Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Каста неприкасаемых???

  • Автор 

- Мне не нужна известность, я хочу добиться справедливости. Есть она в Кыргызстане? – молодая женщина в черной одежде долго не может успокоиться. Видно, что ей тяжело начать рассказ, слезы так и душат ее, не дают собраться с духом. Но надо все рассказать, для этого мы и встретились в Чуйском областном суде, где рассматривается уголовное дело об убийстве ее 15 – летнего сына.

Роковая дата

- 13 ноября 2013 года в 13.30 моего сына Сайдуллу убили. В тот день у него болела голова, и преподаватель отпустил его с уроков, но он не ушел. Ему сказали, что после уроков будет « разборка». На каникулах между несколькими ребятами произошла ссора в социальных сетях, вот они и решили выяснить отношения. Сайдулла вышел вместе со своими друзьями из школы, его схватили и потащили в тупик улицы, где избивали, а все смотрели и никто не вступился. Аман Абакиров первым нанес удар, потом подключились Расул Люширов и Тынай Султанкулов. Потом Тынай сказал, отвезите его домой, а другие ребята поймали такси, кое-как усадили его в машину и отвезли в больницу, - дрожащим от пережитого горя рассказывает Кундуз Абдужалилова.

- Мне позвонили и сказали, что Сайдулла в больнице, я сразу рванул туда. Но врач сказал, что он умер. Врачи сделали все, что могли. Только поздно было, спасти сына не удалось. Он синий весь был, живого места на нем не было, - подключается к разговору отец убитого парня Абдували.

- За что его били? У них были неприязненные отношения? Может они деньги вымогали?

-Били ни за что! У другого мальчика был конфликт с зачинщиками, а Сайдулла вступился. Зато, когда его избивали, тот смотрел и не помог моему сыну! Остальные даже на мобильные телефоны снимали, как моего сына били. А потом, когда узнали, что он умер и начато следствие, все удалили. Может быть, испугались, может их запугали, но мой старший сын разговаривал с очевидцами и они все в один голос утверждали, что били Сайдулло жестоко и долго,

- Кундуз утирает слезы. Рассказ о событиях произошедших полтора года назад дается ей нелегко. Женщина в то время находилась в России. Как только услышала в телефонной трубке взволнованный голос мужа, сообщившего о беде, она вылетела в Бишкек. Те 9 часов, пока она добиралась до Токмака, показались ей вечностью. Она спешила домой к своему мертвому сыну и семье, буквально не находившей себе места. Родственники виновников гибели подростка привели своего судмедэксперта и торопили с экспертизой. Но Абдували сумел настоять на комиссионной экспертизе, после которой отпали все сомнения о причине смерти 15 – летнего ученика лицея.

Неудобное заключение

Экспертная комиссия установила, что смерть Сайдулло Абдужалилова наступила от ушиба сердца в результате воздействия тупым, твердым предметом. Даже предположили, что это мог быть сильный удар ногой в область грудной клетки. Такое заключение стало весьма неудобным для виновников трагедии. То, что у парня в результате нанесенных побоев оторвалась почка, лопнули капилляры сердечной мышцы и разбита голова, предпочли забыть или не заметить. Вместо этого сторона обвиняемых стала утверждать, что была, мол, у парня эпилепсия. Случился очередной припадок, дескать, потому и умер…сам. А драка совершенно не при чем, да и была ли она. Никто ничего не видел, не знает.

- Чтобы вытащить виновников, их адвокаты очерняют моего сына, клевещут на него. Кто-то даже выкрал его медкарту из поликлиники. Хотя она была. В августе он проходил медкомиссию для поступления в лицей, он учился на повара и без медкомиссии не мог поступить. Сайдулло занимался спортом, и проблем со здоровьем у него не было. Один раз только в больницу попал с аппендицитом. Кому могла понадобиться его медкарта? Семейный врач тоже недоумевает: была и вдруг исчезла! – рассказывает отец Сайдуллы.

«Детки в клетке»

Пожалуй, то, что подростки отличаются беспредельной жестокостью известно всем. Драки - не редкость между старшеклассниками. Но обычно все кончается «до первой крови», в случае с Сайдуллой подростки будто озверели, пока парень не перестал подавать признаки жизни, они не остановились. Не было у них ни жалости, ни сочувствия к Сайдулле. Более того, трое подростков любыми путями пытались избежать ответственности за смерть ровесника. Не были, не видели, он сам умер! Такое впечатление складывается, когда читаешь материалы уголовного дела.

Участники «разборки» на следствии давали разные показания. Так, один из сидящих ныне на скамье подсудимых, Тынай Султанкулов в своих показаниях поясняет, что когда он вышел со школы, то увидел двух бегущих парней, которые сказали ему, что Сайдулла упал и лежит. Со слов подростка, они подбежали к однокласснику и увидели, как некая женщина поливает его водой. Потом они усадили Сайдуллу в подъехавшую машину, а позже он узнал о его смерти.

Показания двух других подсудимых Амана Абакирова и Расула Люширова практически идентичны. Из показаний Амана Абакирова: «13 ноября 2013 года после занятий меня и других одноклассников позвали на разборки по поводу ссоры в социальных сетях. Отказаться от «разборок» я не мог, меня бы неправильно поняли. Мы пошли в тупиковый переулок. Разговора я не слышал, но видел, как подростки начали бить Сайдуллу и Наби. Я подошел и ударил Сайдулло один раз в область груди, он присел, потом подошел Расул и ударил его ногой по голове. Сайдулла упал и потерял сознание. Мы взяли воду и стали его обливать. Но он не приходил в себя, тогда мы вызвали такси и другие парни отвезли его в больницу. Когда мы пришли, там уже были сотрудники милиции, после нас привезли в отделение милиции». По их словам получалось, что был избит еще один подросток, некий Наби.

Правда, родители Наби категорически отказались писать заявление в милицию. Наби получил серьезные травмы, провел полмесяца в больнице, но остался жив. Об этом мне рассказала Кундуз Абдужалилова, мать, похоронившая своего 15- летнего сына, забитого насмерть на школьных разборках.

- Нет, мы ничего не будем писать, нам здесь еще жить. Нам потом житья не будет! – так мне ответили родственники второго мальчика, - поделилась Кундуз.

- А как же врачи в больнице? Они же обязаны сообщать в милицию о таких случаях! А это уже приравнивается к заявлению! – недоумеваю я.

- Не знаю, может потому, что их сын жив. Я пойду до конца, буду добиваться справедливости. Мой сын в могиле, а они хотят жить, как ни в чем, не бывало, хотят жить дома. Когда произошла трагедия, люди выражали нам соболезнования, рассказывали, что мы не одни такие. Они тоже пытались добиться справедливости, но так и не смогли. Смерти их детей так и остались безнаказанными. Никто из родителей подсудимых не пришел, не извинился, не попросил прощения за поступок своих детей. Зато угрозы с их стороны сыпались в изобилии! – возмущается женщина.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us