Menu
imarat stroy
aiu kurulush

«В родном поле и я колосок»

В Государственном национальном театре русской драмы им. Ч. Айтматова прошла премьера спектакля «Поле» по мотивам повести «Материнское поле» Чингиза Айтматова.

О долгожданной премьере и нелёгком пути к ней мы побеседовали с авторами спектакля, очаровательным творческим дуэтом из Москвы, режиссёром Евгенией Акс и хореографом Марией Поповой.

- Поздравляем с премьерой! Как считаете, всё получилось?

Евгения Акс: – Думаю, да. Несмотря на то что спектакль очень сложный. Актёры впервые столкнулись с такой пластической работой, к тому же в таком большом объёме. В целом все справились, но, конечно же, подразумевается, что они будут продолжать работу над своей пластикой, тренироваться.

Мария Попова: – Любой спектакль как организм, живое существо. Поэтому нельзя сказать, что он достиг какой-то своей конечной точки развития. Совершенству предела нет. Но было здорово просто пройти этот путь, и хочется, чтобы он продолжался.

- Реакцию зрителей отслеживали?

Мария Попова: – В зале была очень тёплая атмосфера, я чувствовала, что зритель пришёл открытый. У нас были опасения, что люди не будут готовы к такому языку, к такому жанру, будет сопротивление. Но атмосфера была очень отзывчивая все три премьерных дня. И это было очень приятно.

Евгения Акс: – Мы надеемся, что донесли до зрителей то, что хотели. Некоторые реакции были абсолютно непредсказуемы. Для меня было неожиданным, что люди плакали. Они чувствуют себя в очень открытой зоне, когда позволяют себе плакать. Растрогаться до такой степени, чтобы не стесняться проявить такие эмоции. Выводя актёров в зал и задавая через них вопрос главной героини повести - Толгонай, мы рассчитывали на отдачу, но не до такой степени. Это было удивительно и приятно.


- Как считаете, это ваша заслуга или Чингиза Торекуловича?

Мария Попова: - Я думаю, что мы были «в одной лодке» с автором. Сценическое действо – это маленький мир. С огромным количеством составляющих. Литературные произведения тоже. Особенно, если автор – такой великий мастер, как Чингиз Айтматов. Мы очень старались объединить эти два мира, чтобы получился третий – наш спектакль. У нас была цель погрузить зрителей в ряд определённых состояний. Через каждую сцену проходит особый путь ощущений. И тот факт, что некоторые состояния удивили даже нас, показывает, что у нас что-то получилось.

- Лично я чувствовал себя в зале круче, чем в 3D – кинотеатре. Потрясающее чувство вовлеченности. Думаю, многие зрители разделяют мои чувства. Для чего вы так мастерски создали подобный эффект?

Евгения Акс: – Не во всех спектаклях ставится задача максимально вовлечь зрителя. Есть спектакли, которые направлены на то, чтобы люди абстрагировались, посмотрели на проблемы с разных сторон, в неожиданных ракурсах. А в этом спектакле мы хотели, чтобы все люди в зале: и участники, и зрители – почувствовали себя колосками одного поля. Для этого мы выводили актёров в зал, протянули подиум между рядами. Чтобы всё происходило рядом со зрителями, чтобы они почувствовали, что все мы единое целое. Мы – люди. Мы живём рядом друг с другом. Рождаемся, взрослеем, любим, воюем.


- Ваш спектакль очень необычен вообще, и для Бишкека в частности. Такого в наших театрах ещё не ставили. Сможет ли спектакль «выжить», когда вы уедете?

Мария Попова: – В первую очередь это будет зависеть от актёров. Очень важно, чтобы они поддерживали пластическую форму, которой достигли в процессе работы. А вообще, зная, что физически не сможем постоянно уделять спектаклю внимание, мы старались строить работу так, чтобы актёры смогли вырастить в себе ощущение, что им это необходимо. Продолжали работать над собой в этом направлении. Есть ещё, конечно, технические моменты, которые нужно контролировать, чтобы спектакль продолжал жить. Для этого в каждом цехе назначен ответственный человек, который будет поливать спектакль, как цветок.

