Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Александра Масягина: Я родилась не в свое время

В Государственном национальном театре русской драмы им. Чингиза Айтматова началась жаркая пора. Успешное открытие 82 сезона состоялось. Театралов снова ожидают любимые постановки и премьеры.

А мы поговорили с одной из самых молодых и талантливых артисток, Александрой Масягиной, которая, несомненно, полюбилась столичному зрителю.

- Александра, благодарю за встречу. В начале сезона успешный актер испытывает нехватку времени: репетиции, премьеры. Расскажите о том, что нас ожидает в новом сезоне?

- В первую очередь хочется рассказать о премьере для маленького зрителя. В конце октября дети от пяти лет и старше смогут увидеть новую постановку. Очень интересный интерактивный спектакль «Пеппи Длинный чулок» по книге шведской писательницы Астрид Линдгрен. В нашем театре режиссер Анна Шмырина уже ставила сказку с элементами интерактива «Сыроежка». Дети всегда в восторге, когда они могут выйти на сцену во время представления, потрогать реквизит, почувствовать себя сказочным героем.

- Рыжие волосы, веснушки, вам к лицу… Конечно, вы – Пеппи?

- А вот и нет. Хотя внешне и подхожу к этой роли, играть буду прилежную девочку Аннику. Она и ее брат Томми - хорошо воспитанные детки. Но они подружатся с озорной сорвиголовой Пеппи и станут обычными детьми, у них будет много интересных приключений. Я выросла на советских мультфильмах и кинематографе, и мне приятно участвовать в этом спектакле, потому что нынешние детки практически не знакомы с этим замечательным произведением, которое наполнено оптимизмом и заряжает верой в самое-самое хорошее.

- Александра, вам всего 18 лет, но вы говорите, что выросли на советском кино. Как так получилось? Ведь герои вашего времени - это супергерои и принцессы? Какой из советских фильмов стал любимым?

- Обожаю «Любовь и голуби». Смотрела его уже раз двести, знаю все в мельчайших подробностях. Но продолжаю пересматривать снова и снова и каждый раз смеюсь, переживаю, восхищаюсь. Мне нравится такое кино, как «Формула любви» или «Тот самый Мюнхгаузен». Порой я чувствую, что родилась словно не в своё время. Иногда говорю: «Мама, может быть вы поменяли дату моего рождения, мне кажется должно быть ближе к тридцати?». Для моего возраста в этом есть минусы и плюсы. Плюс, конечно, как для человека театрального. Но, как для человека молодого в чем-то, возможно, и минус. Я просто не понимаю, о чем большинство современных картин, что пытаются донести посредством нового кино…

- Наверное, у вас есть и любимая актриса, на которую вы стараетесь равняться?

- Больше обращаю внимание на мужчин. Но не потому, что девушка. Меня всегда завораживает игра Олега Янковского. Всегда разный, но ему всегда веришь. Например, рассказчик в «Обыкновенном чуде». Смотришь автор один, режиссер другой, а ощущение такое, что сам Янковский это все написал...

- А где вы учились быть актрисой?

- Училась и учусь и надеюсь, что буду учиться. В студию при театре им. Чингиза Айтматова попала в 12 лет. На самом деле я очень стеснительная и, зная о том, что существует эта студия, два года не могла решиться пойти на просмотр. Но на одном из утренников в мамином детском саду участвовали артисты театра оперы и балета. В их числе была и Ангелика Федорова, ведущая солистка театра. Мама, разговорившись с ней, сказала, что хотим поступить на обучение. А та вдруг говорит: «Я вижу, девочка хорошая, понятно, что стесняешься, но я отведу тебя». Оказалось, что она преподавала там вокал. Теперь уже смутно помню, что было на просмотре. Жутко волновалась, не знала, как себя вести, но глава студии Сергей Владимирович Бардаков принял!

- Ваши роли сильно отличаются одна от другой. Наверное, это очень непросто совладать сразу с несколькими противоположными образами?

