Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Рецидивист из гонок выбыл

Виталий Колесников, известный как гонщик Рецидивист, отныне гонять по ночным улицам столицы не сможет. По крайней мере, в ближайшие месяцы точно.

6 октября после оглашения приговора на руках виновника ДТП со смертельным исходом защелкнулись наручники. Согласно решению суда ночной лихач «угробивший» на дороге человека был заключен под стражу. Вердикт судьи Ленинского райсуда А.Н. Джоошбекова стал неожиданностью не только для подсудимого, но и для сторонних наблюдателей. На протяжении всего процесса адвокаты Колесникова «гнули» дело на административное нарушение. А сам лихач не раскаивался, не сожалел о погибшем водителе, наоборот «праведно» негодовал на родственников Жумали Зияева, посмевших подать на него в суд. Мы уже писали об этом ДТП 22 апреля 2016 года в статье «Пацан жив и хочет денег», поэтому опустим подробности аварии, произошедшей 5 января на пересечении Южной магистрали и улицы Бакаева, в результате которой участники ДТП угодили на больничную койку…

Гонщик-инвалид!

Дело в отношении погибшего водителя Жумали Зияева было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. А вот Виталию Колесникову было предъявлено обвинение в совершении ДТП, повлекшем смерть потерпевшего. Допрошенные на суде очевидцы аварии засвидетельствовали и высокую скорость, и выключенные фары автомобиля марки «БМВ», за рулем которого находился 28-летний гонщик с ограниченными физическими возможностями. Эксперты не дали точного ответа, по поводу освещения транспортного средства, поскольку фары на автомобиле обвиняемого были разбиты. Кроме того, как пояснили техэксперты, такой вопрос перед ними не ставился.

И главный вопрос «как Колесников управлял машиной» тоже остался без ответа. Наверное, это надо видеть, чтобы понять. Но кто решится и, рискуя своей жизнью и здоровьем, прокатится на пассажирском кресле вместе с Колесниковым? Кроме его близких, утверждающих, что, дескать, он «классно водит», желающих, пожалуй, нет. А он не то, что водит, летает, несмотря на частичный паралич и инвалидность с детства. Мать Колесникова, Татьяна Ильинична, грозилась засудить всех журналистов, осмелившихся назвать Виталика инвалидом. Но это было в январе, через несколько дней после смерти в реанимации Жумали Зияева, оказавшегося в тот роковой вечер на пути горе-гонщика.

- Вы хоть знаете, что такое инвалид? Как можно называть так моего сына! Я в Бога верю! Я каждую ночь буду свечи жечь, чтобы с вами, журналистами, произошло то же самое! - негодовала мать Колесникова, грозя и судебными исками и карами небесными. В зале судебных заседаний родительница гонщика не выпускала из рук маленькую черную книжку с заговорами и проклятьями, которые читала с удвоенной силой на судью, на свидетелей, на прокурора. Посылы хворей и несчастий предназначались также следователю и семье погибшего.

Но кроме брезгливости и отвращения ее слова никакого магического действия на суд и участников процесса не оказали. Тогда на заключительном заседании Колесниковы, в качестве смягчающего обстоятельства, представили суду медицинскую справку, в которой черным по белому четко прописано: Виталий Колесников - инвалид 1 группы!

Хотя ранее сторона подсудимого пыталась подвести его якобы ухудшившееся состояние здоровья под последствия аварии. В мае адвокаты Колесникова даже потребовали приостановить рассмотрение дела…до полного выздоровления!

- Ему необходима срочная операция! Он уже ни сидеть, ни стоять не может! – кричала защитница гонщика, обвиняя в этом погибшего водителя.

Хотя за несколько дней до судебного процесса «тяжелобольной» Колесников «засветился» в ночном клубе с друзьями, а потом слег в больницу. Точнее спрятался от суда и уголовной ответственности. Выяснилось, что Колесников чуть ли не сам настаивал на операции, в которой нет необходимости. Более того, экзостозная болезнь, по которой пытался «откосить» от суда великий гонщик, наследственная и врожденная. И, следовательно, к аварии никакого отношения не имеет! Когда адвокаты потерпевших Ольга Жукова и Юлия Богданова стали настаивать на заключении Колесникова в колонию №47 поправить здоровье за счет государства, гонщику пришлось вернуться на скамью подсудимых.