Евгения Акс: – Без чуткого руководства мы команду тоже не оставили. В наше отсутствие ее возглавит заслуженный артист Кыргызстана Болот Тентимышов. Он обладает потрясающим пластическим чутьём, необходимыми умениями, пластикой (у него большой опыт, работал в пантомиме). К тому же он будет не один. В спектакле Болот Аскарбекович играет в паре со своей супругой актрисой Сайрагуль Эсенбаевой. Они оба не только замечательные актёры, но и опытные педагоги. Несколько их студентов заняты в спектакле. Мы уверены, что они смогут не только сохранить спектакль, но и вывести его на новый уровень.

- Вы обе работаете и живёте в России, но, как нам известно, родились и выросли в Бишкеке. В работе «стены помогали»?

Мария Попова: - Конечно, комфортно, мы же здесь дома, как ни крути. Обе родились в Бишкеке. Занимались танцами. Хоть и не были знакомы. Здесь, можно сказать, всё началось. А «в родном поле и я колосок».

Евгения Акс: – Да, мы чувствовали какую-то поддержку, действительно, как будто от самих стен театра.


- Выбор произведения для постановки связан с любовью к Родине?

Евгения Акс: – Да, безусловно. Айтматов – это частичка Родины, которая всегда со мной. А это произведение было у меня уже давно в «режиссёрском чемоданчике», среди тех, которые я хотела бы поставить. Я предложила несколько из них руководству русского театра, и они выбрали «Поле», чему я очень рада.

- Какая ваша любимая цитата из «Материнского поля»?

Евгения Акс: – «Ты - Человек. Ты выше всех, ты мудрее всех! Ты - Человек!». Мы направлялись этой фразой в работе над спектаклем.


- А выбор «языка спектакля», конечно, связан с танцевальным прошлым?

Евгения Акс: - И прошлым, и настоящим, и будущим. Я параллельно занималась танцами, когда работала актрисой и когда стала пробовать себя как режиссёр. Мне очень нравится идея пластического театра, синтеза театрального и танцевального искусств. Мы использовали методы из многих направлений хореографии, физического театра. Особый метод создания языка именно для этого спектакля.

Мария Попова: - Источником вдохновения и основой был текст. Мы вытаскивали движение из текста. Это специфический подход. И мы изобретали способ, которым это можно сделать. Нам хотелось актёров провести с собой по этому пути, чтобы они осознали психофизическую связь между мыслью, чувствами и движением. Чувствовали, что их движения рождаются не от того, что я им ставлю хореографию. Чтобы понимали, что всё это произрастает из тех смыслов, которые скрыты в словах Чингиза Торекуловича.


- Что требуется от актёра и зрителя, чтобы понимать этот «язык»?

Евгения Акс: – Главное, это открытость. Готовность принимать и отдавать энергетическую информацию. Если человек уверен, что окончательно сформирован, считает себя профессионалом, не готов учиться чему-то новому, то ему будет очень сложно. А тот, кто открыт, у кого есть потребность в познании, обязательно найдёт в спектакле что-то новое и интересное для себя. Символ, ассоциацию, воспоминание.

- Что спектакль ждёт дальше. Будут ли гастроли, конкурсы, фестивали?

Евгения Акс: – Не люблю загадывать и раскрывать планы. Скажу лишь, что спектакль можно показать на любом фестивале, в любой стране. Подобные жанры становятся всё популярнее в Европе. К тому же у спектакля есть огромное преимущество – перевод не требуется. Язык тела универсален и понятен и близок всем. Как и те смыслы, которые вложил в «Материнское поле» Чингиз Айт­матов.

Фото Виктора Рехемяе.

Поделится в

Из последнего опубликованного Лобсанг Рампа

back to top

Случайные

Follow Us