Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Валерий Крайнов: Счастье - это когда и на работу и домой идёшь с удовольствием!

В этом выпуске мы решили поздравить с юбилеем известного театрального актёра и режиссёра Валерия Михайловича Крайнова. Несколько дней назад ему исполнилось 50 лет, большую часть из которых он посвятил театру.

- Валерий Михайлович, каково это - чувствовать себя пятидесятилетним?

- Боюсь, что не смогу внятно ответить на вопрос. Я не заметил ещё разницы между пятью­десятью и сорока, к примеру. Пока здоровье не тревожит, всё хорошо, слава Богу. Так что повторите вопрос в конце года, может быть, появится какое-то особенное ощущение.

- Обязательно вернёмся к этому вопросу. Но, насколько нам известно, о вас уже сейчас можно сказать: полжизни он посвятил театру?

- Всё верно. В русском театре я служу 24 года. А вообще театром занимаюсь больше 30 лет. Начинал с театральной студии, когда учился в политехническом институте. Нашим мастером в то время был руководитель русского театра Геннадий Дмитриевич Кирилов. Думаю, он и открыл для меня это искусство.

- Так вы «технарь»?

- Да ещё и дипломированный! Первая профессия – инженер-механик. В армии связистом был. В 90-е торговлей пробовал заниматься. Но в итоге театр «победил».

- Предпочитаете работать «по любви»?

- Да. Уверен, это лучшая гарантия высокой продуктивности. Счастье - это когда и на работу и домой идёшь с удовольствием. Именно такое чувство появилось у меня, когда стал работать в театре. Понял, что, наконец, занимаюсь делом, которое мне нравится. И готов упорно работать над собой, для того чтобы овладеть мастерством. Всё это до сих пор ощущаю. В принципе, я счастливый человек. Люблю свою работу. Свою семью. Друзей.

- Карьера началась в русском театре?

- Нет. Сначала работал в студенческом театре. В русский театр драмы пришёл в 1995 году. В труппу тогда отбор был гораздо жёстче, чем сейчас. Обязательно художественный совет собирался. Процедура была такой же, как при поступлении в театральный вуз.

Мне тогда 22 года было. Конечно, не избежал «ошибок молодости». Как и большинство студентов, был амбициозен, думал, что всё смогу сыграть. В студенческих спектаклях у меня были главные роли, а тут - эпизоды. И на первом же спектакле, увидев, как настоящие мастера работают, понял, что мне ещё учиться, учиться и учиться. Благо, с партнёрами везло. В дебютных спектаклях играл с Владимиром Михайловичем Москалёвым, Татьяной Дмитриевной Стрельцовой и другими мэтрами. До сих пор им благодарен за партнёрство.

- А когда поняли, что хотите стать режиссёром?

- Наверное, с самого начала. Многие коллеги и учителя говорили мне, что у меня больше режиссёрский взгляд на профессию. Мне всегда было интересно наблюдать за людьми. Разбираться в причинно-следственных связях человеческих судеб. А в спектаклях интереснее было увидеть не внешнюю сторону, а внутреннюю: что происходит с людьми в определённой ситуации, а не то, как это показано. Потом окончил факультет режиссуры в Институте Искусств и начал работать.

- А чем режиссёрский взгляд на профессию отличается от актёрского?

- У актёра главный вопрос «как?». А у режиссёра – «зачем?». Режиссёр видит спектакль целиком и всегда хочет что-то выразить в нём. Своё мировоззрение, понимание какой-то проблемы или явления. У режиссёра всегда есть своё, особое мнение обо всём. Поэтому и работы всегда отличаются. Как в литературной фантастике существуют миры Брэдбери, Стругацких, Шекли. Так и у нас - миры Амираева, Крайнова, Асанбекова.

В СССР даже была такая практика: собирали со всей страны постановки одного произведения, но разных режиссёров («Гамлета», например) и показывали. Никто ведь не знает, как поставить пьесу «правильно». Если бы существовала универсальная схема идеальной постановки, все бы ставили спектакли идеально.

- Что в вашем понимании хорошая режиссура?

- Если зритель, выходя из зала, говорит «какой хороший спектакль!» - значит, всё получилось. А если сказал, «какие хорошие актёры!», значит, что-то пошло не так и спектакль распался на актёрские работы. Спектакль – это командное действо. Все герои дополняют друг друга. Я стремлюсь к этому в своих постановках. Стараюсь вовлекать зрителя, чтобы он хотел побывать на месте героев. Зрители должны спорить о смыслах, а не о том, из каких приёмов всё склеено.

Думаю, именно поэтому театр не умрёт. Потому что он затрагивает душу. А порой что-то меняет в ней. Заставляет задуматься. К тому же это всегда живое общение. Даже современное кино никогда не сможет дать такой эффект, неважно, сколько «D»-эффектов изобретут.

- Кто для вас ваши актёры?

- Соавторы. Своим мастерством, идеями, талантом они помогают воплотить идею спектакля. Моя задача – чётко определить цель работы, чтобы они смогли максимально эффективно приложить усилия для её достижения. Конечно, к каждому ищу индивидуальный подход. Приходится быть и психологом тоже, ведь актёры не должны быть, как роботы. Шаг, поворот, реплика. Моя задача дать им узловую мизансцену – своеобразное пространство, в рамках которого они смогут проявить свою индивидуальность. Стараюсь строить спектакль по принципам джаза. Актёр может импровизировать, но не нарушая общего ритма и структуры.

- Вы один из самых востребованных и популярных в театральной среде «сказочников». Сложно ли работать для юных зрителей?

- Спектакль для взрослых гораздо проще сделать. Взрослых легче обмануть. Картинкой, общим действием. Взрослые всегда найдут оправдание действиям актёров. Додумают ситуацию самостоятельно. А дети воспринимают спектакль цельно и очень тонко чувствуют. Если им не стало интересно, то ничем уже не удержишь. Детские спектакли должны быть очень хорошо продуманы. И технически, и по смыслу.

Я люблю, когда на спектакле дети смеются, плачут, переживают за героев. Ведь театр «учит душе». С по­мощью сказок мы показываем детям, как поступать в различных ситуациях. Объясняем, что хорошо, что плохо. И от того, как мы это сделаем, зависит, придут ли они в театр, когда вырастут.

- Вы очень востребованы на сцене и в качестве актёра. Полезна ли эта практика для вас?

- Это, конечно, мешает, потому что это профессии абсолютно разные. Ухудшается целостность, концептуальность восприятия спектакля. В работе с другим режиссёром нужно двигаться в рамках поставленной им задачи, забыв про своё видение. В будущем я планирую отойти от актёрской работы и заниматься только режиссурой.

- А ещё какие планы есть на будущее?

- Много планов. Подробности рассказывать не буду. В общем, планирую творческий и профессиональный рост. Очень многое хочется поставить и в своём театре, и съездить куда-нибудь по приглашению. Надеюсь, всё сбудется.

От редакции: Валерий Михайлович, поздравляем вас с юбилеем. Знаем вас, и, признаться, следим за вашим творчеством, всегда восхищаясь вашими работами на сцене. Желаем вам здоровья, творческих успехов и воплощения ваших идей!

 
Поделится в

Из последнего опубликованного Лобсанг Рампа

back to top

Случайные

Follow Us