Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Покушение или месть?

Перед судьями всегда стоит вопрос – виновен ли тот, кто сидит на скамье подсудимых? Может быть, он стал жертвой обстоятельств или чужого злого умысла? И тот, кто его подставил, сейчас нетерпеливо ждет обвинительного приговора? Кто из свидетелей говорит правду, а кто обманывает? Важно разобраться и не допустить судебной ошибки, ценой которой может стать человеческая жизнь.

Несколько лет назад 67-летнюю Маргариту С. можно было назвать счастливой женщиной. Дом – полная чаша, любимые сын и муж. Но все рухнуло в одночасье. Избалованный, ни в чем ни нуждающийся отпрыск, подсел на героин. Деньги из дома стали утекать, словно в песок. Как ни старались родители - ни уговоры, ни лечение не помогли. Сын часто пропадал где-то с приятелями, не ночевал дома. После такого очередного загула 29-летнего сына Маргариты С. нашли мертвым на одной из квартир, пользующейся дурной славой. Согласно заключению судмедэкспертов, парень умер от передозировки героина.

Спустя год муж ушел из семьи, сославшись на невозможность совместного существования, дескать, слишком тяжелы воспоминания о сыне, и надо начать новую жизнь. Долгое время Маргарита Васильевна находилась в глубокой депрессии. Пока не появился он. Красивый, молодой 36-летний мужчина, с которым Маргарита познакомилась на благотворительном мероприятии, которое, к слову, проводил ее бывший супруг. Весь вечер Сергей не отходил от Маргариты Васильевны, галантно ухаживал и развлекал разговорами. А женщина не могла разобраться в своих ощущениях. То ли новый знакомый напоминал ей погибшего сына – ростом, цветом глаз, волос. То ли привлекает ее как мужчина, несмотря на значительную разницу в возрасте. Но Маргарита Васильевна и Сергей продолжили знакомство, по их словам, в исключительно деловых целях.

Такими словами называла Маргарита Васильевна на суде Сергея. По словам женщины, она относилась к нему как к сыну и старалась всячески помочь. Дескать, из добрых побуждений в память о погибшем сыне. А вместо благодарности Сергей пытался ее убить. Из показаний потерпевшей в ходе судебного разбирательства выяснилось, что накануне 8 марта Сергей заехал к ней поздравить с праздником. А Маргарита Васильевна решила воспользоваться случаем и напомнила ему о долге, который Сергей, якобы не торопился возвращать. Как пояснила потерпевшая, мужчина разозлился и толкнул ее на диван в гостиной, а затем попытался задушить лежавшей там же подушкой, а затем ограбить. Но почему-то не довел дело до конца, то есть не убил и ничего не взял, а отбросив подушку, ушел. Неизвестно по какой причине Маргарита С. не вызвала милицию, а только спустя 3 дня сама пришла в местное отделение и подала заявление, в котором обвинила своего знакомого в покушении на убийство. Предъявив в качестве доказательства разорванные бусы из жемчуга и, якобы, сломанный собственный нос. Впрочем, судмедэкспертиза перелом носа не установила, так как освидетельствование проходило через неделю после событий в квартире Маргариты С. Зато врач РЦПЗ поставил Маргарите С. диагноз – расстройство адаптации, смешанное тревожно-депрессивное расстройство, вызванное совершенным преступлением (со слов потерпевшей) против ее личности и здоровья, охарактеризовав ее состояние как тяжелое постстрессовое расстройство.

Подсудимый Сергей свою вину всячески отрицал. Рассказывая о последнем посещении Маргариты Васильевны, мужчина пояснил, что между ними действительно произошла ссора на почве личных и денежных отношений. Женщина устроила скандал, начала предъявлять ему необоснованные претензии, и он, дабы не обострять ситуацию, поспешил убраться восвояси, забыв у нее свой мобильный телефон и сигареты. Потому, когда через несколько дней его вызвали в милицию и предъявили обвинение, он крайне удивился.

Потерпевшая, утирая сухие глаза шелковым платком, требовала наказать Сергея по всей строгости закона, размахивая справкой от психиатра. Подсудимый клялся, что и пальцем не прикасался к потерпевшей, и уж тем более не душил ее. Доказательств как вины, так и невиновности подсудимого не было. Потому сомнения в виновности подсудимого суд трактовал в его пользу, не усмотрев состава и действия преступления.

Возможно, судейская коллегия, к слову состоявшая из женщин, склонялась к тому, что обвинение в покушении на убийство и ограблении, было надуманным. А имела место быть месть отвергнутой женщины, представляющая смесь негативных и разрушительных эмоций: оскорбленное самолюбие, обида и неразделенная любовь. Месть, несущая мощь энергии, которая вырываясь наружу порой непредсказуема и беспощадна своими последствиями.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us