Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Анатолий Адали: Любовь – это желание отдать партнёру больше, чем оставить себе

С первых минут общения с героем сегодняшнего материала я понял, что про него нужно писать повесть, а лучше роман. Но редактор почему-то не одобрил. Сослался на формат издания и сроки сдачи. Скрепя сердце я отложил на время фундаментальный литературный труд и остановился на некоторых датах в жизни Народного артиста КР Анатолия Курбановича Адали.

- Анатолий Курбанович, от лица наших читателей и редакции поздравляю вас и вашу супругу с «золотой свадьбой»! Желаем вашей семье здоровья и процветания!

- Благодарю. Очень приятно. Супруга не смогла сегодня прийти, но тоже передавала привет и благодарность за поздравления.

- В этом году – 50 лет вашей семье, в следующем году будет 50 лет ваших отношений со сценой. Связаны ли как-то эти даты?

- Безусловно. Без поддер­жки моей любимой жены, без вдохновения, которое она мне дарит, без её критики всё было бы иначе, я уверен. Скажу больше, в прошлом году мне исполнилось 75. Даже к этой круглой дате я смог прийти во многом благодаря моей Лиде. Одним словом, мне очень повезло с женой.

- И где же вы встретили своё счастье?

- В солнечном городе Ташкенте. Я там учился в театральном институте. В то время я пел в ансамбле несколько песен из репертуара Муслима Магомаева. И вот, после выступления на одном из студенческих вечеров мой друг, на свою беду и на моё счастье, решил познакомить меня с девушкой, за которой начал ухаживать. Момент был для меня весьма удачный. Я только что со сцены, да ещё и Магомаева пел. Лида обратила на меня внимание, поблагодарила за выступление. И как-то постепенно, незаметно мы сблизились. Друг, конечно, обижался немного, но скоро встретил другую барышню и отвлёкся.

- Практически любовь с первого взгляда. Романтика. Всё гладко пошло к свадьбе?

- Не совсем. Мы любили друг друга, были готовы создать семью. Но родители с той и другой стороны были против. К счастью, их доводы не изменили нашего решения. А недовольство помогло нам сделать важный шаг – покинуть Ташкент и уехать в Чимкент, где мне предложили работу.

- Вы и в молодости были «нарасхват»?

- Скорее, востребован. Но у меня были свои «козыри», с которыми я был намерен выиграть у судьбы. Один из них - необычность. Я и мой друг, ныне народный артист Узбекистана, Шухрат Иргашев, были первыми узбеками, окончившими русское отделение Ташкентского театрального института. Вот он точно был «нарасхват» в кинематографе со второго курса, благодаря своему таланту, фактуре, колоритности. Я тогда тоже мечтал о кино, а мастер мой говорил, что мне там делать нечего, что таких, как я, там миллион. Он настоятельно рекомендовал мне ехать в Россию и работать в театре, что я в итоге и сделал.

- Про другие «козыри» расскажете?

- Любовь. К театру, к своей профессии. Желание чему-то учиться. Новые вершины брать. И, конечно, наша любовь с Лидой. Она всегда была и остаётся моей «путеводной звездой» в принятии важных решений. Её мнение, интуиция очень часто позволяли и позволяют мне увидеть ситуацию под другим углом. Полнее, шире. Я очень благодарен ей за это.

- И куда вас судьба увела из Ташкента?

- В Казахстан, я работал в Чимкенте. Оттуда поехал в Москву на «биржу». Замечательный был институт трудоустройства для артистов. На месяц туда съезжались режиссёры и актёры разных театров СССР. Поехал и я. Робел, конечно. Провинциальность сказывалась, и чуть было не угодил из-за робости в холодную Тюмень. Режиссёр меня начал вербовать прямо возле расписания, хорошие условия предложил. Но я вспомнил совет друзей – не торопиться. И в итоге попал в труппу к самому Алексею Алексеевичу Образцову, Народному артисту СССР. И мы с Лидой поехали в Астрахань. Потом была Кострома. Потом Ижевск. И только потом Бишкек, в то время Фрунзе. У Лиды есть ещё два очень важных качества, которые помогали нам путешествовать и благоустраиваться. Она не актриса и очень легка на подъём. Сегодняшний день не в счёт.

- Подождите, а разве не лучше, когда супруги работают в одной сфере?

- В одной сфере – да. Но не в одной профессии. По крайней мере, это касалось актёров в то время. После вопроса о наличии высшего образования неизменно следовал другой: «Жена актриса?». И отрицательный ответ всегда давал преимущество. В театры в основном требовались «штаны», то есть актёры - мужчины. Лида могла стать актрисой. Образование и талант позволяли, но она не пошла по этому пути. Ради нашей семьи, ради меня. Я очень ценю её выбор. Хотя она до сих пор мне говорит: «Знаешь, мне часто снится, что я на сцене».

- Лидии Григорьевне, наверное, нелегко было быть женой молодого популярного артиста?

- Не то слово. Бывало, я приезжал из гастролей, а она мне говорила, что ей прислали письмо оттуда. Рассказали добрые люди, где я, с кем. Я, конечно, просил её не обращать внимания на сплетни. Всякое бывало в нашей жизни. Ей было очень нелегко, но она не сдавалась, не устраивала сцен. Я всегда чувствую её поддержку и любовь и стараюсь, чтобы она чувствовала то же самое.
- Анатолий Курбанович, как вы думаете, в чём секрет семейного счастья?

- Есть хорошее шуточное определение любви. Любовь - это когда хочешь утром заварить кофе. Просыпаешься, а он уже заварен. Любовь - это желание сделать приятное. Желание отдать партнёру больше, чем оставить себе. И если это желание взаимно, приходит счастье.

- Ещё раз поздравляем вас и Лидию Григорьевну с «золотой» годовщиной! Пусть ваше счастье не покидает вас! Спасибо за беседу.

Фото Антона Селова, из архива театра и из семейного архива Анатолия Адали.

Поделится в
 

Из последнего опубликованного Лобсанг Рампа

back to top

Случайные

Follow Us