«Ценные свидетели»

Конечно, признать вину и как-то компенсировать потерю родного человека семье погибшего водителя было бы намного проще и человечнее, чем волокитить дело. Но только не для амбиций «великого» гонщика.

«Пусть жена скажет спасибо, она знает за что, мрази еще и судятся», - выразил свое мнение о потерпевших Колесников, подкрепив уверенность в правоте показаниями своих свидетелей.

Одного из них, любителя ночного шопинга, вызвали из самой Твери. Водитель со стажем, обладающий уникальным зрением, еще и экс-сотрудник ДПС Аламединского района, как оказалось, видел все! Даже обогнав Зияева, он в темноте увидел, что стоп-фары у того не загорелись. Зато, спасая именно Колесникова после ДТП, внимательный мужчина не заметил полутораметровый люк, остановивший «БМВ» стритрейсера. Потом ценный свидетель звонил Колесникову из России, интересовался здоровьем и даже специально прилетел дать показания в суде. Потерпевшие Зияевы так же были, как ни странно, не замечены внимательным свидетелем. Хотя находились в более тяжелом состоянии…

Но больше удивила подруга Колесникова Нурия, которую Татьяна Ильинична почему-то зовет «Лерой». Показания девушки, с которой Виталий встречается почти 8 лет, дестабилизировали сознание участников процесса. Нурия поведала, что как-то вдруг тихим, семейным вечером возникла острая необходимость сначала помыть машину, а потом купить продукты. И непременно на другом конце столицы, в супермаркете, где по ее словам есть все! Особенно «продукты первой необходимости»: кола, шоколад, колготки! Только там. И только ночью. По поводу участия в гонках по столичным улицам девушка категорична. Дескать, принципы жизненные не те, чтобы участвовать.

- И вообще я в машинах не разбираюсь! – заявляет Нурия и тут же со знанием дела рассказывает о технических параметрах машины своего приятеля. И скорость в ту ночь, говорит Нурия, была средняя! Наверное, 130 километров в час, по показаниям Колесникова, скорость для них действительно средняя. При разрешенных законом 60 км/час на городских дорогах. Но у них свои законы!

Суд - не пересуд

Законы и нормы у Колесниковых и правда, какие-то индивидуальные. Татьяна Колесникова настояла, чтобы ее опросили в суде в качестве дополнительного свидетеля. Дескать, расскажу, как было на самом деле! И рассказала с безапелляционной уверенностью, что дорога в тот вечер «была хорошо освещенная, пустая и красивая. И ехал Виталик по главной дороге, а погибший водитель просто не уступил дорогу, потому что возвращался из гостей и был пьян!» По словам Татьяны Ильиничны, якобы в салоне погибшего водителя была разбитая бутылка водки, и от него пахло алкоголем. Защищая виновника аварии мать без стеснения очерняла Жумали Зияева.

Рассказала Татьяна Колесникова и об инциденте на АЗС, где Виталий совершил еще одно ДТП, уже будучи лишен водительских прав на управление транспортными средствами. Мол, что такого, и без прав он водит классно! Естественно, и в этом случае Виталий был не виноват.

- За рулем машины была девушка, она ударила нас сзади. Мы сильно торопились в больницу, поэтому дали ей тысячу сом и уехали, - пояснила Колесникова.

- То есть вашу машину ударили, и вы же еще и дали деньги? - искренне удивились адвокаты потерпевших.

- Ну да, а как же! – растерялась мать гонщика, даже не подозревая всей абсурдности своего заявления.

Затем мать гонщика устроила пресс-конференцию, на которой утверждала, что погибший Жумали Зияев не был пристегнут ремнем безопасности. Жаль, что никто из присутствующих журналистов не поинтересовался о ее осведомленности о таких подробностях. Как могла Татьяна Ильинична, находясь в Москве, за 4 тысячи километров от места аварии доподлинно знать о ее деталях? Никак, если рядом в машине не сидела!

Все попытки оправдать Виталия Колесникова не увенчались успехом. Суд приговорил гонщика к 4 годам лишения свободы в колонии-поселении и лишил права управления транспортными средствами в течение 3 лет. Кроме того, по решению суда, виновник аварии должен возместить моральный ущерб в размере 100 тысяч сом семье погибшего. Сумма материального ущерба будет определена в гражданском судопроизводстве.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us