Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Добро пожаловать в гестапо!

Упоминание о тайной государственной полиции Третьего рейха названной гестапо, вызывает страх и ужас у любого человека. Их методы работы получили печальную известность, благодаря изуверству и жестокости при допросах и казнях, карательные права этой организации не обсуждались и не подвергались критике. Важен был лишь результат работы подразделения гестапо. Международный военный трибунал признал всех членов гестапо преступниками и вынес справедливый приговор.

Однако и сегодня методы работы гестапо весьма популярны для получения информации, несмотря на то, что пытки и жестокое обращение признаны во всем мире противозаконными. Но как правило, применение пыток и жестокого обращения доказать очень трудно, соответственно наказать мучителей еще сложнее. Мы не будем давать оценку материалам о применении нашими силовиками пыток в отношении задержанных и находившихся под подозрением в совершении преступлений кыргызстанцев. Просто приведем несколько примеров того, как наше правосудие относится к людям, испытавшим на себе общение с доблестными стражами порядка.

Когда 20-ти летнего Саида Али Ибраимова забрали из дома сотрудники Жайылского РОВД, его мать Гульмира Медетбекова не знала, что видит сына живым в последний раз. По дороге в РОВД Саида Ибраимова избивали руками и ногами, наносили удары по почкам пластиковой бутылкой, наполненной водой, милицейской дубинкой, пинали в пах и угрожали табельным оружием. Так сотрудники милиции пытались заставить Саида написать признательные показания в убийстве пяти человек. Побои и пытки продолжились и в камере предварительного заключения. Несколько раз Ибраимов терял сознание, но его приводили в чувство и требовали подписать признательные показания, а так же бумагу, в которой Саид должен был написать, что не имеет претензий к сотрудникам милиции. В противном случае, милиционеры угрожали расправиться с его сестрой и матерью. Саид Ибраимов успел передать матери письмо, в котором подробно описал все происходящее, и даже смог найти возможность позвонить ей. Молодой человек обещал по телефону, что все расскажет на суде, а через три часа Саида Али Ибраимова нашли повешенным в камере. 28 мая 2009 года Гульмира Медетбекова обратилась в Центр защиты прав человека «Кылым шамы» с просьбой разобраться в убийстве ее сына. 15 июня 2009 года прокуратурой Жайыльского района вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемых милиционеров Айбека Абдукаимова по части 2 статьи 304 УК КР, Уланбека Боромбаева и Дуйшенбай уулу Эдика по части 2 статьи 305 УК КР. Однако, несмотря на все усилия адвоката Динары Медетовой, данное дело сначала прекратили в связи с истечением срока давности в июне 2011 года, затем в июле 2012 года старший помощник прокурора Жайыльского района Абдиманап уулу Ж. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Еще один факт избиения, повлекший смерть 16-ти летнего Абдыразака уулу Нурдоолота, также остался безнаказанным. Курсант военного лицея имени Даира Асанова был избит командиром взвода, старшим лейтенантом Максатом Чынгызовым 5 октября 2011 года. Затем, с целью сокрытия факта избиения подростка Максат Чынгызов запер его в каптерке. Но состояние юноши ухудшилось, и его пришлось госпитализировать. Обеспокоенный командир взвода Чынгызов неоднократно предлагал деньги матери Нурзат Болотхановой, а также угрожал. Абдаразак уулу Нурдоолот умер в областной больнице, а в отношении Максата Чынгызова было возбуждено уголовное дело по статье 305 части 2 Военной прокуратурой КР. Затем дело было передано в Военный суд Бишкекского гарнизона. 17 мая 2012 года судебная коллегия Военного суда КР удовлетворила требование адвоката об отстранении Максата Чынгызова от занимаемой должности, но 18 июля 2012 года Военным судом Бишкекского гарнизона был вынесен оправдательный приговор в отношении Максата Чынгызова за недоказанностью его вины.

Чаще всего суды не проявляют заинтересованность в проверке утверждений о применении пыток. Даже если подсудимый утверждает во время судебного разбирательства о том, что признательные показания были получены под пытками, суды или полностью игнорируют такие заявления или поверхностно опрашивают сотрудников милиции в суде. После отрицания сотрудниками применения пыток, судьи заключают, что обвинения подсудимого необоснованны и рассматривают их, как попытку избежать ответственности.

