Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Требуется горничная для уголовного дела

Удивительно, но судебный процесс в Свердловском районном суде начался вовремя, что довольно редкое явление. С задержкой на час, а то и полтора – такое в порядке вещей. А тут неожиданная арийская точность. Но еще удивительней было поведение состава суда.

Личная жизнь проституток охраняется законом

Судья Туратбек Байчаев не ожидал, что на его процессе окажется журналист, еще и по приглашению подсудимой – матери двоих малолетних детей, обвиняемой в содержании борделя. Сначала судья предложил присесть на свободное место и попросил мое служебное удостоверение для установления личности. Секретарь для чего-то снял копию с моего документа. Затем все начали отключать мобильные телефоны, как и положено. Но только на мои манипуляции с сотовым аппаратом секретарь отреагировал несколько неожиданно. Парень подбежал и с силой вырвал его, едва не вывихнув мне запястье. Напрасно я попыталась объяснить, что еще не изобрели такие телефоны, которые отключаются силой мысли. Он не удосужился ответить. Видимо, молодой практикант – стажер уже убежден, что люди, переступившие зал суда, автоматически становятся мусором и обращаться с ними можно соответственно. Понятие о презумпции невиновности для него, скорее всего пустой звук. Даже для наблюдателя СМИ. Судья, словно прикинув что-то в уме, вдруг объявил, дескать, заседание закрытое и потребовал удалиться из зала, мотивировав, что рассматривается личная жизнь…проституток!

Невольно хотелось спросить: « А она у них есть? Они же все время «на службе!» Стоят на всем известных «пятаках» не скрываясь и не скрывая своих сомнительных прелестей и жизненных предпочтений. Демонстрируют свое не первой свежести видавшее виды нижнее бельишко, завлекая клиентов. Так, о какой неприкосновенности их, якобы личной, жизни может идти речь? Более того, «великие грязные тайны» о том, с кем и как уже давно не являются тайной, и мало кому интересны. Если, конечно, речь не идет о сильных мира сего, транжирящих госказну на продажных девок. Но здесь не тот случай.

Судят женщину, которая, устраиваясь на работу уборщицей, и предположить не могла, что будет избита, унижена и оплевана в лицо. А кроме того, в недалекой перспективе замаячит срок за решеткой - за преступление, которого она не совершала.

Трудоустроилась на свою голову

В мае прошлого года Саида Гердаева искала временную работу. Женщина знала, что скоро в декрет, а потому трудоустраиваться на постоянной основе не хотела. Чтобы не соз­давать сложности ни себе, ни людям. Но сидеть дома на шее у мужа, тоже было не в характере Саиды. На сайте «Дизель» ей попалось на глаза объявление – требуется горничная. Саида позвонила и, поинтересовавшись условиями, отправилась осматривать фронт работ. Встретившая ее женщина любезно объяснила, что квартира сдается посуточно. Уборки, дескать, немного, работа не тяжелая, пылесос в ее распоряжении легкий и мощный, и средства бытовой химии, облегчающие труд уборщицы - в помощь. И оплата, каждый день по 300 сом Саиду более чем устроила. К тому же рядом с домом. Можно и за старшей дочерью присмотреть, время выкроить. В дела работодателей особо не вникала. Не до чужой морали, когда нуждаешься в деньгах. Саида молча, убиралась в комнатах, готовила обед, если просили, и не задавала лишних вопросов. Спустя пару недель сменились постояльцы. Две девушки лет 20 Наргиза и Айжамал (имена изменены в интересах дела) объявили Саиде, что теперь они будут проживать в этой квартире. Новые жилички оказались не против, когда Саида предложила им свои услуги по уборке комнат. Уборщица видела, что к девушкам часто приходят гости, догадывалась, и чем они занимаются. Но платили ей за уборку помещения, а не за слежку за постояльцами и гостями. Да и, по сути, ей было все равно: кто и как на жизнь зарабатывает. Кто полы моет, а кто интим услуги оказывает. Ханжой женщина не была, поэтому относилась к их роду деятельности лояльно. Не пальцем же им грозить и не родителям жаловаться, девицы взрослые, самостоятельные. Тем более, что по сроку беременности работать ей было уже недолго. Малыш начал шевелиться, и лишний раз наклоняться было тяжело и опасно. Саида оттягивала уход с работы. Ведь заработок, пусть и небольшой, тоже был важен для семьи. А потому Саида молча, махала тряпкой, пока на пороге не появились доблестные блюстители нравственности в погонах из Свердловского УВД.

