Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Мою дочь убили!

- Мою дочь Олю убили, а потом инсценировали все как самоубийство! – с такими словами обратилась к нам Раиса Владимировна Руф. Потеря близкого человека – большое горе, а смерть ребенка, дочери, для матери трагедия, с которой невозможно смириться. Тем более, если есть подозрения, что смерть была насильственной, а виновник не наказан. Обезумевшие от горя близкие готовы обвинить всех и вся в произошедшей трагедии, невзирая на обстоятельства.

Женщина в черной траурной одежде начала рассказывать о том, как жила ее дочь в семье мужа, как была несчастлива и как ее убили.

- Сама я живу в Алматы, работаю в рекламной кампании. Дочери остались здесь, но мы общались по телефону. Оля жила в доме мужа в селе Котовском Иссык-Атинского района. Они занимаются разведением скота, и дочь мою заставляли работать. Она у них как в рабстве была, издевались над ней, оскорбляли, попрекали и едой и деньгами. А она терпела, потому что мужа своего любила. Я всегда была против их отношений, а тем более свадьбы. Да разве ж меня кто послушает! Жить они стали вместе, когда Оле едва 17 лет исполнилось, потом поженились, родился сын. Я и смирилась, подумала, может и будет моя дочь счастлива. Но 12 июля моей Оли не стало, семья ее мужа сообщила, что она якобы повесилась. Но я знаю, что это не так! – Раиса Владимировна не сдерживает слез.

- Незадолго до трагедии, 8 июля Оля позвонила своей сестре Кате и стала умолять забрать ее из дома свекрови. Конечно, Катя поехала и забрала ее вместе с годовалым ребенком, привезла к себе. 10 июля в дом Кати приехали муж и свекор Ольги и хотели забрать ее домой. Но она спряталась у соседей, потому что боялась возвращаться в их дом, говорила, что они ее убьют! В тот день они ее не нашли и вернулись на следующий день ближе к ночи, нашли ее в соседском доме и насильно увезли к себе домой. А 12 июля Олин свекор сообщил, что моя дочь повесилась! Не могла она сама это сделать. Я когда приехала в Котовское, во дворе уже юрта стояла, родственники мужа готовились к похоронам. Мне пришлось принять намаз, чтобы подойти к телу дочери и омыть ее.

У нее на лице был большой синяк, а на голове рана, из которой текла кровь, волосы плохо промывались от слипшейся крови, - добавила Раиса Руф еще несколько ужасающих подробностей, о которых пока говорить рано. Результаты судебно-медицинской экспертизы еще не готовы. Несчастная мать собрала заявления и объяснительные соседей, правда проживающих в селе Красная речка. Там, где скрывалась Ольга от мужниной родни. Похоронили Ольгу Руф на мусульманском кладбище – при вступлении в брак 19-летняя девушка приняла ислам и новое имя Алия.

На следующий день после похорон родственники погибшей отправились подавать заявление в милицию по факту преждевременной кончины дочери. В качестве главного аргумента к заявлению приложена объяснительная сестры погибшей Катерины Руф – 12 строк размашистым почерком жизнеописания сестры.

«Как жила Оля. Зимой и летом вместе с ребенком в холод и жару она пасла скот. Беременная таскала на руках баранов. Носила обувь гораздо больше ее размера. Ее потертый голубой халат знают все. Как-то она уронила ребенка из коляски нечаянно, и свекровь побила ее за это. Конечно же, что происходило у них в доме не знает никто, а то, что происходит на улице знают все».

Заявление, по словам Раисы Владимировны со скрипом, но приняли. Веревка, на которой висела 19-летняя девушка не была приобщена к материалам уголовного дела, а так и осталась в доме ее мужа Жаныбека.

- А предсмертная записка была?

- Да была, только она у следователя. Нам ее зачитали и забрали.

- Ну, хоть что было написано в ней?

- Там было написано «Бечик, любимый, прости меня и воспитай сына сам. Скажи ему, что у него была мама Оля. Мама и папа, я вас очень люблю и прошу простить меня». Только не могла она так написать. Я потребовала провести почерковедческую экспертизу, не верю и почерк не Олин, не похож! Не могла она этого написать, у нее Ваня был. А муж ее убил на почве ревности! – уверенно заявляет Раиса Владимировна. Напоследок женщина оставляет номера телефонов следователя, дочери Катерины и соседки, у которой скрывалась Ольга. Связаться со следователем Иссык-Атинского района города Кант Жаныбеком Толембаевым по телефону не удалось, и поэтому мы отправились на место событий, провести свое расследование.

