокий смысл.

Вообще-то фильм начинается со сцены, в которой Талип запирает директора в общественном туалете (по типу «сортир деревянный»), и грозится не выпустить, покуда директор не прочтет статью о том, что русскоязычное пространство сужается. Приходит в голову мысль, что директор когда-то учился у Талипа, постигал азы русского языка. Сюжет (автор сценария – Алиса Хмельницкая, она тоже из Москвы) ясен. Преподаватель, не добившись часов, на энтузиазме пытается ставить со школьниками чеховскую «Чайку» на русском языке. Детей он привлекает не мытьем, так катаньем (и деньги дает, и уговаривает). Параллельно главный герой воюет с учителем из Турции, с директором (который, между тем, по-своему пытается Талипу помочь, но и об остальных заботится, как умеет), с самими детьми, у которых свои простые интересы в этом деле, с политикой, да со всей Вселенной. Такой он, учитель Талип. Борец.

- Что такое кино, в целом, для вас?

- Некое драматургическое пространство. Режиссер – это творец. Для меня это способ сотворить какое-то пространство, которое будет жить.

- Победа «Чайки» на многочисленных фестивалях – заслуженная. Это греет?

- Я, конечно, хочу, чтобы фильм жил. Хочу, чтобы его видел зритель. Но сам соревновательный момент занимает для меня не так много места.

- Есть ли потенциал у авторского кино в Киргизии?

- Тут сейчас я наблюдаю огромный творческий прорыв. Авторское кино не просто живо в Киргизии, оно развивается. Снимается много работ, полно талантливых ребят, образованных, интересных. Садык Шернияз, Дальмира Тилепбергенова, Акжол Бекболотов, Асель Жураева, Наргиза Маматкулова, Руслан Акун. Много идей. И зритель идет на авторское кино, вот это – самое главное. Не знаю, как долго продлится этот период, но он, думаю, обязательно оставит свой след, и немалый.

…А кончается все тем, что зрителей, с таким трудом поставленного спектакля, прямо во время премьеры увозит автобус. Они едут на заработки. В Москву. Они не могут задержаться. И непонятно, кто победил. То ли плачущая девочка, играющая Нину, продолжающая свой монолог Всемирной души вслед уходящему разбитому автобусу. То ли учитель турецкого языка, который остался досмотреть пьесу. То ли русская женщина-повариха, мешавшая Талипу, так как он убирал ее корыто, чтобы запах и еда для животных не мешали репетициям. То ли Талип. То ли текущая по историческому руслу повседневность – в ее роли снялись индюк, четыре барана и беспородный пес, они тоже частенько в кадре. То ли любовь, потому что сын Талипа, пастушок, все-таки попытался услышать влюбленную в него Нину.

Поделится в

Из последнего опубликованного Прочие авторы

back to top

Случайные

Follow Us