Menu
sf building 18x7 1

Коррупция – неискоренимая и бессмертная?

Переиначивая известную пословицу, можно сказать, что если мы сами не можем справиться с коррупцией, то к нам приедут поделиться своим успешным опытом из-за границы. На этот раз в Бишкек приезжал немецкий политолог Себастьян Вольф, рассказавший об антикоррупционных механизмах в Германии.

Оказалось, кое-что из немецкого опыта вполне можно применить у нас на практике. При желании, конечно... А в чем-то мы даже обогнали добропорядочных и законопослушных немцев!

Как сразу выяснилось, в Германии коррупция тоже есть! Так, по подозрению в коррупции полицией в 2012 году было зарегистрировано 8175 случаев коррупции. Наиболее сильно она развита, по мнению граждан и экспертов, в государственном секторе, а также во взаимодействии с бизнес-структурами. Причем, по результатам опроса населения в 2013 году, за последние два года уровень коррупции вырос (так считают 57% опрошенных).

Взятка и подкуп в Германии - уголовно наказуемое деяние! Наказание - от штрафов в размере нескольких тысяч евро до лишения свободы на срок более 1 года. Немецкие чиновники несут наказание наравне с остальными нарушителями и даже попадают за решетку, если такое решение выносит суд. По словам Себастьяна Вольфа, госслужащие наказываются суровее - дважды: по гражданскому праву и дисциплинарному законодательству. Так, если чиновник был уличен в хищении бюджетных средств, он должен компенсировать нанесенный ущерб. Заодно госслужащий сразу лишается права занимать свою должность.

Коррупция считается одним из самых опасных социальных зол, с которым Германия ведет активную борьбу в последние годы. Интересно, что в ФРГ нет единой политики по борьбе с коррупцией из-за федеральной политической системы: в каждой земле – своя антикоррупционная политика.

Другое дело, что коррупционные схемы в Германии (и Евросоюзе в целом) настолько хитры и многоступенчаты, особенно если речь идет о передаче взятки зарубежным партнерам, что доказать который бывает совсем непросто. По словам Себастьяна Вольфа, взяточников выявляют по косвенным доказательствам: чаще всего на неуплате налогов и неправомерном расходовании средств.

«Черный список», войдешь - нельзя выйти?

В Германии существует «черный список» – реестр, куда попадают коррумпированные организации только по решению суда. Это публичный список, куда уже включены несколько частных компаний. Госструктуры при заключении тендеров в обязательном порядке должны его изучать. Тиражируется он не только на ФРГ, но и на Евросоюз в целом.

Но! Список является едва ли не пожизненным клеймом для компании: попав в него, ей из него уже не выбраться. Пока что, во всяком случае, как пояснил Себастьян Вольф, непонятно, как вывести «исправившуюся» компанию из него, поскольку механизмы этого процесса пока еще не продуманы и не проработаны.

Есть еще один нюанс: судебные тяжбы могут длиться годами – до 80 лет! За это время основателям компании ничто не мешает создать новую и продолжить работать уже под другим именем (что и происходит, по словам эксперта).

- К тому же совершил преступление один человек, а не компания в целом. Возникает закономерный вопрос: можно ли обвинять в этом случае в коррупции всю организацию? – вопрошает политолог.

Ну и, конечно, список тоже не спасет полностью ситуацию: лазейка найдется всегда. К примеру, по некоторым данным, компания «Сименс» затратила несколько миллионов долларов на то, чтобы не попасть в похожий «черный список» Всемирного банка!

Не всё так свободно в свободной Европе...

Как оказалось, популярные у нас в последние годы общественные наблюдательные советы - довольно эффективный механизм отслеживания и предотвращения фактов коррупции, чем вызвали одобрение немецкого политолога. Изучив деятельность ОНС при Министерстве финансов и Министерстве транспорта и коммуникаций КР, эксперт заметил, что они работают очень эффективно, ведомства максимально прозрачны для народа, и население достаточно проинформировано об их деятельности. Однако в самой ФРГ такого института нет и, скорее всего, никогда не появится.

В Германии существует много НПО по борьбе с коррупцией, которые принимают участие в обсуждениях различных тем, в том числе с участием правительства, информируют население о случаях коррупции, могут настаивать на каких-либо реформах и... не более того. Как пояснил Себастьян Вольф, так происходит, чтобы НПО не могли раскритиковать за слишком близкую и тесную работу с органами исполнительной власти. Например, самое известное, крупное и довольно влиятельное НПО Германии по борьбе с коррупцией «Трансперанси Интернешнл», куда входит более 1000 членов и около 200 волонтеров, неоднократно подвергалось критике «за сотрудничество с компаниями».

То есть, несмотря на наличие законодательства о свободе информации и другие возможности, гражданское общество в Германии часто зависит от правительства и государственного управления, в получении документов, информации, инициатив и прочего (в то время как они сами мало что могут предложить взамен). Вот вам и демократичная Европа!

По такому же принципу работает и немецкая пресса: стыдит и порицает через публикации, но сама редко расследует и выявляет случаи коррупции. В целом эти институты не оказывают сильного влияния на виновных либо на не проявляющих должной активности чиновников. И, как оказалось, опять-таки, согласно опросам, немцам на самом деле не хватает этого – расследований, мониторинга, контроля, и люди требуют от НПО более активных и результативных действий.

В этом плане, оказывается, наше гражданское общество и СМИ более активны...

Шоколадку ты мне не дари...

В Германии взяткой может считаться любой подарок, услуга или какое-либо другое благо, полученные чиновником, преподавателем и другими облеченными властью лицами до, либо сразу после факта оказания ими помощи.

Например, как “излишнее внимание” может расцениваться даже плитка шоколада, подаренная студентом преподавателю в знак благодарности за написанное рекомендательное письмо. Причем, как отметил Себастьян Вольф, преподаватель не имеет права взять даже такой презент, не говоря уже об ужине и прочем.

В различных ведомствах страны существует свой свод правил о принятии услуг и подарков. Так, например, одно из них гласит, что сувенир, который можно безбоязненно подарить либо принять, не сочтя его за взятку, не должен превышать по своей стоимости 5-7 евро.

Стремиться к нулю? А зачем?

В ФРГ особое внимание уделяют превентивным, или предупреждающим коррупцию мерам. Например, разделение функциональных обязанностей и задач между его участниками во время организации и проведении тендеров; проверка надежности партнеров; публикации тендеров и отчетов по ним; использование иерархического и функционального надзора; ротация госслужащих; наличие специальных подразделений и служб безопасности по борьбе с коррупцией в госведомствах и частных компаниях; внутренний аудит; наличие омбудсменов; анализ рисков в тех сферах, которые особенно подвержены коррупции; тщательный отбор сотрудников для работы в тех областях, которые подвержены возникновению коррупции.

Во избежание оболгания кого-либо действует “принцип 4-х глаз”, когда факт преступления должен подтверждаться двумя свидетелями.

Однако, несмотря на все меры и ухищрения по уничтожению этой “гидры”, пронизавшей все сферы и нашей, и заграничной жизни, не стоит стремиться приблизить коррупцию к нулю. Таково мнение немецкого эксперта, поначалу изумившее слушавших его.

Пояснил он свое высказывание по-немецки прагматично: полностью искоренить коррупцию не получится, к тому же это чревато чрезмерными финансовыми затратами, ибо каждому госслужащему и прочим членам общества придется следить за другим. В результате затраты на этот контролирующий механизм могут оказаться такими космическими, что даже существование коррупции обошлось бы государству дешевле.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us