Menu
sf building 18x7 1

Современная инквизиция

Давно канули в лету времена Великой инквизиции, ушли в прошлое дыба и «испанский сапог», миновали «лихие 90-е» с неизменными утюгами и паяльниками. Но и в наше время есть люди, которые не прочь воспользоваться методами, гарантирующими нужный результат.

На днях мне удалось познакомиться с Уланом Бекболотовым, который рассказал о том, как он стал жертвой пыток.

- В 2010 году после окончания медресе, я занимался строительством дома и перебивался мелкой торговлей. Регулярно ходил в мечеть. Как-то на выходе из мечети меня остановил малознакомый парень и стал интересоваться литературой религиозного содержания. Но у меня такой не было. Буквально на следующий день ко мне домой пришли с обыском сотрудники ГКНБ, и нашли у меня книги и диски религиозно – экстремистского содержания. Я думаю, что книги и диски мне подкинули сотрудники 10-го отдела МВД, потому что им необходим результат. Меня доставили в СИЗО ГКНБ, где конвоиры приказали мне раздеться до трусов, потом приковали наручниками к батарее и начали избивать. Удары наносили по всему телу, выбивали из меня признание в том, что я состою в религиозно – экстремисткой группировке «Хизбут - Тахрир». Меня избивали и унижали в присутствие незнакомой мне женщины, примерно на протяжении часа. После того, как я рассказал им, что 5 раз в день читаю намаз, они прекратили избиение и отстегнули меня от батареи. На суде никто не обратил внимания на мои заявления о применении пыток, меня осудили на три года. В этом году я освободился из колонии – поселения и обратился к правозащитникам по поводу применения пыток.

Ситуацию по применению пыток прокомментировал глава парламентского Комитета по правам человека, конституционному законодательству и государственному устройству Эркин Джумабаевич Алымбеков:

- Мы не вмешиваемся в деятельность судов, не оказываем давления на следствие и правосудие. Но если мы видим нарушение закона и вопиющие факты, которые не были приняты во внимание, то можем это инициировать в сторону справедливого и законного решения. Пытки - далеко не единичный случай. Это достаточно системное явление. Над этой проблемой работает депутатский корпус и правительство. Мы проводили заседание с представителями генеральной прокуратуры, МВД и других компетентных органов по этому вопросу. На уровне руководства был признан факт применения пыток и существования такой проблемы. Представители МВД сами огласили тот факт, что, для того чтобы повысить процент раскрываемости преступлений, сотрудники применяют недозволенные методы. По факту получается, что реально преступления не раскрываются, несколько преступлений «навешивают» на одного человека. Надо совершенствовать законодательную базу и устранять системные проблемы, как предпосылки применения пыток. Государство должно контролировать соблюдение законности и не допускать таких методов в работе правоохранительных органов, как применение пыток. Те сотрудники, которые преступили эту черту, сами будут наказаны. На днях к нам поступила жалоба о применении незаконных методов получения признательных показаний. Сотрудниками милиции задержанный был доставлен на частную квартиру, что уже является нарушением процессуальных норм. В течение двух суток задержанного избивали, довели его до попытки суицида. Человек пытался повеситься. И сейчас это уже новое уголовное дело для расследования, только теперь по факту нарушения процессуальных норм.

Физическое и психологическое насилие, применение методов воздействия противоречащих всем нормам, в том числе и грубое нарушение закона - факты, о которых до недавнего времени предпочитали умалчивать. Но сегодня этот вопрос поднимается и выносится на рассмотрение и обсуждение в различных инстанциях. Особенно болезненно эта проблема стоит по отношению к детям. Как выяснилось, даже к несовершеннолетним применяются пытки.

Как рассказала Ольга Коржова, координатор программы по защите прав детей ОО «Молодежная правозащитная группа», в нашей стране распространенность пыток и жестокого обращения в отношении лиц, младше 18 лет, до сих пор остается достаточно широкой. Согласно данным мониторинга, применение пыток в отношении несовершеннолетних, находящихся под стражей составляет 5 %.

- Пытки в отношении несовершеннолетних применяют с той же целью, что и к взрослым – получение признательных показаний, либо заставить ребенка вести себя так, как необходимо воспитателям, либо в целях наказания за провинность. За 2012 год, было выявлено 24 факта применения пыток в отношении подростков: из них 21 случай нанесение побоев, в 7 случаях подростков укладывали на снег и обливали холодной водой, либо наоборот ставили под палящее солнце на несколько часов, в 6 случаях подростков допрашивали в ночное время на протяжении нескольких суток. В 4 случаях применялось так называемое «сухое удушение» - надевание пакета на голову, в 4 случаях подростков пытали электрошокером. Нередко сотрудники правоохранительных органов оказывают психологическое воздействие – угрозы в адрес родственников и близких. Так в г. Токмак по подозрению в убийстве была задержана несовершеннолетняя девушка. Для того, чтобы получить у нее признательные показания сотрудники ОВД не только оскорбляли и били девушку, но и угрожали изнасиловать дубинкой, на которую демонстративно был надет презерватив. Затем они стали угрожать, что тоже самое сделают с ее матерью. Девушка испугалась и дала признательные показания.

Также недопустимой считается практика помещения несовершеннолетних совместно с взрослыми в ИВС, СИЗО и ЦАРН, поскольку это способствует лишь усилению криминализации среди подростков. Например из – за того, что колония для несовершеннолетних в селе Вознесеновка находится далеко от города, а суды часто откладываются – переносятся, то подростков содержат в городском СИЗО вместе со взрослыми заключенными.

В Беловодской специальной школе-интернате детей избивали бутылками с водой, палками, на конце которых были вбиты гвозди. Распространенными наказаниями были «афганка» - подростка ставили в положение, когда нужно упираться на локти и ноги, и так стоять, пока не разрешать встать. Если подросток опускался на колени, ему наносился жестокий удар в живот. Еще один вид изуверства «прохождение сквозь строй»: подросток должен был проходить сквозь строй своих товарищей, а они в свою очередь должны были бить его. Если кто-то из детей отказывался наносить удары, то сам занимал место наказуемого. Процветало также рабство. Один из подростков весной и осенью работал на поле, принадлежащем директору интерната. Причем директор объяснял это тем, что мальчику лучше быть в семье. Однако летом и зимой возвращал подростка в интернат. После того, как против директора интерната возбуждили уголовное дело, была проведена судебно – медицинская экспертиза по факту применения пыток. Однако в силу того, что прошло много времени, то следов на телах детей практически не осталось, а проводить психологическую экспертизу отказались, ссылаясь на то, что медицинская экспертиза ничего не установила. Но то, что директор Беловодского спец.интерната находится под следствием – это уже прогресс, потому что, как правило, такие дела предпочитают не предавать огласке, - поделилась Ольга Коржова.

Несмотря на то, что первый меморандум о сотрудничестве в сфере прав и свобод человека был подписан еще 2011 году, такие методы воздействия как пытки весьма популярны среди сотрудников правоохранительной системы. Сама процедура проведения медицинского осмотра не соответствует требованиям Стамбульского протокола (руководства по эффективному расследованию и фиксированию пыток и других, жестоких или унижающих достоинство наказаний). А суды и прокуратура чаще всего игнорируют заявления обвиняемых о том, что признательные показания были получены путем применения пыток.

Вот и получается, что век высоких технологий и прочих достижений науки и человечества, средневековый образ мысли остается реальностью.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us