- Знаете, как-то в театре ставили Чехова. Спектакль был разбит на три части по разным произведениям и эпохам. Первая «Предложение». Там показаны времена автора, в «Медведе» девяностые годы прошлого века, а мне достался образ из «Юбилея» нашего времени. Это была такая легкомысленная блондиночка-хохотушка на каблучках. Один из частых гостей театра и хороший знакомый коллектива видел эту постановку, а когда ставили «Рай» и он узнал, что я буду играть Душу Веры, очень удивился и даже сказал: «Она не такая! Эта роль не для нее!» Но потом признал, что все получилось.

- А в какой из ролей легче? Есть любимая роль и та, которую приходится играть с неохотой?

- Когда я окончила студию и была еще совсем маленькой, Валерий Крайнов ставил к новому году «Золушку» и меня утвердили на главную роль. А детенышем я была большим и пухленьким. Туфелька Золушки очень маленького размера, известно. Но получилось так, что всем моим сёстрам, которым, тогда было около тридцати, туфелька была велика. На репетициях все буквально по полу катались от смеха. Это первая серьезная роль, но было очень легко и весело. А вот вторая в спектакле «Блокада» о Ленинграде во время Отечественной войны, о детях, которых обстоятельства заставили повзрослеть, смерти, жизни и первой любви. Совершенно другой образ. Моя героиня, девочка, которая повзрослела за мгновение, узнав, что все ее печали — это лишь малая часть бед, которые происходят во всем мире. Было очень тяжело, несмотря на то что актеры были подобраны так, что находились в возрасте своих героев, то есть 14-15-летних подростков. И нужно было прочувствовать ситуацию. Тогда мне показалось, что играть сказочных персонажей очень легко. А теперь, когда мне 18, я ощущаю, что сказочные персонажи очень сложные.

- Как же так?

- Сказка и комедия самые сложные жанры. Вызвать у человека печаль и слезы намного легче, чем радость и смех. Например, «Ромео и Джульетта»: герои погибли, слезы уже есть сами собой, зритель готов изначально к печали. А если не смешно, то никто смеяться не будет, особенно дети. Они смотрят с искренними чувствами и воспринимают все в чистом виде. Поэтому с детьми надо разговаривать по-настоящему. Конечно, хорошо, когда есть много переходов, музыки, света, красочные ростовые куклы, но должно быть не только зрелище, но и идея как во всей постановке, так и в каждой роли.

- Говорят, что все актеры очень суеверные. Вы тоже?

- Считается, что никакие новости перед спектаклем сообщать не принято: ни хорошие ни плохие. Это может помешать очень сильно. Еще, точно знаю, что сцена живая и относиться к ней надо бережно, иначе и она не пощадит тебя. Но это скорее правила, нежели суеверия.

- Вы активный человек и, наверняка, на будущее много планов. Поделитесь?

- В следущем году постараюсь поступить к Олегу Павловичу Табакову. И именно на дневное отделение. Диплом ГИТИСа – хорошо и престижно. Плохо, когда диплом есть, а в голове ничего не осталось. Но, когда представлю, как буду покидать стены театра, в который я уже вжилась в течение пяти лет, становится неуютно. Хотя велико желание получить как можно больше знаний и опыта, чтобы развиваться разносторонне и быть готовой ко всему. Если получится, то покорить Москву и Голливуд. Но, честно говоря, я убеждена в справедливости поговорки: «Где родился, там и пригодился». Уехать и реализоваться где-то могут многие, а я хочу уехать, чтобы потом вернуться и изменить что-то к лучшему в нашей стране. Она у нас прекрасная и может стать еще лучше, если мы все за это возьмемся. А пока, как в шарже, когда люди на тонущем корабле разбирают его по кусочкам, чтобы сделать шлюпку, вместо того, чтобы всем вместе взяться и залатать одну единственную пробоинку.

PS. Как бы ни сложилась судьба Александры Масягиной, остается признать, что молодость, ум, красота и талант - редкое сочетание лучших качеств, и просто грех не получать удовольствие, наблюдая за ее творчеством, сидя в удобном кресле одного из лучших театров нашего города.

Поделится в

Из последнего опубликованного Елена Бизюкова

back to top

Случайные

Follow Us