Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Любовь со звериным оскалом

На днях суд Аламудунского района вынес приговор по делу о двойном убийстве в отношении сообщницы убийцы. Правда, чтобы сообщница оказалась на скамье подсудимых и понесла заслуженное наказание, матери зверски убитой Елены Обуховой пришлось пройти все круги ада нашего правосудия. Пришлось отстаивать и погибшую в тот же вечер подругу дочери Надежду Полюбину, потому что девушка была сиротой.

Напомним, 25 декабря 2010 года, 26-летние Елена Обухова и ее подруга Надежда Полюбина по просьбе Любы Игнатович перевозили вещи в дачный поселок, где и проживала Любовь Игнатович со своим сожителем – наркозависимым Дильхияром Жумабаевым. После того, как Елена Обухова сделала замечание Жумабаеву по поводу его образа жизни и безответственного отношения к беременной Любе, он схватил топор и изрубил девушек в кровавое месиво так, что хоронить их пришлось в закрытых гробах. А позже, завернув их тела в ковер и одеяло, вместе с Игнатович вывез тела убитых в поле около села Мраморное и сбросил в поливной лоток. Затем сожители спрятали автомашину Елены Обуховой в городе Токмок у своего знакомого. Но вскоре Дильхияр Жумабаев был задержан, на следствии и суде он дал признательные показания и пояснил роль Любы Игнатович в совершенном убийстве. Убийца получил максимальный срок за свое преступление – пожизненное заключение в колонии строго режима, а вот его соучастнице долгое время удавалось избежать правосудия.

Мы присутствовали на судебных заседаниях, несмотря на частые переносы дела по причине отсутствия подсудимой по вине ГСИНа: то не было бензина для этапирования заключенных, то конвой был загружен. Весьма «уважительные» причины, по которым судебные процессы длятся годами.

На очередном заседании суда у подсудимой Любови Игнатович объявилась представительница, изъявившая пламенное желание защищать ее в связи с тем, что якобы нарушаются ее права. Новоявленная защитница, заняла место рядом с клеткой и пересадила адвоката подсудимой к прокурору и адвокату со стороны потерпевших!

Судья приобщил ее ходатайство к материалам дела, несмотря на то, что по закону у подсудимой не может быть иного представителя, кроме адвоката, поскольку в статье 44 УПК КР указан исчерпывающий круг лиц, имеющих право осуществлять защиту подсудимых в суде. Доверенность и копия паспорта защитницы ни коим образом не подтверждают близкие родственные связи между ней и подсудимой Игнатович, кроме того данное ходатайство было заявлено ненадлежащим образом.

Немного позже, ознакомившись с этим ходатайством, мы поняли поведение судьи – суть заявленного ходатайства понять практически невозможно, на это нужно время. Кроме того, что составлено оно довольно безграмотно, стоит заметить, что ни доводов, ни просьбы в нем не обнаружено. Кроме того, так называемая защитница в своем ходатайстве упрекает суд в том, что не была учтена справка с мечети о заключении брака, ссылаясь на то, что, по ее мнению, религиозные обряды имеют правовое значение вопреки статьиКонституции. Напомним, что согласно Конституции КР Кыргызстан является светским государством. Оскорбительным посчитала она и применение термина БОМЖ по отношению к своей подзащитной, видимо, не зная об официальной расшифровке данной аббревиатуры, применяемой в милиции, как без определенного места жительства. Хотя вполне возможно, что защитница имела в виду что-то свое, связанное с этим термином. По ее мнению, мы тоже внесли свою лепту в негативный эмоциональный настрой общества по отношению к помощнице душегуба, опубликовав материалы уголовного дела. Но это было еще не все, чем могла удивить гражданка – защитница немного позже.

Любовь Игнатович вела себя довольно нагло, как и все подсудимые, старательно избегала смотреть в лицо матери убитой Елены Обуховой, твердила о том, что ужасно боялась своего сожителя Жумабаева, поэтому, даже находясь в родильном доме в изоляции от окружающего мира, побоялась сказать правду родителям Елены о том, что их дочь убита.

«Почему ты оставила ее наедине с этим зверем? Ведь ты же знала, какой он! Знала, что он наркоман психованный, а ты предала ее! Почему ты не кинулась на помощь, когда услышала крики? Зачем ты просила Лену приехать в тот день, зачем ты ее туда заманивала, ведь она всегда тебе помогала, жалела тебя? Почему ты не защитила ее! Объясни мне, зачем ты так сделала? Почему ты морочила голову, не говорила адреса, где вы проживали, почему ты сказала, что они уехали, в то время когда мы с ног сбились, разыскивая их! А ты знала, что они мертвые и лежат в поле, а мне врала!», - отчаянно вопрошала Наталья Матвеевна Обухова.

Но подсудимая Игнатович без тени раскаяния или сожаления об убитых подругах принялась огрызаться с матерью убитой Обуховой, цинично утверждая, что успешная и занятая Елена сама навязывала ей, сожительнице наркомана, свое общество и помощь. На вопрос судьи о том, почему она решила зарегистрировать брак с убийцей Жумабаевым, когда он уже находился в СИЗО под следствием и не мог причинить ей вреда, Люба Игнатович ответила, что это была воля его отца, а не попытка избежать дачи показаний. Глядя на эту девушку, на глазах у которой были изрублены топором ее подруги, хотелось понять, действительно, почему она хладнокровно покрывала убийцу, почему решила связать с ним свою жизнь. Но адекватному человеку сложно понять ее мотивацию.

Позже ее защитница, признавшись в отсутствии юридического образования, не смогла озвучить конкретные факты нарушений прав человека в отношении подсудимой Игнатович. Пока тетя подсудимой, нарушая правила ГСИНа, побежала относить передачу через конвой, взяв у поборницы закона для этой цели 200 сом, та без стыда и совести обрушилась с упреками на мать погибшей Обуховой:

«Почему вы, зная Любу около 12 лет, не научили ее, как надо жить, как быть порядочным человеком?»

Странно было то, что новоиспеченная защитница не адресовала этот вопрос тете подсудимой или ее родителям, а в первую очередь себе!

Заканчивая свое пространное и бессвязное выступление в прениях, защитница, проявив склонность к театральным эффектам, как героиня индийского кинофильма объявила, что приходится двоюродной сестрой подсудимой Игнатович. Трудно сказать, на какую реакцию она рассчитывала, тем более что на протяжении всего процесса она показала абсолютное незнание материалов уголовного дела, а подсудимую и вовсе называла разными именами и фамилиями, видимо, плохо помня, как ее сестру зовут на самом деле.

Сообщница убийцы не просила прощения у матери зарубленной топором подруги, в последнем слове признала свою вину только в укрывательстве. Но суд, изучив материалы этого дела, пришел к выводу, что подсудимая пытается уйти от ответственности за соучастие в преступлении. Любовь Игнатович приговорили к 20 годам лишения свободы в колонии строго режима с конфискацией имущества за соучастие в убийстве с особой жестокостью, совершенное в корыстных целях.

Возможно, Люба Игнатович только после оглашения приговора пожалела о том, что нельзя вернуть тот день назад, когда ее подруга Елена Обухова и Надежда Полюбина были живы.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us