Это наша крыша

- В тот день я как обычно пришла на работу, закинула белье в стиральную машину и начала уборку. Когда в дверь позвонили, девушки крикнули мне из комнаты, чтобы я открыла. Парень с порога сказал, что он пришел к Наргизе. Она вышла из комнаты, попросила у меня чистое белье. Как только я дала ей полотенце, парень схватил меня за руку и представился сотрудником милиции. В это время в квартиру вошли еще 6 человек, быстро провели обыск и нашли в комнате девушек презервативы, фалоиммитатор и несколько упаковок лубриканта к нему в придачу. Обнаружив эти «неопровержимые улики» один из них заломил мне руки за спину и приказал всем ехать в ГОМ, - рассказала Саида.

- Я успела спросить у Наргизы, стоявшей рядом: « в чем собственно дело и что происходит?» Она спокойно ответила – «эже, это наша крыша!»

Как рассказала Саида, в ГОМе ее завели в отдельный кабинет и обвинили в содержании притона, да еще и в вовлечении несовершеннолетних в занятие проституцией. Последнее стало для женщины настоящим открытием. То, что девушки занимались проституцией, она поняла давно, но паспорта их Саида не видела, да и вообще ни о чем не спрашивала. Как оказалось зря! Хотя.., а что она должна была предпринять? Озаботиться их безнравственностью и сообщить куда следует? Куда в таком случае?

Оказалось, родитель одной из девиц вдруг озаботился тем, чем занимается его дочь. Той самой 17-летней Айжамал. И написал заявление. Так, мол, и так, дочь встала на скользкий путь, проституцией занялась. А натолкнула ее на плохую дорожку некая Саида Гердаева, заставила, дескать, в постель со всеми подряд ложиться, да еще и деньги за это брать. Примите меры, а не то пропадет мой ребенок в пучине разврата. И менты поспешили на помощь, выручать девушку из притона, а заодно и пресечь преступную деятельность Саиды Гердаевой. Поспешили так, что не удосужились деньги пометить и произвести, так называемую, контрольную закупку. По всем правилам, по всем положениям.

Несколько раз мне довелось присутствовать на рейдах по притонам, которые проводили созданные пару лет назад отделы нравов. Борцы за нравственность запасались за­ранее помеченными денежными купюрами и понятыми, а затем под видом клиентов проникали на территорию борделя. Как только подставной сотрудник договаривался со жрицами любви о приятном времяпровождении и передавал ей эти самые купюры, ему на помощь спешили его товарищи. Чтобы и до греха не дошло, и «хлопнуть» путан с поличным. Закрепив, таким образом, обвинение в содержании секс - притона блюстители нравственности и морали смело передавали дело в суд.

А тут кроме 32 пачек «Гусарских» презервативов и игрушки из секс-шопа и предъявить-то было нечего.

- Не мое, - упорно отрицала Саида, чем вызвала искреннее и неподдельное негодование сотрудников милиции, решивших раз и навсегда покончить с борделем на своей территории. Удрученные ее упорством, стражи порядка перешли от слов к делу, пытаясь добиться от нее признательных показаний.

Кодексом по голове

- Начался такой кошмар, что и врагу не пожелаешь! Меня сначала оскорбляли, называли сутенершей. Сунули чистый лист бумаги – пиши и признавайся. Один из них по имени Пардавай схватил меня за волосы и стал тыкать лицом в бумагу, как нашкодившего щенка. Я плакала, просила позвонить мужу. В ответ на мои мольбы и просьбы меня несколько раз ударили книгой по голове. Тогда казалось, что этот кошмар никогда не закончится. Они видели, что я беременна, но все время не давали мне даже присесть,- вспоминает Саида. Пытки и издевательства над беременной женщиной, по ее словам, начались около семи часов вечера в ГОМе №10. Когда Саида попросила попить, один из сотрудников, хлебнув из бутылки воды, прополоскал свой рот от насвая, выплюнул мерзкую жижу ей в лицо, пообещав, что в следующий раз это будет его моча. Саида утверждает, что грозились и изнасиловать ее, а потом вывезти за пределы города на время следствия. Около 2 часов ночи беременную женщину привезли в Свердловский УВД и разрешили позвонить мужу.