Другая сторона

Следователя Жаныбека Толембаева мы нашли на его рабочем месте, как и полагается.

- Пока нет заключения судебно-медицинской экспертизы, какие-либо выводы делать рано. Будут результаты, тогда и станет ясно, есть основания для возбуждения уголовного дела или нет, про эксгумацию пока мы речи не ведем на том же основании. Если сторона погибшей будет неудовлетворенна результатами вскрытия, тогда проведем комиссионное исследование, - пояснил следователь.

Далее мы направились в село Котовское на встречу с мужем погибшей Ольги Руф. Недалеко от дома, где проживала Ольга, встретили соседей, которые, по словам Раисы Руф, могли многое нам рассказать. Однако реакция их была несколько неожиданной.

- А что ж вы с ней не общались, пока она жива была? – упрекнули соседи Раису Владимировну.

В это время вернулся муж Ольги Жаныбек и стал загонять скот во двор. Ухоженные чистые животные, по-хозяйски добротно обустроенный дом. Жаныбек при встрече с журналистами легко пошел на контакт. Рассказал по дням все события предшествующие гибели жены. Ольгина свекровь, вышедшая с внуком на руках тоже была общительна и приветлива, во всяком случае, камня за пазухой мы не заметили. Вместе с хозяевами дома во двор вышли три любопытствующие собаки, сытые таксы вальяжно развалились у ног хозяев, задремав под звуки голосов.

Семья мужа Ольги - обычные работяги, которые сутки напролет работают, ухаживают за скотиной, продают молоко, тем и живут. Жаныбек и его мать до сих пор не поймут, почему случилась трагедия в их доме.

- В последнее время Ольга стала часто уезжать к своей сестре Кате в село Красная речка, подолгу гостила у нее. Накануне смерти, мы поехали забирать ее оттуда, она была у парня по имени Иван и ее сестра Катя нашла ее сама, вытащила из дома и насильно усадила в нашу машину. Что произошло между сестрами, мы не знаем. Но Ольга упрекала сестру в том, что та тайно забрала и продала обручальные кольца Ольги и Жаныбека и потратила деньги на еду и сигареты. Кроме того, некоторое время назад Катя объявила, что у ее 11-летнего сына рак и ей нужны деньги на лечение. Мой отец дал ей 2 тысячи сом на обследование и пообещал в случае подтверждения диагноза найти и дать необходимую сумму, - рассказал Жаныбек.

- В своей предсмертной записке она обвиняла во всем Катю, - добавила мать Жаныбека не озвученную Раисой Руф нам раннее подробность. – В то утро все было как обычно. Мы погнали скот, занялись повседневными делами, а Оля осталась дома одна. Спросила, что приготовить на обед. Когда вернулись домой, ее нигде не было. Осмотрели двор, баню, комнаты. Потом, когда загоняли коров, то с улицы увидели ее на крыше. Сначала даже не поняли, что случилось. Казалось, она просто стоит возле балки. Стали звать, она не отзывалась, тогда сын поднялся на крышу и увидел, что она повесилась на толстом аркане. Как она могла такое сделать, до сих пор не пойму!

По словам свекрови погибшей девушки, она и раньше предпринимала суицидальные попытки, еще, когда жила со своей матерью. Раиса Руф данный факт отрицать не стала.

Затем мы отправили в дом Катерины Руф и застали совсем противоположную картину. Истощенная дворняга среди груды хлама во дворе на цепи, полуживой кот и трое детей с голодными глазами, рвущие друг у друга помидор. Самой Катерины - ветеринара по образованию дома мы не застали, но была ее подруга Вера, которая видела только как муж Ольги и свекор забирали ее домой. Весь рассказ Веры был основан на словах Катерины, более того Ольгу она называла девочкой, очевидно не помня ее имя или будучи с ней незнакома.

С Иваном мы связались по телефону и 21-летний парень, пояснил, что с погибшей Ольгой у него были отношения, она хотела развестись с Жаныбеком, и жить с ним. Когда муж приехал забирать Ольгу, то она в это время была у него дома. Иван не стал препятствовать, и видел, как сестра Ольги Катерина буквально за волосы силой поволокла ее в машину мужа. Больше Ольгу он не видел и не созванивался. Когда ему сообщили о ее смерти, то на похороны он не пошел, побоялся реакции родственников со стороны мужа.

Под занавес

Разобраться во всех перипетиях столь сложной ситуации и гибели 19-летней Ольги Руф предстоит следствию и правоохранительным органам. Покончила ли девушка жизнь самоубийством или же смерть была насильственной, покажет заключение судмедэкспертов.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us