Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Высокие отношения

Высокие отношения

Людмила В. отделалась двумя годами условки. Но несколько месяцев, проведенные в следственном изоляторе, не прошли бесследно, заставив молодую женщину принять решение изменить прежнюю жизнь. Едва оказавшись на свободе, Людмила забрала ребенка у свекрови и подала на развод.

Маму надо слушать

Когда Людмила и Александр подали заявление в ЗАГС и стали готовиться к свадьбе, родители особого восторга не выразили.

- Ничего путнего из этого не выйдет, не стоит связывать свою жизнь с пьющим человеком! – твердила мама Люды, пытаясь отговорить дочь от сомнительного замужества.

- Не пара ты моему сыну! У него образование хорошее, воспитание, а ты официантка! Представляю, где ты такая шустрая побывать успела! Поди, на квартиру глаз положила! – упрекала будущая свекровь.

Но молодые люди не стали никого слушать и свадьба все-таки состоялась. Скромная, без излишеств, на скопленные ими деньги. Начался семейный быт, мелкие ссоры и недопонимания, которые случались все чаще. Все чаще молодой муж приходил, точнее, приползал в совершенно невменяемом состоянии. На все увещевания жены, Александр отвечал: « Разве я пью? Ты еще пьяных не видела!»

Больше всего Людмиле не нравилось, когда на всех семейных торжествах свекр подливал сыну водки, приговаривая: «Саня, ну ты не мужик что ли? На бабу свою оглядываешься!».

Пробовала Люда со свекровкой на эту тему поговорить. Но как на стену каменную натыкалась.

- Сашка! Опять твоя истеричка чем-то недовольна! Все бубнит да рожу воротит! Говорила тебе, не женись на ней! Теперь вот все мучаемся! – поднимала крик на весь дом мать мужа. Люда жалела, что в очередной раз завела разговор, жалела, что свою мать не послушала. Надеялась, что все еще может измениться. И изменилось. Правда, ненадолго.

- Когда Саша узнал, что скоро станет отцом, то перестал пить. Стал приходить с работы пораньше, помогать мне по дому. Мы мечтали, как будем гулять с коляской в парке, покупать игрушки и радоваться, глядя на своего малыша. Даже родители мужа притихли, стали дочкой называть. За столом куски побольше в тарелку мне подкладывать. А после родов все вернулось на старые рельсы недовольства и пьянства. Малышка была беспокойная, часто плакала. А муж не вылезал из запоев по случаю рождения дочки, и помощи от него не было никакой. Все мечты разбились вдребезги. Не было совместных прогулок, покупок игрушек. Более того, начались постоянные придирки и упреки. Дескать, сидим на его шее, объедаем, дома нет ему тишины и покоя ни днем, ни ночью. Потерпев пока дочке полгодика исполнилось, вышла на работу. Только официанткой уже не взяли, пошла в тоже кафе, но уже посудомойкой. Утром отвозила дочь к маме, а вечером после работы забирала. Родителям мужа было тоже недосуг с ребенком сидеть. Чего простить себе не могу? Что терпела долго, старалась быть хорошей женой. И пьянки его терпела, и загулы, и шипение свекрови, что мальчик ее нервным стал из-за меня, - рассказала Людмила.

Когда мать Люды решила навестить сестру, проживающую в России, то предложила дочери перебраться с мужем и ребенком в ее квартиру, чтобы молодая семья попробовала пожить отдельно. Тем более внучку к тому времени уже отдали в детсад как раз в том же районе. Мать Людмилы тоже надеялась, что может хоть так все образуется.

«Папочка, не надо!»

Несколько первых дней между супругами, действительно, вроде как наладились отношения. Пока обустраивались на новом месте, занимались решением бытовых проблем, связанных с переездом, в доме воцарилась тишина. Но временно. Потом Александр решил отметить новоселье и снова потонул в пьяном угаре.

