Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Нечаянно отрезал ухо и вспорол живот!

Почти два года дочери Василия Гайдая терпеливо ждали справедливого приговора для убийц отца, хотя по нормам УПК срок рассмотрения по тяжким преступлениям 2 месяца. Но все эти нормы только на бумаге. В реальности процессы тянутся годами, изматывая терпение и нервы потерпевших. Виной тому загруженность судебной системы и выгодный «тариф» нахождения в СИЗО для подсудимых – день за два.

С начала судебных разбирательств до провозглашения приговора младшая дочь убитого таксиста Татьяна, которой тогда едва исполнилось 14 лет, окончила школу и успела поднатореть в судебных перипетиях. Неизвестно, сколько бы еще волокитилось дело, если бы дети погибшего не начали обращаться в вышестоящие инстанции. Только так удалось сдвинуть дело с мертвой точки в суде Иссык-Атинского района.

Мы уже писали об этом жестоком убийстве в статье «Последние пассажиры» 18 сентября 2015 года. Напомним, 5 сентября 2014 года труп Василия Гайдая, спрятанный рядом с трассой и прикрытый ветками, обнаружила ранним утром по дороге на учебу школьница. Молодой и крепкий мужчина скончался от обильной кровопотери. На его теле судмедэксперты насчитали 14 колото-резанных ножевых ранения. Автомашину таксиста, салон которой был залит кровью владельца, нашли недалеко от дома одного из участников жестокого нападения в ночь с 4 на 5 сентября на трассе Кант - Милянфан.

Убийцами оказались почти свои: кантские парни Умар Лалаза и Ян Хроленко. Знали, общались, пользовались услугами водителя такси, причем нередко бесплатно. А один из них, Умар Лалаза, по собственному признанию, в 2012 году работал вместе с Василием в службе такси, и убивать его не собирался. Дескать, нечаянно так получилось, о чем и сожалеет! Что и как происходило, смутно помнит по причине сильного опьянения. Якобы и при расправе не присутствовал. Тошнило, вышел из машины. А когда вернулся, таксист еще дышал. Подельник без лишних разговоров вытащил тело из салона и отволок подальше.

- Сожалею, что не оказал Василию помощь, - в последнем слове «каялся» Умар Лалаза и просил переквалифицировать статью с убийства на укрывательство и неоказание помощи погибшему. И только-то! «Покаялся» и опять уткнулся в мобильный телефон, дескать, там дела важнее. Мобильник подсудимый не прятал, играл на глазах конвоиров и судьи. Разве что звонки не совершал, словно так и надо. Хотя мобильные телефоны в местах лишения свободы запрещены, но, может быть, судья А. Акимбекова об этом положении не знала или не видела, что происходит? Возможно. И конвоиры тоже.

Вину в убийстве взял на себя Ян Хроленко. За что, по мнению его адвоката, семья погибшего должна быть благодарна. Такой он молодец, сначала сбежал в Казахстан после нападения, а когда «приперло», взял да и явился в милицию. Теперь в суде его должны простить и поменять статью на убийство по неосторожности. Якобы, 14 раз ножом ударил нечаянно: оборонялся. Дескать, Василий сам с ножом напал. Но странно, на Хроленко ни царапины и на ноже гайдаевских отпечатков нет.

- О каком убийстве по неосторожности может идти речь, если у папы было отрезано ухо и вспорот живот? Откуда множественные следы побоев, изрезанные руки и ожоги от автомобильного прикуривателя? - возмущение Анастасии Гайдай на откровенную ложь убийцы было вполне объяснимым.

Кроме того, как рассказала девушка, адвокаты подсудимых требовали провести комиссионную медицинскую экспертизу убитого: употреблял ли он наркотики. На самом деле, как считают дочери Гайдая, с целью затянуть время.

- Они пытаются сделать из папы наркомана, с которым бы справился один Хроленко. Но папа не употреблял ничего подобного. Он был крепкого телосложения, и один Ян с ним бы не справился. Тем более не смог бы вытащить тело из машины! Убивали вдвоем, а теперь якобы память отшибло. Не помнят, то, что им невыгодно! – негодовали дети убитого водителя.

4 октября в суде Иссык-Атинского района был вынесен приговор убийцам Василия Гайдая. Но, по мнению стороны потерпевших, странно, что «букет» статей у подсудимых общий, а сроки здорово разнятся. Яну Хроленко суд отмерил 20 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества, к Умару Лалазе правосудие отнеслось более снисходительно, назначив 15 лет лишения свободы с применением амнистии, «скостив» не отбытый им срок.

Впрочем, на этом точку ставить рано. Сторона потерпевшего намерена обжаловать решение районного суда.

Поделится в
Еще из этой категории: « Домой, на зону Ночная резня »
back to top

Случайные

Follow Us