Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Мертвая зона для телефонов

Сколько бишкекчан стали жертвами телефонного мошенничества трудно даже представить, не то, что сосчитать. Далеко не все, попавшиеся «на удочку» телефонных «разводил» обращаются в милицию. Обычно дальше разговоров дело не идет. Давно известны способы «честного» отъема денежных средств у населения. Например, звонок якобы сотрудника милиции о том, что кто-то из близких попал в беду и срочно нужно внести определенную сумму денег. Еще одна из популярных наживок, сообщение о большом выигрыше в акции, в которой гражданин никогда не участвовал, но, тем не менее, рад выигрышу и готов беспрекословно перевести деньги на указанный мошенниками номер. Сколько способов «развода» на деньги... Люди сидят и придумывают не счесть. Ведь именно «сидельцы» в местах лишения свободы придумывают новые «наживки» для простодушных граждан, имея на руках лишь сотовые телефоны.

В радиусе двух-трех километров от СИЗО – 1, расположенного на пресечении улиц Горького и Жукеева – Пудовкина, периодически не работают телефоны беспроводной связи. Специалисты телефонных кампаний утверждают, что причиной тому глушители связи, расположенные по периметру СИЗО – 1. Они предназначены, как раз для того, чтобы узники не могли общаться по сотовым телефонам с внешним миром. Но под действие «глушилок» попали целые жилые кварталы города, образовав «мертвую зону». Причем, если по сотовым телефонам стандарта GSM еще можно общаться, то по средствам связи стандарта CDMA (Сапатком, Фонекс, Кыргызтелеком) никак не получится.

Мы обратились за разъяснениями к специалистам телефонных кампаний, чья связь подверглась техническому сбою. Вот что пояснил инженер технического отдела кампании «Сапатком» Айдар (фамилию назвать отказался, поскольку речь идет об оборудовании, применяемом ГСИН):

- Такая проблема возникает уже не первый раз. Все дело в оборудовании, установленном на территории СИЗО – 1. Оно не отрегулировано так, чтобы воздействовать только по периметру СИЗО, а захватывает больший радиус и глушит диапазон работы наших передатчиков. Мы обращались к руководству ГСИН, но получили ответ «Так надо, мы работаем». Сейчас у них установлено израильское оборудование, которое технический персонал ГСИНа не может настроить. Мы предлагали свою помощь в наладке оборудования, но получили отказ. По словам руководства ГСИНа, они ожидают турецкое оборудование, которое будет работать только на территории СИЗО, а пока придется потерпеть. Лучше бы не допускали того, что заключенным доступна сотовая связь, там же не санаторий. Наше руководство направило письменное обращение руководству ГСИНа и в Государственное агентство связи.

Сотрудники технического отдела кампании «Кыргазтелеком», едва услышав вопрос, долго совещались между собой и в итоге, сославшись на свою некомпетентность в этом вопросе, посоветовали обратиться в ГАС (Государственное агентство связи).

Мы последовали совету и обратились в Государственное агентство связи, отправив письменный запрос по электронной почте. Пресс – служба несколько дней затягивала с ответом на наш запрос. После настойчивых звонков, пресс-секретарь Нуркамал Турсунбекова прислала письмо состоящее из трех строчек:

«Рассмотрев ваш запрос государственное Агентство связи сообщает следующее. В районе ограниченными улицами Жукеева-Пудовкина, Кулатова, Элебаева и Горького отмечались помехи на радиоэлектронные средства связи. По поступившим заявлениям пользователей, Агентством связи проведены определенные работы, в настоящее время помехи устранены».

Не иначе, как отпиской данное письмо не назовешь. На наши настойчивые просьбы дать ответ на вопрос, что именно являлось причиной помех, Нуркамал Турсунбекова все же уклонилась от ответа. Но при этом получить ответ на данный вопрос настойчиво советовала в ГСИНе.

Но получить ответ от секретаря пресс – службы ГСИНа Элеоноры Шершеналиевой тоже не удалось. Элеонора каждый день обещала и «кормила нас завтраками», мотивируя свои ответы тем, что, либо ответ не готов, но вот-вот он будет, и она сразу его вышлет, либо, что она не может говорить из-за того, что находится на встрече.

Из всего этого остается сделать вывод, что потребителям не хотят объяснять причину неполадок средств связи, потому как налицо нарушение закона о правах потребителя в угоду заинтересованным структурам. Структуры (читай – Госагентство связи и ГСИН) несмотря, на указанную в Законе о СМИ обязанность давать ответы на официальные запросы СМИ, что либо конкретное ответить журналистам отказались.

Основным виновником отсутствия телефонной связи у бишкекчан в близлежащих к СИЗО-1 домах является именно ГСИН, ну, а соучастником и косвенным виновником является уже само Госагентство связи, которое изначально, сразу после установок «глушилок» не потрудилось проконтролировать их работу. Причем виновны в отсутствии связи оба ведомства неоднократно. В прошлом году без связи близлежащие районы оставались несколько раз.

Поскольку сотовыми телефонами заключенные пользуются наряду с обычными гражданами, то руководство ГСИНа решило бороться с этим явлением «отсечением больной головы», установив на территории СИЗО -1 приборы, заглушающие мобильные сигналы всех операторов сотовой связи. Правда, эффект оказался неожиданным. Действие приборов распространилось далеко за пределы СИЗО, оказывая свое воздействие на любую беспроводную связь. Почему сотрудники пенитенциарных учреждений предпочитают тратить бюджетные деньги на дорогостоящую аппаратуру, вместо того чтобы просто, как того и требует закон, не пропускать в камеры мобильники и отбирать их у заключенных, в тюремном ведомстве не объяснили. Видимо, надзирателям не хочется терять хороший заработок! Но если такое оборудование установили, то хотя бы потрудились его отладить так, чтобы уголовно непреследуемые граждане вне стен СИЗО-1 могли пользоваться неотъемлемым благом цивилизации – телефоном.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us