- Потом я поняла, что при своих родителях Саша сдерживался, не буйствовал так, когда мы остались одни. Он словно почувствовал свою безнаказанность и начал поднимать на меня руку по любому поводу. Грязная тарелка в раковине, разбросанные игрушки, замоченное белье – все воспринималась как предлог для скандала и побоев. Муж уволился с работы, в доме началась хроническая нехватка денег. Дошло до того, что он начал просить деньги у Люды, чтобы опохмелиться. Когда женщина отказывала ему, он приходил в бешенство и начинал крушить и ломать все, что попадало под руку.

- В тот день, - вспоминает Людмила, - муж проснулся примерно в половину восьмого после очередной пьянки. Мы с дочкой были на кухне. Я резала тесто на лепешки, материальное положение стало таким, что приходилось печь хлеб, а не покупать в целях экономии. Саша зашел на кухню и стал требовать деньги. Объяснять ему, что их попросту нет, было бесполезно. Он ничего не хотел слышать, а только кричал, какая я дурра никчемная. Потом схватил со стола скалку и с размаху ударил меня два раза по плечу, приговаривая: «Дашь денег? Дашь!» До сих пор в ушах стоит крик дочки: «Папочка, не надо! Не бей нас!»

В какой-то момент мне показалось, что он ударил дочь. Может потому что она просила не бить нас, а не маму. Защищаясь, я стала размахивать ножом в правой руке, а левой рукой закрывала голову от скалки, которую он заносил для нового удара. Я даже не сразу поняла, что произошло. Опомнилась, увидев мужа всего в крови, осевшего на пол. Ужаснулась от того, что наделала. Быстро вызвала скорую помощь и милицию. Маме успела позвонить, сообщить о случившемся.

А потом Людмилу будто оглушило. Она видела, как окровавленного супруга медики укладывают на носилки, плачущее лицо маленькой дочки, оказавшейся на руках у свекрови, сотрудников милиции, осматривающих кухню и что-то упаковывающих в пакеты. Звук иногда прорывался, какими-то отрывками, криками, но сообразить, что к чему женщина не могла.

-В себя пришла уже в кабинете следователя. Вопрос только со второго, а может даже с третьего раза поняла. Призналась во всем, рассказала. На следующий день следователь сообщил, что мужа прооперировали и жить он будет. Нож угодил в легкое и печень. Но, как сказал следователь, хорошо, что сразу скорую помощь вызвала. Дескать, и на суде мне это зачтется. Следствие быстро закончилось, мне скрывать было нечего. Жалела я о том, что натворила, по доченьке скучала сильно. Она мне почти каждый день снилась. Я все думала – уйди я от него, ничего бы этого не случилось. Сама не понимала, не находила разумного объяснения своей глупости. Иначе такую жизнь и не назовешь. Жила и мучилась, и ребенка травмировала постоянными скандалами с пьяным мужем.

Александр написал встречное заявление. Так, мол, и так, претензий к супруге не имею, сам виноват. На суде попросил не лишать ее свободы. Дескать, она оборонялась от него пьяного. Признался, что частенько рукоприкладством занимался. А в тот день с похмелья все границы перешел и на нож сам напоролся. Дочь к тому же маленькая, и без жены с ребенком не справляется.

Новая жизнь началась с приговора

Суд учел все обстоятельства, в том числе и тот факт, что потерпевший сам постоянно провоцировал ссоры и конфликты дома, и счел нужным переквалифицировать статью. Покушение на убийство отменили, как недоказанное, а за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью было назначено 2 года условного срока.

Вернувшись, домой, Людмила не изменила решения, принятого в заключении. Тогда она пообещала себе, что, освободившись из казенных стен, она освободится и от того, кто, по сути дела, ее туда загнал. Несмотря на все обещания и уверения супруга завязать с алкоголем, женщина была непоколебима. Забрав дочь из дома свекрови, Людмила распрощалась со старой жизнью и окончательно переехала в квартиру матери, полностью поддержавшей ее решение.

После развода бывший муж Людмилы больше не появлялся в их жизни. Только на днях, их общая знакомая сообщила, что он в наркологии. Лечится. Ему, вероятно, начать новую жизнь так и не удалось.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us