Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Серьезные песни Владимира Пархоменко

Вначале было Слово… Точно так и в бардовском творчестве: песня - это не просто песня, это триединство поэзии, музыки и исполнения. Авторские песни зарождаются в глубине души, из серьезных раздумий о жизни. В таких песнях бард ведет со своим слушателем задушевный разговор, наделяя слова удивительной силой.

Сегодня мы решили поговорить с любимцем публики – бардом Владимиром Пархоменко. Перед нами сидит серьезный мужчина, по взгляду которого сразу можно понять, что он всецело предан своему делу:

- Расскажите о том, как зародилась история вашего творчества? О чем вы пишите свои тексты?

- Первый раз я взял в руки гитару в восьмом классе. И понеслось… Мои песни и монологи, как у любого поэта и певца, подразделяются на группы: есть более серьезные, дворовые, а есть детские. Если взять все творчество, то написано около 400 песен, серьезных из них примерно 150: «Родина в огне», «Сталинские лагеря», «Афганистан», «Дальнобойщики», «За жизнь»… Это как у Высоцкого, в свое время он написал 800 песен, а известными из них стали 150, потому что мало кто слушает его ранние дворовые песни. Так же получилось и у меня.

Серьезно к написанию текстов подошел с 1995 года. Дальше все песни идут как бы пластом, по ним можно отслеживать историю страны, историю людей, которые стоят на краю гибели. Если я пишу, допустим, про Афганистан – это Афганистан в чистом виде, с его подлинной жизнью и историей. Есть тематика Великой Отечественной войны, где показано ее настоящее лицо. Такие песни от первого и до последнего куплета несут в себе полную смысловую нагрузку. Их стиль схож с творчеством Владимира Высоцкого. Когда я выступал в столицах Казахстана, меня даже назвали Высоцким XXI века.

- Для каждого творческого человека очень важно начало его пути. Вы помните свою самую первую песню?

- Конечно, моя самая первая песня называется «Океан». Написана она в 1984 году под влиянием творчества Александра Барыкина. После ее написания, я чувствовал себя как минимум великим поэтом. А когда спустя много лет текст этой же песни оказался у меня, мне стало очень стыдно. Но тогда казалось, что написано все очень здорово.

- А как вы относитесь к тексту песни Александра Барыкина «Я буду долго гнать…»?

- Для каждого возраста и для каждого периода в жизни человека должен соответствовать тот материал, который он выдает. Если я выйду в свои 47 лет и начну петь песню, посвященную девочке, в которую был влюблен в восьмом классе, то публика, которая уже знает мое творчество, меня просто не поймет. Может, для Барыкина с учетом его репертуара эта песня и подходила, но для меня это то же самое, как если бы вышел Высоцкий и исполнил «Букет».

- То есть смысловая нагрузка для вас – это один из важных и решающих аспектов в написании песни?

- Да. Есть песни-ретроспекции, а есть ассоциации, в моем творчестве почти все герои выдуманы. Конечно, я служил в армии, окончил с красным дипломом наш авиационный институт, но не был в Афганистане. Часто задают вопросы, как можно писать тексты о том, чего никогда не видел. Я сам выдумал этих героев, поставил их в определенные рамки, в которых они мне нравятся, и начал это обыгрывать. У меня написано очень много саундтреков к разным фильмам. Например, к фильму «Баллада о солдате», я писал его, пропуская через себя. А есть композиции, основанные на реальных событиях, например «Подо льдами». Эта песня посвящена брату. Он действительно провалился под лед и выбирался из-под него. И все-таки основные 80% всех героев - это мои фантазии, мои образы и представления.

- К теме о героях. Нам известно, что вы приняли участие в шествии «Бессмертного полка». Что для вас это значит? Ведь мы помним из тех же годов застоя, что это были принужденные демонстрации. А сейчас праздник 9 мая, согласитесь, принимает для людей несколько иной характер. Люди сами рвутся на улицу и хотят рассказать о своих семейных героях…

- Для меня это очень важно. Я сейчас работаю над монологами и песнями о работниках тыла, о людях, которые были в концлагерях. Сознание настолько сжато, что в нашем представлении война – это мужики, которые взяли Берлин, освободили Сталин­град, кто-то умер, кто-то выжил… Да, их подвиг бесспорно велик, но война ведь состоит не только из этого. Там ведь были и любовь, и разочарование, и вера, и предательство… Есть ведь и люди, ковавшие победу в тылу. Почему мы забываем о них? Если сравнивать солдата, который лежал в окопе, и мальчишку, которому десять лет, и он отстаивал по шесть смен у станка, то сказать о том, кому из них было легче, невозможно. А люди, которых взяли в плен и отправили в лагеря? Они же тоже жертвы войны. Да, им не дали автомат, чтобы бежать на амбразуру, но давайте не будем забывать о всех кругах ада, которые им пришлось пройти. А медсестры, благодаря которым тысячи солдат встали на ноги? Поэтому я считаю, что шествие «Бессмертного полка» - это отличная возможность вспомнить всех героев нашей победы.

