Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Иегова оказался не причем

Каждый из нас вольно или невольно встречался с людьми, проповедующими на улице религиозные идеи. Большинство научилось избегать подобных проповедей, игнорировать или вежливо пресекать поток медоточивых речей.

Несколько лет назад и мне «повезло» нарваться на таких буквально возле дома. Мой пес замешкался возле кустов, изучая запахи оставленные сородичами, а меня в это время обступили проповедники – свидетели Иеговы. Благообразный старичок в костюме и шляпе а-ля Киса Воробьянинов и женщина неопределенной наружности начали атаку с вопроса, что я думаю о вечной жизни. Несмотря на то, что проповедников было всего двое, сложилось впечатление, что меня окружили: «Книги сжег, телевизор выбросил, крест нательный спустил в канализацию – это все бесовское!» - твердил старичок, потрясая цветными брошюрками под названием «Сторожевая башня». Напоровшись на убежденного атеиста в моем лице, проповедники пригрозили всеми муками ада и отстали. Поэтому меня крайне заинтересовала история Ольги П., посетовавшей на секту, разлучившую ее с дочерью.

Сама впустила секту в семью – версия матери

Ольга П. рассказала, что 8 лет не видится и не общается со своей дочерью. По словам женщины, ее дочь Елена попала под влияние секты, которую Ольга П. сама впустила в их жизнь.

- Леночка моя очень талантливая и способная. С детства я отдавала ее в разные секции, чтобы девочка развивалась и духовно и физически. И на танцы ходила, и на карате и шахматы и везде добивалась успехов. Все были ею довольны, хвалили, прочили большие перспективы. Потом начались проблемы подросткового возраста, и в 15 лет моя дочь попала под влияние улицы, появились подружки, бесцельно болтающиеся по улицам. Тогда у нас начались первые конфликты в семье. В декабре 1999 года мы серьезно повздорили, и в сердцах я дала дочери пощечину, после чего она сбежала из дома. Конечно, я искала ее, волновалась, успокаивало немного лишь то, что дочь наведывалась домой в мое отсутствие. А спустя 10 дней я нашла ее спящей в подвале нашего же дома. Мы серьезно поговорили, и я поставила ей условие – либо она делает, так как я говорю, прекращает шляться и берется за ум, либо я отправляю ее к отцу в Россию! – поделилась Ольга.

Весьма кстати, на тот момент Ольга познакомилась с женщиной, посещающей религиозные собрания, какие именно на тот период времени обеспокоенная мать особо вникать не стала. А новая знакомая с радостью пригласила дочь Ольги посетить церковь. И девочка стала посещать религиозные проповеди даже после окончания школы. Потом Елена поступила в институт, который закончила с красным дипломом на радость матери и даже получила предложение остаться работать на кафедре. Но отказалась.

Положив красный диплом на стол, Елена заявила матери, что теперь, выполнив все «дочерние обязательства», она намерена жить, так как считает нужным. Дес­кать, работать будет уборщицей в храме, и там же будет проповедовать. Тогда-то Ольга и поняла, что дочь попала под влияние секты, в которую она отдала ее собственными руками. Кроме того Елена объявила о своем решении выйти замуж за одного из членов секты «Свидетели Иеговы». Как ни противилась родительница, но дочь поступила по-своему.

Будущий зять сначала попробовал «обработать» и Ольгу, но получил категорический отпор и заявил, что, дескать, время тратить свое он не намерен. Дочь Елена собрала свои вещи, объявила, что они поженились, хоть и без благословения матери, и пропала на 3 месяца.

А к Ольге стали захаживать сестры-проповедницы, пытаясь втянуть и ее в паутину секты. Женщина, несмотря на желание быть рядом с дочерью, стойко отбивалась от проповедниц, прекрасно понимая, чем это может кончится. В канун Нового года Елена приехала к матери, но не для того, чтобы поздравить. А с тем, чтобы отчитать.

- Ты опозорила меня перед сестрами по вере, как ты могла их выгнать! Я не хочу иметь с тобой ничего общего! – кричала Елена на мать. Высказавшись и собрав остатки вещей из родительского дома, девушка вновь пропала. Несложно представить страдания и переживания матери, чья дочь, попав под влияние секты, отказалась от нее, не увидев в матери религиозную единомышленницу.

Летом 2012 года Ольга узнала, что на столичном стадионе состоится общее религиозное собрание концессии и решила встретиться с дочерью. Собрав нехитрую снедь в пакет, женщина отправилась на стадион. Шансов отыскать дочь в толпе верующих практически не было. Тогда женщина обратилась к дежурящим на входе старшинам религиозного сообщества и попросила помочь встретиться с дочерью. Уточнив по спискам фамилию, старшины сообщили томящейся матери, что дочь переехала и теперь числится в другом округе. Но пообещали помочь. Спустя полчаса гнетущего ожидания к Ольге вышел зять и сообщил, что Елена занята и встретиться с ней не может, забрал пакет с гостинцами и ушел. И опять ни весточки, ни звонка от дочери.

В сентябре уже этого года Ольга случайно встретила дочь в одном из кафе на Ошском рынке.

-Эже, дайте самсу, пожалуйста, - знакомый до боли голос привлек внимание Ольги, подойдя поближе она поняла – не ошиблась.

- Здравствуй, Лена, - мать взяла ее за руку.

