Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Виновный потерпевший

- И что мне теперь делать?! - в один голос говорят находящиеся по разные стороны баррикады Зулейха Мукаева и Асхат Кыштобаев: каждый считает себя потерпевшим от действий другого. Каждый готов продемонстрировать доказательства именно своей правоты: ворох документов у одной стороны конфликта легко уравновешивается такой же увесистой кипой – у другой. По словам Зулейхи Мукаевой, она была обманута… собственным сыном, который вступил в сговор с мошенниками. Асхат Кыштобаев уверен, был обманут мошенниками, вступившими в сговор с Зулейхой.

Зулейха Мукаева проработала в сфере образования больше 30 лет. На горизонте пенсия. По примеру многих кыргызстанцев, решила оформлять ее в России, потому как это выгоднее, и улетела туда самолетом 12 апреля 2009 года. Там же прошла курс лечения, попутно оформляя гражданство. Когда уехала, отдала на хранение сыну Станиславу все документы на дом. В конце марта 2010 года, когда вернулась, женщина поинтересовалась документами у сына. Сын ответил, что документы на работе. По словам Зулейхи, он тогда работал в агентстве недвижимости. Вразумительно ничего не объяснил. Мать оставила расспросы на потом. А потом…

- Примерно летом 2010 года позвонил человек, представился Семетеем Айткулиевым и сообщил, что я должна отдать долг. Он сказал, что он - «коллектор» (агент, нанимаемый для истребования денег у должников в частном порядке – прим.авт.), и требует деньги, которые якобы занимал мой сын у Асхата Кыштобаева. Десять тысяч долларов.

Зулейха потребовала разъяснений, коллектор сказал, что сын брал деньги и их надо вернуть. По словам Зулейхи, она пыталась объяснить, что, если она ничего не занимала, то и отдавать тоже не должна.

- Я у них ничего не брала, - говорит женщина, - никакого отношения к этому не имею, и отдавать тоже ничего не собираюсь. Ну, и что, что он мой сын?! Пусть сам отвечает за свои поступки. Он не дитя малое, а мужчина, ему 30 с лишним лет. Сам должен ответить. Коллектор тогда сказал: «Это меняет дело», - и повесил трубку.

Что будет значить эта перемена в деле, Зулейха ощутила очень скоро. После того звонка коллектора, дело приняло такой оборот, что она едва не стала постоянным клиентом ближайшей аптеки, скупая успокоительные средства.

- Однажды они пришли, показали документы, что дом продан. Теперь владелец Айдар Раисов, а я по решению суда должна освободить свой дом и отдать его новым хозяевам.

И владелица дома номер 2/2 по улице Январской, Зулейха Мукаева стала человеком без определенного местожительства – БОМЖ, как называет она себя в своих письмах в суд, милицию и президенту.

Отдаешь руками – забираешь ногами

- У нас с братом была идея – вложить деньги, - рассказывает Асхат Кыштобаев. - На тот момент, я не скажу, что денег было много, но какую-то сумму мы могли вложить в дело. Решили попробовать себя в кредитах. Открыли микрокредитную компанию и стали одалживать. Хотя мне уже тогда говорили, что это дело неблагодарное – отдаешь руками, а забираешь ногами. И, хочу сказать, мы это сразу ощутили.

Взяв деньги в долг, заемщик рассчитывает на возврат «до получки», «как «выгорит» дело» и так далее. Времена джентльменов, когда слово стоит больше любого поручительства, очевидно, давно канули в лету. Миром правит расчет – факты, цифры, материальные ценности, документы. И кредитные компании для обеспечения своих займов принимают меры: в большинстве из них для выдачи денег оговаривается залог. В микрокредитке, которой владели братья Кыштобаевы, в качестве залога принимались материальные ценности. В случае со Станиславом Мукаевым ситуация была обычной: компания готова была выдать деньги, оформив, в качестве залога, дом.

- Станислав Мукаев нам все показал, - продолжает Асхат Кыштобаев. – И документы на дом, и свои документы, и доверенность на право распоряжаться домом. Доверенность показалась нам какой-то странной. Сейчас уже не помню, но какой-то пункт не понравился, и мы попросили его принести другую. Он принес на следующий день. Все было нормально. Мы дали деньги. Десять тысяч долларов.

Восьмого и двенадцатого октября 2009 года были оформлены «Соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество», и «Договор займа». Заимодавцы не переживали, и с возвратом долга не торопили: сроки оговорены, а Мукаев – человек взрослый. По словам Асхата, Станислав на какое-то время пропадал, но потом обнаружился, и его попросили вернуть деньги. Денег не оказалось. То ли бизнес не выгорел, то ли идея оказалась провальной, но…

Восьмого сентября 2010 года, согласно соглашению и договору, Станислав Мукаев, по доверенности от матери, Зулейхи Мукаевой, передал в собственность Асхату Кыштобаеву «…жилой дом с земельным участком, полезной площадью 68,2 кв.м, жилой площадью 49,8 кв.м., расположенный на земельном участке мерою 500,7 кв.м., находящийся по адресу: ул. Январской, 2/2…. Продавец обладает правом распоряжения отчуждаемым имуществом… по доверенности от Мукаевой З.Г.», - как указано в договоре купли-продажи. Через какое-то время дом был перепродан другому человеку – Айдару Раисову.