Кроме того, я думаю, что эта акция способна сплотить все наши народы. Я написал песню-монолог «Горячие руки», посвященную тому, как мы столько лет строили Советский Союз. Все народы, живущие в нем, были родные друг для друга, а сегодня мы начинаем устраивать национализм. Так нельзя.

- Вы шли в марше «Бессмертного полка» с портретом вашего деда. Расскажите немного о нем.

- Деда звали Роман Захарович Пархоменко. Он прошел три войны: Финскую, Великую Отечественную и Японскую. Вернулся с войны генерал-лейтенантом, работал по партийной линии. За все его заслуги в Аламединском районе города Бишкек в честь него назвали улицу.

- Владимир, а о чем ваша неспетая песня?

- Неспетая песня… Пока еще не знаю. Набросков много, но вы знаете, с годами писать все сложнее и сложнее. Высоцкий говорил, что это как в шахте, когда выбираешь весь уголь, остается зола, и из этой золы нужно выбрать какую-то значимую крупицу. Так и у каждого поэта. Вот волна идет, а я не понимаю, откуда она идет, но вместе с ней льются красивые серьезные стихи. А потом ты понимаешь, что этот этап ты отработал и тебе нужно перейти на новый уровень. Ты стараешься что-то написать, а оно не вяжется, и ты понимаешь, что пишешь ерунду. У меня было три таких волны, в последний месяц вот снова стал заниматься серьезными темами. Появились новые витки, формы, фантазии. Сейчас работаю над песней «Сталинград» о защитниках этого прекрасного города.

- Мы также знаем, что вы пишите прекрасные пародии…

- Это скорее дружеские шаржи. Мы праздновали с женой оловянную свадьбу, когда впервые я решил представить всех своих друзей с помощью шаржей. Начинаешь читать, все смеются, а человек не понимает, что это о нем, а потом узнает себя и заливается смехом. Это очень тяжелый труд, чтобы составить такие шаржи, например на 50 пар. Ведь нужно в каждом найти такое зернышко, чтобы этого человека узнали все. Но всем интересно, все веселятся – это очень здорово, поэтому, я считаю, такой труд оправдан.

- Спасибо за интересный разговор, Владимир. Творческих вам успехов!

От редакции: Владимир Пархоменко – человек с удивительно широкой душой и большим сердцем. Косая сажень в плечах и при этом добрейшие чистые глаза, как у ребенка. Его стихи заставляют людей думать, и это отличает его песни от того, что поется на современной эстраде. Жаль, что бардовское творчество у нас мало востребовано современной публикой. А ведь песни и монологи Владимира дают возможность тем, кто их слушает, стать совестливее, добрее и честнее по отношению друг другу. Недавно Владимир давал концерт в Майли-Суу. Зрителей было человек 200, собрались все жители городка, кто смог прийти. Песня-монолог «Горячие руки» стала хитом города. Когда Владимир ее пел, все зрители взялись за руки и подпевали ему. Это ли не признание его таланта!

Горячие руки

Величием духа и крепостью уз,

стремленьем своим

к коммунизму сквозь годы,

Великий, могучий Советский Союз

навеки сплотил трудовые народы.

Под зорким, всевидящем оком Кремля,

взрослея, росло нерушимое братство.

Все общее было: и высь, и земля,

страдание, голод, нужда и богатство,

падение, взлет, любовь и добро.

А если стонала земля, как подранки,

чтоб в двери домов не врывалось зло,

советские люди бросались под танки.

И не было там ни религий, ни рас,

лишь общая цель – хоть какою ценою

приблизить тот день, тот радостный час,

когда прогрохочет салют над Москвою.

Магнитка, Донбасс, чернозем, целина,

в подводных глубинах, на севере, в БАМе –

большая советская наша страна

по праву гордилась своими сынами.

Одною судьбою по жизни мы шли,

по сотням дорог бесконечного круга,

но видно не то, что искали, нашли,

раз мы так легко потеряли друг друга.

Того, кто желанным был гостем в дому,

кого лишь вчера обнимали, как брата,

сегодня в кромешном, кровавом дыму

мы ловим в прицел своего автомата.

Мы стали друг друга делить по родам,

посеяв вражду и устроив гоненья.

Швыряя в лицо грязь ушедшим летам,

мы подлостью кормим свое поколенье.

Но время пришло заплатить по счетам,

ведь врозь никогда не достигнуть победы.

Пора поклониться ушедшим летам,

в которых вершили и верили деды.

И сбросив навеки раздоров венец,

за тысячи дней, что мы были в разлуке,

давайте же с вами, друзья, наконец,

протянем друг другу горячие руки.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us