Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Бакыт Кадыкбаев: Мы играем такую музыку, какую хотим играть

В 2002 году джазовая команда «Salt Peanuts» дала в зале театра оперы и балета свой первый концерт. С тех пор минуло 15 лет. Кто-то наслаждается творчеством банды, кто-то гордится соотечественниками, получившими мировое признание.

А мы, как обычно, задаем вопросы, и отвечает на них основатель и руководитель уникального коллектива Бакыт Кадыкбаев.

- Бакыт, почему у группы такое аппетитное название «Соленые орешки»?

- На момент, когда образовалась команда, 90% концертного творчества составляли джазовые композиции. Мы были единственной бандой в стране, которая играла би-боп, очень смелый жанр, когда дается тема, а потом соло на инструменте: саксофон, барабаны… Завершали, как правило, композицией «Salt Peanuts», где идет еще и перекличка голосом. Очень яркая, эмоциональная вещь великих джазменов Чарльза Паркера и Диззи Гиллеспи. Они по сути и открыли этот жанр, который является для музыкантов и истинных ценителей хорошей настоящей музыки новой эпохой старого доброго джаза, основателями которого принято считать Луи Армстронга, Френка Синатру…

- А команду «Salt Peanuts» вполне можно назвать открывателями эпохи джаза в Кыргызстане. Как вы решились играть такую музыку в стране, где не было джазовых традиций?

- Жанр признан академическим. Это словно особый язык, который я легче воспринимаю и на котором легче всего выразить эмоции. Но говорить об эпохе джаза в Кыргызстане, честно говоря, сложно. Недавно мы вернулись из Америки, где провели месяц. Могу сказать, что даже на родине его слушают в малом процентном соотношении наряду с рэппом или хип-хопом. Это возрастная, серьезная музыка, слушать ее нужно внимательно, уходя в особый мир. Мы играем то, что мы любим, и слушатели всегда есть. Приятно, что наше творчество высоко оценили на одной из лучших сцен мира «Миллениум» в Кеннеди центре в Вашингтоне, где состоялся наш официальный концерт.

- Выступить на этой сцене мечтают все кыргызстанские музыканты! Какие у вас впечатления?

- Могу похвалиться, что не только наши музыканты! Об этом мечтают все творческие люди мира, но мы стали единственной джазовой командой со всего СНГ, которой выпала такая честь. Для нас этот год вообще очень продуктивный. Мы были с гастролями в Москве по приглашению знаменитого Игоря Бутмана, даже он мечтает играть в этом зале. У нас так получилось, что совпало много вещей: мы были готовы, готова программа, способствовало посольство КР в Вашингтоне, в лице Кадыра Токтогулова. Мы знакомы с ним еще со времен его бытности журналистом–международником. Он поклонник нашего творчества и большой друг, который давно мечтал видеть на этой сцене своих соотечественников.

- Мы знаем, что от вас можно ожидать что угодно. Вы беретесь за разные эксперименты. Вспоминаются такие уникальные проекты, как «Кочевники», «Игры под луной», или «Посвящение Саякбаю Каралаеву». Тень поэта и великого манасчи стала частью невероятного шоу в малахитовом зале театра оперы и балета. Все, что делают «Соленые орешки», всегда в высшей степени профессионально и очень творчески. Чем вы удивили американцев?

- Концерт состоял из 30 минут американской музыки и 30 минут синтеза этнической кыргызской. Но это не тот джаз, когда надевают народные одежды и демонстрируют экзотику. Наша главная фишка – это импровизация, в том числе и народных инструментов. Эту программу мы готовили всего два месяца.

- Этот год для группы был очень насыщенным: участие в джаз-фестивалях на территории содружества, поездки в Москву, Пекин, США. Каковы планы на будущее?

- Для меня все классно. Во всех направлениях. Делаем перфомансы, минимум один раз в год участвуем в выставках современного искусства. Я пишу много аранжировок, на наших шоу бывало и такое, что вместе с джазовой темой можно было услышать рэп, кыргызский, арабский… Идей много всегда. Это как с едой. Если у вас есть вкусовые ощущения и умение различать запахи, то вы можете насладиться пищей из разных ингредиентов. Недавно был сделан проект с рэпером Тата Уланом. Я прослушал его в интернете и предложил вместе поработать. Оказалось, очень ответственный человек и любит свое дело. Мы сыгрались с ходу. Также приятно было работать с баянистом Артемом Соболевым: никто не делал «Libertango» Астора Пиацолло так, как мы. Есть задумка сделать кыргызское произведение. Они очень хорошо звучат на баяне, естественно с джазовым колоритом. И, покорив одну из трех лучших мировых сцен, остается выступить еще на двух.

- Вы сами преподаватель с 33-летним стажем. Сейчас заведуете кафедрой духовых и ударных инструментов КНК. Вы отличаетесь от тех людей, что обучали вас? Откройте главный принцип воспитания студентов?

- Сам обучался у мэтров того прекрасного периода, когда нашими преподавателями были заслуженные артисты окончившие московские ВУЗы, а студентов искали как драгоценные камни в поездках в самые отдаленные села. Потом пришло мое преподавательское время. Радует то, что желающих много. Огорчает, что принимают всех подряд, а способностей нет и у половины. Часто сталкиваешься с плохой подготовкой и безответственностью. Но я всегда стараюсь заинтересовать ученика, показать, как одно и то же произведение можно сыграть по-разному, на разных инструментах. Я не могу запрещать им подрабатывать в «кабаках», иначе не выживешь, но всегда говорю: пока вы молоды, старайтесь играть хорошую музыку, не отдавайте время, силы и талант, играя для пьяных людей!

- Погодите, Бакыт, разве вам не приходилось и не приходится играть в «кабаках»?

- Еще как приходилось! С 1981 года работал в самых страшных, грязных ресторанах. Вот вы, например, знаете, где ресторан «Волна»? Окраина города. Бывали случаи, когда в зал врывались кабардино-балкарцы на лошадях и заказывали лезгинку. Такие вот они свободные люди. При этом у меня, как у специалиста с высшим образованием, была высокая зарплата 120 рублей. А первое место работы был ресторан «Аэропорт», заказать песню стоило рубль. Помню, как вставлял джазовые рисунки, которые никак не клеятся. Например, играешь Антонова, и тут… Никто не понимал, что происходит, но я «кайфовал» от этого. С появлением коллектива «Salt Peanuts» в одном из крупных отелей города появился бар. Он был открыт специально для нас. Первыми слушателями кыргызского джаза были иностранцы…

- Спустя 15 лет творчества с джаз-бэнд «Соленые орешки», увидев мир и поведав миру о Кыргызстане, какой вы можете сделать вывод?

- По природе я такой человек, что, сев за инструмент, забываю обо всем. Появляется особая энергия, даже магия. При помощи музыки можно сказать все: в ней раскрывается тайное, тонкие скрытые чувства. Сейчас понимаю, что музыкант должен уметь многое, в том числе и продвигать себя. Я посмотрел, в каком ритме живут люди в США, и научился ценить свое время. Но понял, что самый лучший вариант – это готовить программу здесь, ехать на гастроли и вновь возвращаться домой. Ведь у нас идеальные условия и уникальная возможность работать не только ради заработка. Ведь в Америке даже профессионалы бывают без работы. А «Соленые орешки» всегда играют ту музыку, которую мы хотим играть. Такое бывает только в раю!

Поделится в

Из последнего опубликованного Елена Бизюкова

back to top

Случайные

Follow Us