- Наш разговор длился несколько секунд. Я уже не знал где ее искать, когда она вдруг позвонила и прокричала, что находится в отделении милиции. По голосу было понятно, что она плачет. Но когда я приехал в РУВД, меня не пустили. Пришлось обратиться в службу собственной безопасности ГУВД. К счастью, они быстро отреагировали, и один из сотрудников службы поехал вместе со мной. Тогда мы с ним прошли без проблем. Нам дали 5 минут на разговор. Саида сказала, что если мы дадим им 4 тысячи долларов, то они замнут дело и все прекратится, - рассказывает муж Саиды Андрей Третьяков. – Но откуда у нас такие деньги. А главное, за что мы должны им платить? За сфабрикованное дело?

Пока муж Саиды метался по городу, пытаясь вызволить жену, оперативники трудились, не покладая рук, запугивая и уговаривая. С рассветом для Саиды наступила передышка. Следователь отправила ее на экспертизу, а сама утомленная прилегла поспать на служебном диванчике.

Судебный медик, осмотрев Саиду, обнаружил на голове женщины гематому, которая, по его заключению, могла образоваться от воздействия тупого твердого предмета. Что, по его мнению, и вызвало закрытую?черепно-мозговую травму, и отправил на обследование, для подтверждения первичного диагноза. Только Саиде было не до обследования, ее опять потащили в РУВД. Позже, когда она окажется на свободе, комиссионная экспертиза даст заключение, что степень ее страданий в тот момент характеризуется как существенная.

- Когда мы приехали, один из оперативников заглянул в кабинет следователя. Она спала. Будить ее они не хотели и, посовещавшись между собой, оставили меня в коридоре. Около двух часов я простояла под дверью ее кабинета, пока она не проснулась и не позвала снова на допрос. Опять те же самые вопросы, уговоры, угрозы. Я стала требовать адвоката, отказываясь разговаривать. Тогда она пригласила дежурного адвоката по имени Муса, - вспоминает Саида.

Дежурный «защитник» пояснил измотанной женщине, что если она хочет сегодня вернуться домой к семье, то должна подписать подписку о невыезде, которая стоит всего-то 800 долларов. Даже телефон свой любезно дал – мужу позвонить, и уговаривать не пришлось.

- Вытащи меня отсюда. Нужно дать им 800 долларов, меня отпустят, - отчаянно прорыдала Саида в трубку. В тот момент от отчаяния, усталости и страха, женщина уже не думала о цене вопроса. Главное было вырваться из застенков практически гестапо.

Весь день, пока муж собирал нужную сумму по друзьям и знакомым, Саида вздрагивала от каждого шороха и резкого движения сновавших рядом оперативников. Только вечером, как рассказала Саида, получив заветные 800 долларов ее выпустили на свободу.

Вред здоровью на уголовку не тянет!

Я все же, дождалась окончания процесса, который, кстати, занял всего 15 минут. Выяснилось, что потерпевшие, они же свидетели на рассмотрение не являются. И найти их не представляется абсолютно никакой возможности, что вызывает искреннее возмущение Саиды и ее супруга.

- Не знают они, где их искать! Наверное, на том же «пятаке» стоят, как и прежде! – выкрикивает девушка в запале.

Смотрю на Саиду и невольно прикидываю, могла ли она силой удерживать двух девушек, заставлять их непотребно одеваться и спать с кем не попадя. Верится с трудом. Тем более, что при обыске, как ни старались, оружия не нашли. Даже электрошокера в квартире не было. Как же она одна их могла удерживать насильно, еще и принуждать к чему-то. Саида сама больше похожа на подростка по телосложению и росту, справиться с такой труда не составит. Уж вдвоем так - тем более.

- Вы реально думаете, что я их заставляла? - словно прочитав сомнения у меня во взгляде, спрашивает девушка.

- Нет, тебе явно не под силу такое. Ребенок-то хоть здоровым родился?