Именно так произошло и в следующих случаях.

5 января 2011 года сотрудниками спецподразделения «Альфа» ГКНБ КР в ходе спецоперации в селе Беш – Кунгей были убиты два боевика и один тяжело ранен. В ходе перестрелки произошел мощный взрыв, и здание, в котором находились боевики, загорелось. В нем проживал Майрамбек Топозов с женой и четырьмя детьми. В тот день супруга Топозова уехала вместе с детьми к родственникам в город Токмок. Сам Майрамбек ушел к друзьям, где весь день они распивали спиртные напитки. Кошара оставалась весь день без присмотра. Когда Майрамбек вернулся домой, то обнаружил, что все разрушено, а его поджидают сотрудники милиции и ГКНБ. Невменяемого, в состоянии алкогольного опьянения Топозова привезли в Аламудунский РОВД, где избивали в течение нескольких часов. Майрамбек не видел лиц своих истязателей, поскольку они были все в масках. В результате побоев у Майрамбека были выбиты зубы, сломаны ребра и ключица, а также отбиты почки. В таком состоянии его закрыли в камере предварительного задержания до утра. Утром 6 января Майрамбека повезли на место взрыва для проведения следственных мероприятий, затем на допрос в УУР МВД КР. Ничего не добившись от Топозова, его отпустили домой. Так, в результате действий сотрудников правоохранительных органов, Майрамбек Топозов потерял не только кров над головой, но и здоровье, и трудоспособность. В Центр защиты прав человека обратилась «Кылым Шамы» мать Майрамбека, Гулюмкан Топозова с просьбой - оказать помощь в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ГКНБ и милиции, применивших пытки и компенсации материального ущерба в результате взрыва в кошаре, где проживал ее сын вместе с семьей.

Майрамбек Топозов обратился с заявлением в прокуратуру Аламединского района, но помощник прокурора С.Бейшеева вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, затем данное постановление было отменено прокуратурой Чуйской области и материалы по данному делу направлены в прокуратуру Аламединского района для дополнительной проверки. Старший следователь прокуратуры Аламединского района У. Джумадилов снова отказал в возбуждении уголовного дела. Следует заметить, что это дело «футболят» по разным инстанциям, то отменяют постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, то выносят их вновь и длиться это на протяжении двух лет. В данное время Чуйский областной суд рассматривает кассационную жалобу, поданную адвокатом Майрамбека Топозова.

Казыбека Усекеева задержали 27 декабря 2010 года по подозрению в причастности к теракту у столичного Дворца спорта и здания ГУВД города Бишкек. Всего по подозрению в причастности к теракту были задержаны 9 человек. По словам адвоката Динары Медетовой, во время допроса задержанных подвергали пыткам: надевали на голову целлофановый пакет и душили, били по почкам, применяли электрошокер. Как рассказала сестра одного из задержанных, ее брата Айбека Коргонбекова, в суд по рассмотрению законности задержания внесли на руках, потому что ходить самостоятельно он уже не мог. После рассмотрения данного дела Казыбека Усекеева принудили написать расписку о том, что не имеет претензий к сотрудникам ГКНБ и не под каким предлогом не расскажет о произошедшем с ним. Однако в отношении задержанных было возбуждено уголовное дело по статьям - покушение на преступление, терроризм, незаконное изготовление и ремонт оружия, незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение или ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ГКНБ КР по факту применения пыток решением Военной прокуратуры было отказано. В ноябре 2013 года адвокат Медетова обратилась с заявлением в Верховный суд КР по поводу применения пыток в отношении своего подзащитного Казыбека Усекеева.

К сожалению, условия содержания в местах лишения и ограничения свободы и сегодня сводятся к бесчеловечному и унижающему обращению. Преступления, предусмотренные статьей 305 -1 УК КР «Пытка» в большинстве случаев остаются безнаказанными. Должностные лица не несут уголовную ответственность за применение пыток, более того остаются на занимаемой должности, несмотря на противозаконные действия.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us