Menu
imarat stroy

Женская зона

Накануне празднования международного женского дня руководство ГСИНа организовало пресс- тур для представителей СМИ в ИТУ №2 или, проще говоря, в колонию для осужденных женщин, расположенную в селе Степное.

Дорога в колонию занимает немного времени, буквально через полчаса мы стояли перед зелеными воротами исправительного учреждения, с паспортами на изготовке. Контролеры проверили нас строго по спискам, настоятельно посоветовали оставить сумки в микроавтобусе, чтобы мы не пронесли лишнего и запрещенного в зону. Но мы поступили по принципу «все свое ношу с собой» и, как оказалось впоследствии.., не зря!

Другая жизнь

Пройдя пропускной пункт, где пришлось оставить свои паспорта и сотовые телефоны, мы попали в «вылизанный» двор зоны, иначе не назовешь, настолько он чистый. Спецконтингент уже построился во дворе в ожидании праздника. Три сотни женщин повернули головы в нашу сторону и бесцеремонно разглядывали приехавших журналистов. В тот момент, когда мы переступили порог КПП, мы стали с ними равными. Сопровождавшие нас сотрудницы колонии то и дело одергивали нас: «Не снимать! Нельзя, не ходите!» - мы попали в другую жизнь, с другими правилами и законами.

«Хорошенькие такие!» - оценили зечки наше появление на своей территории. Они разглядывали нас, мы фотографировали их. Одни из них отворачивались, заметив нацеленный на них объектив, другие не обращали на это совершенно никакого внимания. После поздравительных речей официальных представителей ведомства и торжественного открытия молельного дома, мы проследовали в клуб на праздничный концерт, подготовленный силами осужденных.

Небольшое и полутемное помещение клуба было забито под завязку, первый ряд заняли почетные гости – руководство ГСИНа и начальство колонии. На маленькой сцене появились ведущие концерта - две молодые девушки в нарядных платьях, с красиво уложенными волосами и на высоченных шпильках. Девушки были необычайно хороши для мест лишения свободы, где оказались исключительно по своей вине. Наш добровольный гид из числа осужденных пояснил, что одна из прекрасных нимф мать пятерых детей и аферистка с большим стажем, а вторая на воле промышляла сбытом героина. Кроме столь исчерпывающей характеристики ока­залось, что многодетная мошенница имеет не только хорошо подвешенный язык, но и неплохие вокальные данные.

Зрители бурно реагировали на происходящее на сцене, пожалуй, такие концерты одно из немногих развлечений вносящих разнообразие в жизнь осужденных. А мы пытались угадать, по какой статье осуждены участницы концерта. Зажигательный «Кара Жорго», Верка Сердючка, «цыганочка», грустные песни, стихи, сценки – программа была разнообразна, казалось, такие талантливые, эмоционально яркие натуры не могут совершить чего-либо противозаконного. Даже не верилось, что перед нами парад талантов мошенниц, убийц, воровок и торговок наркотиками.

Так, например, белокурый ангелочек, рвавший душу под Любу Успенскую «Пропадаю я» и зажигательно отплясывающая «Хуторянку», оказалась матерым убийцей. Вместе с подружкой они нанесли своему знакомому 45 ножевых ран, забрали его сотовый телефон, деньги и скрылись в Кара-Балте, где их и задержали. На момент убийства милой девушке с белокурыми локонами было 16 лет. По решению суда, лучшие свои годы – 25 лет, очаровательное создание проведет в женской колонии. Столь мрачная жизненная перспектива объяснила печальное выражение глаз и лица артистки.

Признаться честно, смысл некоторых номеров был нам не ясен, возможно, просто специфичен, но зрители буквально ревели от восторга, подпевали, танцевали на месте, иной раз даже выбегали на сцену и присоединялись к действию. Было понятно, что осужденные отнеслись к подготовке концерта серьезно и ответственно – номера были хорошо отрепетированы, сшиты красочные платья и костюмы. Осужденные женщины искупают свою вину работой в швейном цехе. Как, оказалось, шьют они не только спецодежду, но и модельные вещи, которые потом экспортируются в Россию и Казахстан. Из остатков тканей женщины и пошили себе праздничные костюмы для номеров. Несмотря на царящее в зале веселье, впечатление было все-таки тягостным, впрочем, учитывая специфичность места, иначе быть и не могло.

Сама атмосфера зоны подавляет и угнетает. Глядя на этих женщин, поневоле думаешь: «Упаси Бог!». Некоторые из них сохранили облик женщин, но большинство представляет бесполую, бесформенную массу. Те, которые «мотают» не первый срок свыклись жить под конвоем, в глазах «первоходок» - тоска и печаль, несмотря на то, что в колонии работает психолог. Во время концерта, мы наметили несколько осужденных женщин, с которыми хотели пообщаться, тем более, вначале нам была обещана такая возможность. Но как только мы попытались выйти из душного зала и побеседовать с девушками, контролеры оттолкнули нас назад: «Не положено, ждите сопровождение!».

Понятно, что это меры нашей же безопасности, но такие ограничения вызвали у нас примерно такие же эмоции, как у безвинных узников концлагеря: негодование, возмущение и подавленность. В один момент мы стали такими же бесправными заключенными, как и осужденные. Мы стали никем! Пришлось дожидаться окончания концерта.

Спектакль окончен

Но и после него в обещанном интервью с заключенными нам было отказано, как впрочем, и в осмотре бараков для осужденных и швейного производства. Вместо этого нам было предложено побеседовать с одной из старожилок колонии, следящей за порядком.

45-летняя женщина, отбывающая очередной срок за сбыт наркотиков была весьма словоохотлива. Она рассказывала о том, как улучшились условия содержания в колонии, улучшилось питание, как внимательно относится к ним администрация и, конечно же, о своем раскаянии. Но чем больше она говорила, тем больше мы убеждались, что «казачок-то засланный» и подготовленный. «Спасибо товарищу Арбаеву за нашу счастливую жизнь!» - примерно так закончила она свой отрепетированный монолог. Когда мы попробовали напомнить о данных нам обещаниях, нас буквально выставили за ворота.

«Откинулись»

Забрав паспорта и телефоны, мы оказались за воротами. Около часа мы ждали микроавтобус, на котором нас доставили в колонию, и в котором нам советовали оставить свои вещи, но не дождались. Телефоны сотрудников ГСИНа оказались отключены и недоступны. Видимо, руководство ГСИНа решило не делать исключения для приглашенных журналистов, а по привычке ограничилось доставкой только в один конец.

По дороге к трассе нам встретился мужчина с джентльменским набором по случаю праздника - букет из трех роз и блок сигарет. Как оказалось, мужчина приехал на свиданье к одной из осужденных, с которой познакомился и переписывался в социальных сетях. Но в канун праздника решил посетить понравившуюся даму в местах лишения свободы.

Пожелав пылкому влюбленному удачи, мы поплелись к трассе, вспоминая добрыми словами представителей ведомства, не позаботившихся даже не столь о комфорте приглашенных ими гостей, сколько об их безопасности накануне праздника.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us