- Женщина, отойдите и не трогайте меня! – девушка попыталась высвободить руку.

- Я тебе не женщина, я – мать твоя! – Ольга буквально вцепилась в рукав блузки, надеясь, что дочь поговорит с ней, одумается. Но Елена резко высвободилась и, толкнув, проходившую мимо разносчицу, выскочила на улицу.

А потом и отец вдруг заявил, чтобы Ольга освободила дом, дескать, он нашел женщину, которая будет за ним ухаживать. По мнению Ольги, его обработали члены секты и настроили против нее. Начались бесконечные судебные тяжбы с отцом.

- То, что им нужна наша недвижимость, было очевидно с самого начала. Я и дочери об этом говорила. У нас земельный участок в пригороде 60 соток, конечно, им не хочется упускать такой лакомый кусочек, и они готовы пойти на все, лишь бы завладеть им. И неважно какой ценой, даже путем разрушения нашей семьи. На пути к заветной недвижимости препятствием осталась только я. Вот они и стараются меня устранить, - вздыхает женщина.

Воспоминания детства – побои. Версия дочери

Ушедшая из дома дочь Ольги - Елена и ее муж неожиданно согласились на встречу с журналистами. Мы ожидали увидеть сектантов, которые незамедлительно примутся «обрабатывать» нас. Но вместо этого, они сразу пояснили, что их религиозная община не имеет никакого отношения к сложившейся семейной ситуации. Более того Елена принесла документы и видеозапись показавшие семейную историю несколько с другой стороны. Как рассказала Елена, мать оставила ее дедушке с бабушкой на воспитание в полуторамесячном возрасте и пропала. А когда появилась, то забрала ее жить к себе, но вместо материнской любви и ласки на девочку обрушились побои и оскорбления.

- Она избивала меня до багровых синяков и выставляла в подъезд в одних трусах в ноябре. Я ходила по улицам, а она кричала с балкона: «Убирайся скотина, чтобы я тебя больше не видела!»

Это еще хорошо, что со мной на улице ничего не случилось, не изнасиловали. За что она со мной так обращалась, я не знаю, ведь я была совсем ребенком. В религиозную общину действительно она привела меня сама. Постоянные побои и издевательства довели меня до того, что я хотела покончить жизнь самоубийством. Невыносимо было, когда она била меня прилюдно. Ольга (так Елена называет свою мать) готовила и продавала торговцам на рынке обеды, а меня брала с собой помогать ей и чуть что не так пускала в ход кулаки, а уж в выражениях в мой адрес и вовсе не стеснялась. После школы я поступила в институт, факультет выбрала она, а оплатил учебу дедушка. Выбранный Ольгой факультет оказался совсем неподходящим для девочки. На потоке было всего две девушки, спустя месяц проживания в общежитии – второй девушке сняли квартиру родители, потому что там было невыносимо. Однокурсники пили – гуляли на полную катушку. Мне приходилось запирать покрепче двери, а с утра вымывать рвоту по всему этажу, после очередной попойки соседей. И окончив институт, куда мне было идти работать по специальности? Лучше бы я на иняз поступила, тем более способности к языкам у меня хорошие, - рассказала Елена. Сдерживая эмоции, девушка рассказала и о том, что им с мужем пришлось забрать дедушку из его собственного дома, поскольку мать бьет старика, забирает продукты, купленные ему внучкой, срезала и продала отопительные батареи. В общем, обид у дочери на мать много и тянутся ниточки из семейного раздора еще из раннего детства. А, как известно, детские обиды самые болезненные и простить их бывает просто невозможно.

Грязные дрязги

Действия сторон семейного конфликта, отстаивающих свою справедливость и правду, напоминают скорей разборки асоциальных элементов.

В середине мая на стол начальника милиции легла пачка заявлений и объяснительных от противоборствующей друг другу семьи. Во время визита Елены и ее мужа, приехавших навестить деда, между ними и Ольгой произошел конфликт. Старик пожаловался внучке на притеснения со стороны родной дочери. Внучка и зять немедленно заступились, и в результате произошла небольшая потасовка, в ходе которой была порвана блузка Елены. Неудивительно, что дочь и ее муж снимали произошедший инцидент на камеру, потом написали заявление на мать Елены с просьбой возбудить уголовное дело, указав на причиненный ей ущерб в виде порванной блузки и унижения человеческого достоинства. Благо дело, в милиции работают здравомыслящие люди и в возбуждении уголовного дела отказали. Передали на рассмотрение в суд аксакалов, который пригрозил административным штрафом в случае повторения конфликта. Но вместо примирения посыпались жалобы в суды, и впереди новый виток судебных разбирательств между родными по крови людьми, так и не сумевшими найти общий язык.

Вряд ли семейные дела подобного характера, возможно решить в судебном порядке. Дело даже не в имуществе, в семьях с нормальными отношениями споры такого рода просто исключены. Проблема в отношениях между членами семьи - дочь, обделенная материнской заботой, с багажом обид и комплексов, вызванных криками и побоями, и мать, привыкшая добиваться всего рукоприкладством и ором, не решится, каким бы ни было решение суда. В причинах конфликта и претензий можно обвинять хоть Иегову, хоть черта, можно сослаться на бездействие системы правосудия, только ничего от этого не изменится и не решится. Не способны вышеперечисленные, изменить отношения в во враждующей семье. Ведь чужая семья – потемки.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us