- Да, обошлось. Хотя после пережитого угроза выкидыша была. Потом все эти нервотрепки сильно мое здоровье подорвали. Малыш у меня искусственник, молоко почти сразу пропало от такого стресса. Я как только в себя пришла, нашла хорошего адвоката и жалобу написала на сотрудников в ГУСБ МВД. Обещали разобраться и наказать виновных.

- Ну и как, разобрались?

- Разобрались. По заключению вышло, что мне причинен легкий вред. ЧМТ под сомнения поставили. Все спрашивали, скорей убеждали, что тошнота появилась не от сотрясения мозга, а токсикоз, мол, дает похожие симптомы. В общем, в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции прокуратура отказала, не тот случай. Отписались, что наложили дисциплинарное взыскание - хватит с них. Самое парадоксальное, что заявление на незаконные действия сотрудников УВД им и спустили же на рассмотрение из прокуратуры, тому же следователю, - вздыхает Саида.

Обоюдно решили заняться проституцией

Профессиональные жрицы любви Наргиза и Айжамал, признанные судом и следствием в одночасье потерпевшими и свидетелями, которых принуждали к интиму, еще и деньги платили, по версии органов, якобы на юг уехали. Успев дать показания против Саиды Гердаевой.

«Саида заставляла нас одевать пеньюары, туфли на больших каблуках и распивать спиртные напитки с клиентами» - написали девушки в своих противоречивых показаниях. А противоречивость состоит в том, что девицы обвиняя Саиду в принуждении, признаются в своем обоюдном решении заниматься оказанием интим-услуг для страждущего населения. Причем одна из них имеет солидный стаж и опыт в сфере продажной любви. Но, похоже, такой оксюморон, ни следователя, ни судью не смущает. Как не смущает и неспособность правоохранительных органов обеспечить явку в суд свидетелей-потерпевших.

А вот супруг подсудимой, Андрей Третьяков, как он утверждает, сумел найти ту самую несовершеннолетнюю Айжамал и даже заснять на камеру мобильного телефона ее признание. Адвокат подсудимой настаивал, чтобы видео было передано представителям СМИ. Сомнительно, что оно является доказательством, а иначе его бы приобщили к делу. Как бы то ни было, но оно есть.

«Саида-эже мне нравится, она хорошая»

Судя по закадровому голосу «мамки», предложившей перенести беседу в другую комнату, чтобы клиенты могли посмотреть девочек, Айжамал находится в самом настоящем борделе и продолжает свою добровольно-принуждаемую деятельность.

«К моему папе пришли опера и сказали, что если он не напишет заявление, то все знакомые узнают о том, что я занимаюсь проституцией. Я сама не слышала, мне это передали. Когда мы с Наргизой познакомились полтора года назад, она уже работала. Я тоже решила так зарабатывать, но я не часто это делала 10-20 раз, потом уезжала из города и не работала. Мы сняли квартиру, и к нам приходили клиенты. Брали с них по 3 тысячи сом. Когда нам было лень, мы вызывали уборщицу Саиду-эже, она и кушать нам готовила. Потом пришли менты и отвезли нас всех в ГОМ. Там был один папин друг, который знал, что я малолетка. Тогда мне сказали, что если я не напишу заявление на Саиду, то пострадает Наргиза. А я не хотела, чтобы у нее были проблемы, и я написала, как мне сказали. А Саида-эже мне нравится, она хорошая. Я не хочу, чтобы ее сажали без вины», - медовым голоском рассказывает девушка, запахнувшись в длинный халат, надетый поверх черного платья. Далее путана обещает прийти в суд и все честно рассказать. Дескать, показания, что дала в милиции были нечестными. Угрожали, мол, какие-то толстые типы, похожие на оперов.

Но так и не пришла. Может девушка не та. А может не зря говорят, что проституткам веры нет. Но если путаны, заварив крепкую кашу, выполнили свою миссию и скрылись из поля зрения правосудия, то расхлебывать ее придется Саиде Гердаевой. Выхода другого у нее просто нет. Осталось только право обжаловать решение прокуратуры, отказавшей в возбуждении дела в отношении сотрудников Свердловского УВД и решения суда, когда оно будет вынесено.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us