- Мы как-то должны были вернуть свои деньги, - поясняет Асхат Кыштобаев, - поэтому дом просто продали. Он нам не нужен.

По порядку становись

Двадцатого ноября 2010 года новый владелец дома Айдар Раисов подал иск о выселении прежних владельцев из дома «…со всеми членами семьи», - как он указывает в иске, на основании договора купли-продажи за №2566 от 2010.09.08». Для Зелейхи Мукаевой это и стало поворотной точкой в жизни и ее новым статусом – БОМЖ из сферы образования со стажем в более чем тридцать лет трудовой деятельности.

- Раисов А. указал на договор купли-продажи за № 2566 от 08.09.2010 г., - пишет в прокуратуру З.Мукаева. - Судья Конурбаев С.О. иск удовлетворил и вынес решение о моем выселении.

Двадцать пятого января 2011 года Мукаева и все ее домочадцы должны были покинуть дом. Зулейха начала борьбу за свое жилище. Истребовав все документы по процессу продажи дома, женщина отметила, что доверенность, по которой был оформлен договор займа и соглашение о передаче дома во внесудебном порядке – подделка.

- Вот, смотрите, - показывает Мукаева образец своей подписи и подпись на доверенности за № 1302, выданной нотариусом Д.Османкуловым. – Тут же видно, что подделана подпись от моего имени.

Двадцать второго декабря 2010 года Зулейха подает заявление в Ленинское УВД о принятии мер в отношении сына, Мукаева С.Ю., и подельников: «Эти нелюди, подделав доверенность за время моего пребывания в РФ, заложили принадлежащий мне дом на правах частной собственности, Кыштобаеву А.М.». В доказательство своих слов об отсутствии на период, когда была оформлена доверенность, З.Мукаева приводит копии билетов о вылете из Кыргызстана и возвращении обратно, и, как следствие, невозможности присутствовать на оформлении доверенности у нотариуса ни восьмого, ни девятого сентября или октября 2009 года.

Седьмого февраля 2011 года следователь Ленинского УВД Исмаилов Н. возбуждает дело, и наложив на дом и имущество арест. Тут же возбуждается другое дело – в отношении частного нотариуса Ленинского нотариального округа, Даврана Османкулова и Станислава Мукаева. Серия судебных экспертиз подтверждает, что подпись на доверенности, выданной под № 1302, по которой действовал С.Мукаев, выполнена не З.Мукаевой. Иными словами, мать не выдавала доверенность на имя сына. 16 февраля 2011 года З.Мукаева инициировала новое судебное разбирательство о признании договора купли-продажи, доверенности, а, также, договора залога – недействительными. В исковом заявлении ответчиками указала А.Кыштобаева и А.Раисова. Ленинский суд принял иск, и в тот же день наложил арест на спорное домовладение. Арест предусматривал, что домом нельзя ни распоряжаться, ни жить в нем. Что, впрочем, не помешало представителям грузовой компании «Азия Сервис», при поддержке Кыштобаева и Раисова, вывезти все имущество.

- Мы ничего не предпринимали, кроме как действовали по закону, - считает Асхат Кыштобаев. – Сказали ей, что мы намерены вывезти имущество, и дали срок. Почти полгода ждали, чтобы они все вывезли.

По словам Зулейхи, вывозили все вероломно, не поставив ее в известность.

- Там у меня хранилось 3500 долларов и 12000 сомов, – рассказывает Зулейха, – золото и серебро. Раисов подогнал автомашину от компании «Азия сервис и К», с которой заключил договор. Пригласили понятыми соседей, квартального, а меня – хозяйку дома и вещей, и моего представителя не удосужились пригласить. Вывезли все мое имущество, сделав опись только некоторых крупных вещей.

Зулейха считает, что была, по сути, ограблена. Тридцатого марта 2011 года Ленинский районный суд признал нотариуса Даврана Османкулова и Станислава Мукаева виновными в нарушении нотариальной деятельности и подделке документов. Д.Османкулов оштрафован на десять тысяч сомов с запретом один год заниматься юридической практикой, а С.Мукаев объявлен в розыск. Кроме указанной доверенности, суд признал недействительными договора займа и купли-продажи. Тем не менее, каждый раз, после очередного судебного заседания, у второй стороны оказывается аргумент, позволяющий инициировать новый процесс.

- Да, я понимаю, что Зулейха сейчас выглядит пострадавшей, - говорит Асхат Кыштобаев. – По поддельной доверенности продан ее дом, имущество вывезено в неизвестном направлении, сын в бегах, а сама она вынуждена жить у знакомых. Но, посудите сами: что делать нам? Мы приняли доверенность, заверенную нотариусом, и оформили сделку как полагается. Мы что, должны «попасть» на деньги?

Когда все правы

Точку в этом деле, с чередой исков, жалоб и заявлений, тянущихся с 2010 года, призван поставить Верховный суд. 3 апреля пройдет рассмотрение жалобы в порядке надзора, которую подавал в январе 2014 года Асхат Кыштобаев. На благоприятный исход дела надеются и он, и Зулейха Мукаева.

- Я борюсь за имущество, которое у меня украли, - говорит Зулейха Мукаева.

- Я борюсь за деньги, которые я вложил, - говорит Асхат Кыштобаев.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us